В мире

Суд оправдал убийцу, задушившего жену из-за страха перед пандемией

Мужчина страдал депрессией, а самоизоляция только усугубила это состояние
Супруга была настроена более оптимистично и посоветовала Энтони смириться с его беспокойством по поводу коронавируса, ограничений и семейных финансов. И именно в этот момент, по словам обвиняемого, его сознание «перевернулось».

Супруга была настроена более оптимистично и посоветовала Энтони смириться с его беспокойством по поводу коронавируса, ограничений и семейных финансов. И именно в этот момент, по словам обвиняемого, его сознание «перевернулось».

Дело 70-летнего пенсионера Энтони Уильямса из Южного Уэльса, задушившего свою жену во время первой волны коронавируса в марте 2020 года, может дважды войти в историю. И как первое официально зарегистрированное в Англии бытовое убийство в период всеобщей самоизоляции, и как первый случай, когда в качестве аргумента защиты использовался страх перед пандемией.

По словам мистера Уильямса, в тот злополучный день 28 марта 2020 года, на 5 сутки национального локдауна, на него накатила паника по поводу того, что он не успел снять накопления со счета. Он очень переживал, что они с женой Рут не увидят тех денег, которые они с таким трудом откладывали, экономя на всем — от ремонта крыши дома до отопления и электричества.

Супруга была настроена более оптимистично и посоветовала Энтони смириться с его беспокойством по поводу коронавируса, ограничений и семейных финансов. И именно в этот момент, по словам обвиняемого, его сознание «перевернулось». Очнулся он только когда понял, что душит свою жену, которая к тому моменту уже не подавала признаков жизни, поясом от халата.

Осознав содеянное, он сам добежал до соседей и попросил вызвать скорую и полицию. Но было уже поздно.

Мужчина был арестован на месте и поначалу даже признал вину в непредумышленном убийстве, но, посоветовавшись с адвокатами решил валить все на коронавирус.

И ведь сработало — накануне суд присяжных полностью оправдал обвиняемого после того, как услышал, что «сорваться» его вынудила боязнь того, что карантинные ограничения не снимут никогда.

Последнее слово остается за председателем суда, который должен огласить окончательный приговор 16 февраля, но, как показывает практика, решение коллегии присяжных останется в силе.