Общество

Пьер Карден сделал Плисецкую своей музой, а перед Караченцовым вставал на колени

Легендарного кутюрье Пьера Кардена, скончавшегося в 98 лет, многое связывало с Россией
С Майи Плисецкой за свои наряды модельер не брал ни копейки - она была лицом его бренда. Фото: Юрий КОЧЕТКОВ/ТАСС

С Майи Плисецкой за свои наряды модельер не брал ни копейки - она была лицом его бренда. Фото: Юрий КОЧЕТКОВ/ТАСС

В последние дни ушедший год унес знаменитого французского долгожителя, законодателя мужской моды Пьера Кардена. Он скончался 29 декабря в 98 лет. Французского модельера многое связывало с Россией, а до этого с СССР.

Карден жил и творил во Франции, хотя родился он в Италии, недалеко от Венеции, и звали его Пьетро Кардини. Семья Пьетро бежала во Францию от Муссолини и его режима в 20-х годах. Карден признавался, что начал плотно интересоваться Советским Союзом с 60-х годов. Во-первых, его увлекала советская культура, вдохновляла космическая программа, он встречался с Юрием Гагариным на показах. Кроме того, он видел в огромном Советском Союзе потенциальный рынок для своего модного бренда и потому всеми силами налаживал деловые и дружественные связи.

Карден часто бывал в России и очень любил русскую культуру. Фото: Владимир АСТАПКОВИЧ/ТАСС

Карден часто бывал в России и очень любил русскую культуру. Фото: Владимир АСТАПКОВИЧ/ТАСС

Открыл миру Славу Зайцева

Известно, что Карден многие годы дружил с отечественным знатоком моды Вячеславом Зайцевым. По словам его сына Игоря Зайцева, именно Карден открыл Славу Зайцева миру.

В 1964 году после показа начинающего советского модельера коллекции с расписными валенками и телогрейками о нем написали газеты.

В том же году в Россию в рамках французской делегации приехал Пьер Карден.

- Карден пригласил меня на встречу, проявил интерес. Нас сфотографировали. И в иностранной газете появилось фото с подписью «Короли моды». Позже, когда меня пытались критиковать, я показывал то фото с Карденом, и этого было достаточно, чтобы заткнуть рот, - вспоминал Зайцев.

В советские годы у французского кутюрье Зайцев приобретал дефицитные ткани, Карден устраивал показы его коллекций. Правда, долго не мог добиться, чтобы Зайцеву разрешили выезд из СССР на модные показы. Его изделия на подиумах представляли советские манекенщицы, а сам Слава десятки лет был невыездным.

Одевал Майю

С примой Майей Плисецкой Кардена познакомила в 1971 году белорусская художница Надя Леже. Во время встречи балерина попросила совета: в чем появиться на приеме в Париже. Дизайнер отшутился, но отошел и позвонил ассистенту. Через час Плисецкая уже примеряла свое первое платье от Кардена и на приеме произвела фурор. Потом он одевал балерину и в жизни, и на сцене, считая ее своей музой. Создавал для нее костюмы для балетов «Вешние воды», «Анна Каренина», «Чайка». Никогда не брал с нее денег, она была лицом его бренда.

Николай Караченцов со своей партнершей Еленой Шаниной в «Юноне и Авось». Фото: Олег ИВАНОВ/ТАСС

Николай Караченцов со своей партнершей Еленой Шаниной в «Юноне и Авось». Фото: Олег ИВАНОВ/ТАСС

Пригласил «Юнону и Авось» в Париж

В современном мире зарубежными гастролями мало кого удивишь, но Карден умудрился вывезти театр «Ленком» и в эпоху железного занавеса.

- По сути, Карден совершил смелый поступок, решившись, несмотря ни на что, везти советских артистов во Францию, - вспоминал звезда «Ленкома» Николай Караченцов. - Ему грозили, он получал звонки с сообщением, что театр взорвут, но от своей затеи не отказался.

А началось все с того, что в один из своих приездов в Москву Карден спросил: что можно интересного посмотреть, куда сходить? Ему сказали, что в театре «Ленком» идет самый модный спектакль в СССР - «Юнона и Авось».

- После спектакля устроили фуршет, - вспоминал Караченцов. - Карден случайно разбил рюмку, и все закричали, что это на счастье, - и не ошиблись. А Карден в ответ сказал, что с первого взгляда так влюбился в этот спектакль, что мечтает подарить его миру. И в конце 1983 года организовал нам за свой счет полуторамесячные гастроли. Месье Карден смотрел у себя в театре спектакль «Юнона и Авось» семнадцать раз. Иногда он приходил совсем ненадолго, его дергали за рукав, он отбивался: «Я сейчас, только пять минут посмотрю».

«Импресарио Пол Юрок, вывозя Большой театр за границу, вскоре заметил, что, несмотря на приличные гонорары, многие балерины падают на сцене в голодные обмороки. Молодым женщинам хотелось купить модную одежду, которой не было тогда в Москве, они отчаянно экономили на питании, ибо основную часть гонорара у них удерживали наши посольские работники, - писал в воспоминаниях худрук «Ленкома» Марк Захаров. - То же самое, кстати, проделывали они и с работниками «Ленкома», когда Пьер Карден впервые пригласил наш театр в Париж. Карден выступал как независимый от своего правительства меценат, не преследуя при этом никаких серьезных финансовых целей. Дорогу в оба конца, гонорар и все расходы по культурной программе нашего пребывания Карден взял на себя. Возместить такие расходы, играя в маленьком театре «Эспас Карден», было невозможно».

«Целовал Коле руку»

Жена Караченцова Людмила Поргина вспоминает: «Пьер Карден показал нам Париж, водил нас везде и всюду. Мы смотрели все театральные премьеры, ходили в любые музеи - он все это оплачивал. Я впервые видела такого человека, который так вот просто дарил нам свою любовь.

Но, пожалуй, самое яркое мое воспоминание о том, что каждый раз, когда я заходила к Коле после спектакля, чтобы узнать о его самочувствии, видела одну и