Здоровье5 января 2021 1:19

Врач-психиатр Олег Зайцев о коронавирусе: Ситуация исправится. Вакцины изобретены и медики научились хорошо лечить

Известный в Европе ученый, доктор медицинских наук, руководитель группы психиатрических исследований в НИИ нейрохирургии имени Бурденко ответил на вопросы журналистов «Комсомольской правды» Любови Моисеевой и Александра Гамова
Доктор медицинских наук Олег Зайцев

Доктор медицинских наук Олег Зайцев

Фото: Александр ГАМОВ

- Олег Семенович, прежний наш разговор был в начале пандемии. Вы были без маски. И заметили, что в цирке, где вы побывали, только китайцы ходили в масках. Мы много пережили за это время. И у нас антитела появились, и вы переболели, причем довольно тяжело, как мы поняли...

- Да.

- Скажите, мы поменялись психологически с тех пор? Мы другие теперь?

- Безусловно. Со временем мы вообще меняемся, а тут настигли такие тяжелые испытания. Мы прошли определенный путь.

Действительно если появляется что-то негативное или непонятное, первая реакция очень часто – отрицание. Типа - этого нет, это не с нами, это кто-то придумал. Потом депрессии и уныния, а затем - принятие реальности. И сейчас мы уже все в масках.

Конечно, нельзя задерживаться на какой-то из этих стадий. Стресс надо постараться пройти побыстрее, потому что, если человек находится долго на стадии отрицания, скажем, пандемии, то у него заболеть шансов больше.

- А почему так много людей, которые, несмотря на статистику о заболевающих ковидом, продолжают считать его чем-то незначительным, не стоящим внимания?

- Я вам больше скажу. Моя соседка больна коронавирусом, у нее выраженная аносмия – она не чувствует запахи, она с температурой, у нее пневмония на КТ (компьютерная томография). А она по-прежнему не верит в этот вирус. Вот это и есть яркая иллюстрация того, что человек «застрял» на первой стадии. И это может происходить даже на фоне тяжелого течения заболевания, вплоть до летального исхода. И при этом больной может не верить в то, от чего умирает.

- От чего зависит – быстро человек преодолеет все эти психологические этапы или надолго «зависнет»?

- Это зависит от многих факторов: от интеллекта, от организации психической деятельности.

- А вы будете как-то спасать соседку свою?

- Безусловно. Хотя, пока она сопротивляется – очень трудно спасать.

- У каждого человека есть выбор. Если человек не хочет, чтобы его спасали, то его сложно спасать. Конечно, речь идет о тех случаях, когда это не обусловлено тяжелым психическим заболеванием типа шизофренического приступа.

Никто не пройдет за человека названные стадии стресса, он сам должен их пережить. Мы можем только рассказывать, убеждать, советовать – сделай повторный КТ, сдай анализы, принимай лекарства.

У Олега Зайцева (на фото справа, рядом - обозреватель «КП» Александр Гамов) так заведено: пациенты, которых он вылечил, дарят доктору - волшебнику ослов. Ими - завален весь кабинет! Фото - личный архив.

У Олега Зайцева (на фото справа, рядом - обозреватель «КП» Александр Гамов) так заведено: пациенты, которых он вылечил, дарят доктору - волшебнику ослов. Ими - завален весь кабинет! Фото - личный архив.

- Соседка хоть лечится?

- Температура у нее, слабость, пневмония. Лекарства принимает, но при этом считает, что это не ковид.

- А если говорить не об отдельной личности, а об обществе? Какова ваша оценка его психического состояния?

- Сейчас многие думают о прививке – это уже показатель перехода к стадии осмысления и принятия реальности.

Вот до того, как я сам заболел, даже я еще думал – прививаться или не прививаться, и особо торопиться не рекомендовал. Сейчас я уже переболел, в тяжелой форме, и советую сделать прививку. Потому что все возможные беды от прививки в разы меньше, чем те, которые могут быть от этой болезни.

- Часто употребляемый ковид-диссидентами аргумент против карантинных мер состоит в том, что, якобы, количество психических расстройств во время пандемии сильно увеличилось. Именно из-за режима ограничений. Так это или не так?

- Действительно, количество психической патологии во время любой эпидемии увеличивается. Но это в большей степени связано с тем, что люди в стрессе находятся из-за страха заболеть. А стресс влечет за собой психические изменения: некая тревога, депрессия, очень много ипохондрии - это особая измененная чувствительность. Все наблюдается и у тех, кто еще не болел, и у тех, кто пережил заболевание. Когда люди начинают зацикливаться на негативе, слишком опасаться за свое здоровье, появляются более широкие неврозы.

Сказать о том, что увеличилось количество, скажем, слабоумных или шизофреников – нет, а вот то, что увеличилось число связанных со стрессом психических нарушений – это неизбежно. Ну так было и во время войны, так обычно происходит и во время эпидемий.

- Этих людей – с депрессиями, неврозами - уже можно назвать психическими больными?

- Видите ли, психоз - это грубое нарушение психической деятельности типа шизофрении, дебилии и так далее.

А есть невротические, не психотические состояния. Это – адаптация к новым условиям, то есть приспособление, которое требует напряжения. Не всякий это выдерживает. Это реакция на стресс, на то, что происходит: близкий заболел, сам захворал… Реакция на стресс тоже вызывает депрессию, тревогу, какие-то навязчивости. Когда человек болеет, особенно в тяжелой форме, когда есть выраженная астения – невозможность что-то делать, возникают соответствующие переживания. Они и через полгода у него могут быть, навязчивые воспоминания о том, что он пережил, о хрупкости бытия в конце-концов. Это уже посттравматическое стрессовое расстройство.

Это все проблемы психические, но не психозы.

- То есть, этих людей больными нельзя назвать, скорее, это временные отклонения от нормы?

- Мы в психиатрии называем – нормы патологии. Человек не может не переживать какие-то вещи. Это естественные переживания. У кого-то они затягиваются, разные формы приобретают. И когда выходят на первый план, может помочь психиатр или психотерапевт.

- Каким образом?

- Можно проводить профилактику, информацию правильную давать в доходчивой форме. Пропагандировать здоровье, в том числе и психическое.

- Аутотренинг: утром встал и говори себе: «Все хорошо, все хорошо!»

- Если в лоб говорить - «все хорошо», -это не всегда проходит, понимаете? Вот человек внушает себе: «Все хорошо», а потом идет на улицу и видит, что там не все хорошо.

- Что там все плохо.

- И тогда выходит диссонанс. Аутотренинг – это специальный комплекс. Там вначале человек учится управлять своим телом и процессами: например, вызывая ощущение тепла или тяжести, скажем, в руках, в ногах, упорядочение дыхания. И самоубеждение не в том, что все хорошо, а, например: «Я со всем справлюсь!»

Не надо себе врать: все хорошо, как до пандемии, в ближайшее время не будет. А потихонечку, конечно, ситуация исправится. Мы все в это верим, тем более, что сейчас и вакцины изобретены, и медики научились хорошо лечить, не допускать тяжелое течение ковида.

Вот когда я в больницу поступал, нам вводили препараты, которые позволяли направить заболевание по более легкому течению, не допускать до реанимации, вовремя остановить разного рода осложнения, в том числе - психиатрического плана.

- Ваша установка – как избежать психозов и неврозов?

- Побыстрее всем прийти к этому принятию реальности как она есть – это уже происходит. И основываясь на этом принятии преодолевать тяжелое время. Можно сравнить его и с войной, где на передовой у нас - врачи. И, в конце концов, надо победить болезнь - это вполне реально.

- Когда мы ее победим?

- Сколько угодно можно какие-то сроки предполагать, но, как правило, с эпидемиями справлялись в течение двух-трех лет.

Но раньше была менее развита наука, менее изощренной выглядела помощь, и потому было больше летальных исходов. Например, знаменитый грипп «испанка» принес, пожалуй, больше разрушений, чем сегодняшний ковид.

В принципе, уже знаем, что делать, хотя еще и недостаточно хорошо. Но уже на каждом этапе болезни разработан алгоритм действий медиков. Сегодня уже необязательно госпитализировать всех без исключения, многие получают эффективное лечение амбулаторно.

И когда будет накоплено необходимое количество переболевших и получивших прививки, то эпидемия начнет затухать. И то, и другое во многом зависит от нас: от соблюдения правил поведения и активности в прививках.

И тогда мы сможем зажить если не прежней жизнью, но продвинемся в направлении к нормальной обстановке.

Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Ковид головного мозга»: клинический психолог назвала самый распространенный в наше время диагноз

Научный сотрудник Института им. В. П. Сербского Ольга Коротина-Гессе прокомментировала ощущения и переживания, которые наш корреспондент испытала в 2020-м году (подробности)