Общество

Александр Гамов: Для меня дико, когда говорят, что памятник Кобзону не нужен

Этими мыслями наш обозреватель поделился на Радио «Комсомольская правда»
Александр Гамов и Иосиф Кобзон, 2013 г.

Александр Гамов и Иосиф Кобзон, 2013 г.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В Москве обсуждают предложение установить в одном из скверов столицы памятник выдающемуся певцу и общественному деятелю Иосифу Кобзону.

Об этом шла речь и в программе Михаила Антонова «Как дела, страна» на Радио «Комсомольская правда», которая вышла в эфир 20 января в 12 часов 15 минут по московскому времени.

В обсуждении принял участие известный журналист, обозреватель «КП» Александр Гамов.

Вот фрагмент этой передачи.

Антонов:

- ...У меня сейчас вопрос к нашим слушателям. Пожалуйста, возьмите смартфоны в руки. Пока мы будем общаться с нашим обозревателем Александром Гамовым, я попрошу вас ответить на вопрос: «Нужен ли памятник Иосифу Кобзону?» словами «да» или «нет». И у меня статистика вся отразится на экране.

Пока вы голосуете, я повторю эту новость: в Москве может появиться памятник Иосифу Кобзону. Называют конкретное место – сквер у Оружейного переулка.

Для его установки, в отличие от памятной таблички или переименования улицы, не нужно ждать 10 лет с момента смерти человека.

Ну, и многим идея с памятником не понравилась. Стали суммы называть, которые на этот памятник потратят. Нашлись люди, которые начали возмущаться, говорить, что это наглость и безобразие…

Вот с нами на прямой связи наш политический обозреватель Александр Гамов. Александр, здравствуйте.

Гамов:

- Да, всем привет. Ну, сразу хочу тебя, Миш, поправить. Вот слово «многим» можешь сейчас «вырезать» из прямого эфира?

Антонов:

- Нет. Ну, опять же вопрос - что имеется в виду под словом «многие»? Несколько десятков или несколько сотен - это много? В масштабах Вселенной это вообще ничтожная песчинка, да.

Гамов:

- Ну, начнем с того, что для тебя Иосиф Кобзон тоже человек не чужой - когда он приходил к нам в «Комсомолку», а он 10 лет подряд на День Победы пел в прямом эфире, Иосиф Давыдович всегда с тобой тепло здоровался.

Антонов:

- Да, мы были знакомы. Особенно в последние годы общались…

Гамов:

- Если честно, лично для меня… Я Иосифа Давыдовича Кобзона лет 25 знаю. Он в «Комсомольскую правду» столько времени и приезжал… Я вот 27 лет в «Комсомолке» работаю и все это время Иосиф Давыдович был нашим гостем.

Он иногда обижался на нас, порой отказывался приходить, но потом все равно оттаивал…

Я с ним летал в Сирию, когда там шли боевые действия. И это отдельная история, как сложно и опасно было тогда туда добираться… Он и Валентина Терешкова были на борту самолета.

Иосиф Давыдович 10 раз бывал в борющемся Донбассе, мы с Володей Веленгуриным (нашим фотокором) с ним 9 раз ездили, были и под канонадой, и так далее.

То есть, у меня, честно говоря, все, что происходит вокруг вопроса - нужен или не нужен памятник Иосифу Кобзону - дрожь какую-то вызывает. Я скажу по секрету тебе и нашим радиослушателям: если бы во время первого часа большой пресс-конференции Путина не дали мне слова, я бы, наверное, спрашивал не про нищету народа, потому что наверняка об этом другие раньше спросили бы, а про памятник Кобзону.

Для меня дико все то, что происходит, когда говорят - а кто такой Кобзон, а что он сделал для Москвы?

У памятника Иосифу Кобзону в Донецке, 2015 г.

У памятника Иосифу Кобзону в Донецке, 2015 г.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Антонов:

- Саш, я тогда просто обязан процитировать. Обозревательница Лена Миро написала о том, что не нужен памятник Кобзону: «Артист не изобретал лекарство от рака, не конструировал ракету, не выносил на себе сотни детей из-под обстрелов. Он всего лишь сделал песенную карьеру по партийно-комсомольской линии, поэтому недостоин памятника».

Гамов:

- Все думают, что он один раз ходил на Дубровку, а он трижды ходил на переговоры с террористами, (захватившими театральный центр).

Если говорить о Москве. Он дружил с Лужковым ( мэром столицы), он спас (от сноса) массу зданий. Он участвовал в заседании градостроительных советов еще когда был более-менее здоров и когда Лужков был мэром.

Это был человек, который спонсировал или, скорее, был меценатом для детских домов.

Кстати, с семьей, которую он вывел с Дубровки (речь о Любови Корниловой –Л.М.), он дружил до последних дней своих, он крестным отцом был ребенка, который родился благодаря тому, что он вывел (из центра) эту женщину, которая потом родила ребенка.

Я немножко волнуюсь, потому что для меня это все (претензии к Кобзону) дико.

Если бы жив был Кобзон, он меня бы четвертовал за то, что я участвую в таком разговоре, потому что этот человек был выдающийся и он был скромный. Вот когда мы с ним ездили на его родину в Донбасс, когда он первый раз туда заезжал, он плакал.

Я просто знаю, сколько он там помогал людям. Он никогда не любил эту цифру произносить, он боялся, наверное, что я на диктофон запишу, он мне показывал на пальцах. Он ездил по северам, выступал на корпоративах, а потом отправлялся туда, (на Донбасс).

Он помогал артистам, помогал простым людям. Когда Кобзона не стало, еще, может быть, год работали письма, которые были разосланы им из Госдумы, где он был депутатом.

Я вспоминаю его рассказы о Чернобыле - он был одним из первых, кто в июне 1986 года туда поехал и выступал целый день. Он попросил людей надеть маски, потому что в километре тот (разрушенный, опасный) реактор. Они не согласились, а он сказал - оденьте маски, потому что это вредно, - а я же не могу в маске петь. Но они тоже отказались (от масок).

А его поездки в (воюющий)Афганистан - девять раз…

Миш, у меня ощущение, что это какая-то заказуха – протесты против памятника, извиняюсь за такое слово. Потому что уже не первый раз дискутируем- нужен, не нужен (памятник).

Я просто единственное хочу напомнить, что в наступившем году, 30 августа, будет три года, как ушел Иосиф Кобзон. Я помню, как его провожала площадь Маяковского, какие были аплодисменты. От того, что не будет памятника, ни Кобзону, ни его родным, ни нам, его окружению, друзьям, ничего не убудет, понимаете. Но просто мне кажется, что мы таким образом пойдем на поводу у тех людей, которые хотят навредить нашей культуре, нашим святыням.

Кобзон - Герой Труда России, Почетный гражданин Москвы…

Антонов:

- Саш, спасибо большое. Александр Гамов был с нами в прямом эфире. Ну, и продолжается голосование. Спасибо, что пишете. Итоги мы подведем через несколько минут. Нужно либо «да», либо «нет» ответить, без других дополнительных слов, чтобы это все в статистику попало…

…Ну что ж, в течение 10 минут мы от вас принимали сообщения.

Результаты: 51% (радиослушателей) за памятник Кобзону. 49% считают, что не нужен памятник Иосифу Давыдовичу. Вот такие результаты за 10 минут…