В мире

Милашка, Давитель и Дядя: в Италии поймали и судят 325 членов мафии за торговлю радиоактивными отходами и еще 400 преступлений

Это крупнейший за последние десятилетия процесс, годовой оборот "семьи" - 53 миллиарда евро
Размах происходящего действительно поражает

Размах происходящего действительно поражает

Фото: EAST NEWS

Недавним январским утром тихая и размеренная жизнь южного итальянского города Ламеция-Терме, знаменитого разве что термальными источниками да развалинами крепости IX века, была нарушена воем полицейских сирен и гулом барражирующего над домами вертолета. А немногочисленные в период удаленки прохожие обнаружили, что все центральные улицы перекрыты.

БАНДИТЫ С ЗЕМЛИ ОТЧАЯННЫХ ЛЮДЕЙ

Причиной этому стало начало крупнейшего за последние 30 лет в Италии судебного процесса над мафиози, ставшего результатом долгих и кропотливых расследований. Размах происходящего действительно поражает - на скамье подсудимых оказались сразу аж 325 представителей одного из самых могущественных и скрытных итальянских кланов - калабрийской «Ндрангеты», опутавшего своими щупальцами десятки стран. Этот спрут с труднопроизносимым названием (когда-то, часть нынешней беднейшей провинции Реджио Калабрия на самом носке итальянского «сапога» именовалась на греческий манер - Андрагатия, что означает «земля отчаянных людей») не воспет в романах и кинофильмах столь широко как сицилийская «Коза Ностра» или неаполитанская «Каморра». Однако ничем им не уступает - имеет несколько сотен ячеек, 60 000 членов и годовой оборот порядка 53 миллиардов евро.

Четырем прокурорам предстоит доказать вину подсудимых по более чем 400 пунктам обвинения, включая убийства, похищения, наркоторговлю и отмывание средств. Помочь свершиться правосудию должны показания 913 свидетелей и нескольких десятков бандитов и их пособников, решившихся пойти на сделку со следствием, несмотря на действующий в среде «пикчоттерии» (альтернативное название калабрийских мафиози) знаменитый закон «Омерты». Он предписывает членам группировки до самой смерти хранить ее секреты и сам факт принадлежности к «семье».

Разбирательство грозит стать рекордным не только по числу обвиняемых, но и по своей продолжительности, растянувшись на год, а то и больше. Ведь только оглашение имен и кличек подсудимых заняло почти 3 часа: от почти милых «Милашки» и «Блондинки» до явно недружелюбного «Давителя».

Да и отмазывать подсудимых собирается армия из 600 адвокатов. Им щедро заплатили, и крючкотворы обязательно постараются затянуть процесс.

«Спрут» в действии: какие группировки контролируют итальянские провинции по сей день.

«Спрут» в действии: какие группировки контролируют итальянские провинции по сей день.

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

«КОЛИЗЕЙ ПРАВОСУДИЯ»

Проходить все это торжество Фемиды будет в здании площадью 3300 квадратных метров, заблаговременно (работы начались в июне 2020 года) превращенного из полузаброшенного выставочного комплекса в один из самых современных залов судебных заседаний в Италии. Одновременно в нем могут присутствовать почти тысяча участников процесса. Там же располагаются несколько пунктов медицинского контроля, «гостевой» зал на 500 мест и не менее внушительный пресс-центр. А система безопасности включает в себя металлоискатели, газоанализаторы для обнаружения взрывчатки и камеры временного содержания подследственных.

Пока же, учитывая «коронавирусные реалии», заседания ведутся в режиме видео-конференций. Телекоммуникационное оборудование «бункерного зала», как его окрестили журналисты, позволяет подключать одновременно 150 видео-соединений.

Главным действующим лицом в этом «Колизее правосудия», похоже, будет не босс Луиджи Манкузо по прозвищу «Дядя», а прокурор Никола Граттери, который посвятил всю карьеру борьбе с Ндрангетой. Мафиози его прекрасно знают: росли на одних улицах, ведь он сам родом из тех мест. Впрочем, скидок землякам боевики не делают. Граттери последние 15 лет живет под охраной, после того как Ндрангета пыталась подорвать его.

ПРОКЛЯТЫ ПАПОЙ РИМСКИМ

Подобные меры не кажутся излишними. Ведь далеко не каждый мафиозный клан проклинает лично Папа Римский - понтифик Франциск предал анафеме «Ндрангету» в 2014 году. А борьбу с группировкой пришлось вести с помощью специально созданной международной программе под названием I-CAN (Интерпол - Сотрудничество против «Ндрангеты»). В ее работе участвуют 32 страны.

В отличии от боевиков «Коза Ностры» и «Каморры», ндрангетисты были не столь известны громкими убийствами до 80-х годов ХХ века. Однако сумели значительно нарастить «смертельный счет» за последние 25 лет, отправив на тот свет 291 человека. Ребята, которые начинали с банального рэкета, теперь обвиняются чуть ли не по всем статьям итальянского уголовного кодекса: тут и убийства, и незаконный оборот наркотиков, и вымогательство, и отмывание денег, и даже незаконная утилизация токсичных и радиоактивных отходов.

Приписывают «Ндрангете» и участие в организации теракта 22 июля 1970 года в Джойя Тауро, когда в результате взрыва сошел с рельс поезд «Соле Сиракуза-Турин». Печальный итог - 6 погибших и 66 пострадавших, однако доказать причастность мафиози так и не удалось.

МАФИЯ БЕССМЕРТНА?

Ответить на вопрос «можно ли победить мафию» на Апеннинах столь же сложно как разгадать загадку про то, что было вначале - курица и яйцо. Италия, по историческим меркам, молодое государство - страна объединилась в конце XIX века, а единый язык (флорентийский диалект) на ее территории установился лишь во времена правления Муссолини. До сих пор в сотне километров от Неаполя или любого другого регионального центра можно найти пожилых людей, плохо изъясняющихся на «официальном» итальянском и не имеющих карточку соцстрахования.

В этих условиях мафиозные структуры, особенно в беднейших уголках Италии, таких как Калабрия, зачастую берут на себя социальные и судебные функции государства, сращиваясь в единое целое с бизнесом и местными властями.

А в Риме в отдельных частях города до сих пор существует понятие, аналогичное нашему «смотрящий за районом». За столиком уличного кафе весь день сидит старичок в неизменном костюме и шляпе, неустанно фиксирующий, что происходит в «зоне ответственности», и докладывающий обо всем «по инстанции» местному крестному отцу.

Этим объясняется практически полное отсутствие в прессе и соцсетях фотографий шикарных особняков, машин и прочих богатств арестованных мафиози. С одной стороны власти не хотят делать рекламу криминальному образу жизни, а с другой - за публикацию такого «горяченького» можно дорого поплатиться. Ведь у находящегося за решеткой преступника остались родные и близкие, а им еще «на районе» жить.