В мире

Американский журналист раскрыл русские способы борьбы с пандемией

Тувиа Тенебом считает, что миру стоит взять пример с россиян и не концентрироваться на коронавирусе каждую минуту
В помещении "Красной зоны" российской больницы.

В помещении "Красной зоны" российской больницы.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Американский журналист, драматург, основатель и художественный руководитель Еврейского театра Нью-Йорка Тувиа Тенебом поделился впечатлениями от посещения Москвы и Санкт-Петербурга в разгар пандемии.

Его статья опубликована в National Review под названием «У России есть свой (очень русский) способ борьбы с COVID-19».

Выводы автора, на первый взгляд, получились неоднозначными. Но, похоже, это не совсем так – после прочтения статьи создается ощущение, что американец завидует силе духа русских людей.

Первое, что поразило американца, это открытые театры, торговые центры и рестораны, но при закрытых музеях:

– Почему они открыты? Потому что нельзя оставлять Большой театр — всемирно известный русский театр — закрытым. Потому что невозможно отказаться от вкусных русских блюд. В конце концов, одни из самых вкусных блюд на планете подают именно в Москве, – восторгается журналист русской кухней.

Но дальше Тенебом приводит эпизод, который называет довольно «милой и впечатляющей историей из российской жизни». Так, по словам американца, знакомый москвич посоветовал ему перед походом в ресторан принарядиться во что-нибудь плотное, поскольку вечер в заведении общественного питания вполне может закончиться лежанием на грязном полу по требованию полицейских, которые в этот момент будут выписывать штрафы. Такое может случиться, если вы задержитесь в ресторане на пару минут дольше 11 часов вечера, когда заведение по закону должно закрыться.

Автора удивило и, похоже, обидело, что никто из россиян не обратил внимания на его дизайнерскую маску, и взамен отметил безразличное отношение горожан не только к его дизайнерскому шедевру, но и к маскам вообще.

– Им нет никакого дела до масок. При входе на станции московского метро дежурят полицейские, которые заставляют всех надевать маски. Но примерно половина людей снимает маски, не успев зайти в вагон. А те, кто не снимает маски, как мне кажется, просто слишком ленивы, чтобы это сделать. С другой стороны, московские таксисты носят маски. То есть делают вид. Если вы, пассажир, надеваете маску, они тоже ее наденут. В противном случае — кому какое дело? Это Россия.

А еще американца поразило, что в торговых центрах полно людей и их никто не останавливает, а попытка посетить Храм Христа Спасителя во время службы – проблема, потому что полиция не допускает слишком большого скопления людей. Тут с журналистом поспорить трудно.

Кстати, Тенебом отметил, что в России огромное количество верующих:

– Если бы каждый раз, когда я видел человека, останавливающегося напротив церкви, чтобы осенить себя крестным знамением и прошептать молитву, мне давали доллар, я уже стал бы богаче Джо Байдена и его сына, вместе взятых.

Ну и, конечно, по доброй традиции большинства иностранцев Тенебом задает вопрос, что значит «быть русским». Одна из знакомых американца объясняет ему: «Нам нравится сильное правительство, но правительству мы не доверяем. Если наше правительство говорит нам носить маски, мы не хотим носить маски. А на следующих выборах мы снова проголосуем за то же самое правительство. Вот что значит быть русскими, мы такие».

По мнению Тенебома, русские делают прививки от коронавируса не потому, что верят в эффективность вакцины, а просто в надежде на то, что она все-таки хорошая.

И все же, несмотря на непонимание и различие в восприятии одних и тех же реалий, Тенебом признается, что понемногу влюбляется в Россию и ее граждан – добрых, дружелюбных и гостеприимных, с отличным чувством юмора.

«Спустя некоторое время я понял, что быть русским — значит жить надеждой и чувствами, а не логикой и холодными фактами. Русские — люди, а не компьютеры, и в этом их сила», – искренне делает вывод автор статьи.