Экономика

Цены на продукты регулировали-регулировали, да не отрегулировали

Известный экономист Владислав Иноземцев рассуждает о том, почему еда в России продолжает дорожать и что с этим можно сделать
С регулированием цен на продовольственном рынке что-то пошло не так

С регулированием цен на продовольственном рынке что-то пошло не так

Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Одной из тем, доминировавшей в повестке последних дней, стало фиаско властей в регулировании цен на продовольственном рынке. Было объявлено о подорожании картофеля и моркови на 40 и 34% за год; мясопромышленники вознамерились повысить цены на 15% из-за подорожания кормов, а правительство ответило на это новыми экспортными пошлинами и квотами на вывоз зерна, чтобы сбить цены на внутреннем рынке.

Да, на мировом рынке идет повышение цен: те же котировки пшеницы выросли за шесть месяцев на 27,5%, сахара – на 30,8%, кукурузы – на 42,6%. Но дорожает не только продовольствие: за тот же срок цены на алюминий прибавили 19,5%, на газ – 32,6%, а на нефть - 68%. Зерна Россия в прошлом году экспортировала на $9,8 млрд, а нефти и нефтепродуктов – на $167 млрд. Можно взять часть дополнительной выручки от экспорта нефти и использовать на дотирование аграриев: покупать у них зерно, мясо и картошку выше мировых цен, а перепродавать их ритейлерам или производителям со скидкой. Так делается в Европе - во Франции и Германии багет стоит в среднем от 90 евроцентов до 1,2 евро, а в США с их рыночным ценообразованием – около 3 долларов.

Еще смешнее выглядит иной аспект проблемы - идея повысить пошлины на экспорт для сдерживания цен на внутреннем рынке. Можно не знать европейский опыт, но как можно забыть свой собственный? Если цены на мировом рынке высоки, то именно возможность продавать на нем часть продукции даст производителям средства для маневра с ценами на внутреннем рынке. В 2016-2018 годах «Газпром» продавал газ за рубеж в среднем по 203 доллара за тысячу кубометров, сохраняя цены на внутреннем рынке на уровне 3,8-3,9 тыс рублей, или 61,9 доллара. Получая маржу за границей, он мог быть щедрым внутри страны. Если бы вся его прибыль от экспорта «срезалась» пошлинами, газ в России был бы намного дороже. К чему приводили дополнительные пошлины на экспорт нефтепродуктов? Только к еще более высоким скачкам цен на бензин в России. Ведь собираемые пошлины – это не более чем налог на аграриев, и они не снижают, а повышают цену на их товар.

Наконец, надо понимать, что возможность дотирования продуктов на внутреннем рынке никто у нас не отнимал (порой приходится слышать, что это запрещено правилами ВТО – но последние относятся лишь к стимулированию экспорта). Цена зерна на внутреннем рынке сегодня – около 16 тыс рублей за тонну (220 долларов) против мировой в 229 долларов за тонну. Превышение ценами на нефть заложенных в бюджете $43,3/баррель может принести в бюджет при их сохранении на нынешнем уровне до 1,6 трлн. рублей. Что мешает потратить 160-200 млрд. рублей на скупку 10 млн тонн пшеницы почти рекордного урожая 2020 года и их продажу на рынке по вдвое более низкой цене? Это обойдется в 1 млрд долларов - это дополнительные доходы от экспорта подорожавшей нефти за три дня. Товарные интервенции - метод, применяющийся со времен античности. Или, когда наша власть думает о таких материях, сразу забывает, что Москва – «Третий Рим»? И таким же образом можно регулировать цены практически по всему ассортименту сельхозтоваров.

Но, увы, об этом никто даже не задумывается. В результате по итогам года Фонд национального благосостояния в очередной раз вырастет, а само национальное благосостояние – сократится. Так может быть, наверное, только в России, которую «умом обычным не понять, аршином общим не измерить»...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему в России дорожают продукты и когда это кончится

Эксперты дали прогноз, продолжится ли рост цен на продовольствие (подробнее)