Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество26 февраля 2021 14:42

«Когда Володя готовит – в доме все замирает»: топ цитат Владимира Макея и Веры Поляковой-Макей о личном и о политике

Министр иностранных дел и его супруга, актриса и телеведущая, стали гостями авторской программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ. Они рассказали о взаимоотношениях в семье и об отношении к ситуации в Беларуси
Владимир Макей и Вера Полякова. Фото: кадр ОНТ

Владимир Макей и Вера Полякова. Фото: кадр ОНТ

Про правила в семье

Владимир Макей:

– Обычная семья, дом работа, работа дом, воспитание, дети и так далее. Что касается Веры, дома у нее много различных ролей. И домохозяйка, и повар, и собеседница, и мама, что немаловажно. Сказать, что мы являемся чем-то из ряда вон выдающимся – нет. Но есть одна большая проблема. Конечно, мы иногда спорим, но до конфликтов дело никогда не доходило и, убежден, не дойдет. Проблема в том, что она очень много говорит по телефону. Поэтому я вынужден был даже ввести режим разговоров по телефону после 22:00 был запрет.

Вера Полякова:

– Мама всегда мне в детстве говорила: жизнь пройти, доченька – не поле перейти, и замужем только терпеливые. Поэтому я считаю, что залог наших взаимоотношений, а мы уже много лет вместе, то, что мы умеем терпеть какие-то вещи. Мой муж очень педантичный, то есть тарелочка к тарелочке, ложечка к ложечке, вилочка к вилочке. Все вытерто, «Выключайте свет!». Я пару раз выключала свет, даже когда он находился в помещении. Это было уже нервное. Но я иногда говорю: «Володя, зачем ты на мне женился?» Я вообще самая дисциплинированная артистка в этой стране!

Супруги поделились откровениями о семье и о политике.

Супруги поделились откровениями о семье и о политике.

Про секрет спокойного брака

Владимир Макей:

– Мы изначально договорились, что никто не вмешивается в дела другого. Я не влезаю на вашу территорию, вы не влезаете в мои дела. И так и происходит. Честно хочу сказать, я никогда никому не звонил по поводу деятельности моей супруги. За исключением, может быть, двух-трех случаев, когда действительно была явная несправедливость по отношению к коллективу и членам этого коллектива. В свою очередь в мои дела тоже никто не вмешивается, и зачастую о моих командировках или мероприятиях узнают из средств массовой информации. В этом тоже секрет спокойствия, секрет нашего брака.

Вера Полякова:

– Я никогда не хотела играть первую скрипку, никогда не хотела управлять в семье. Я за-му-жем. Я сто процентов за мужем. Я без него не решаю практически никаких вопросов, но только что касается моей профессии – и то я с ним постоянно советуюсь.

Про насаждение демократии

Владимир Макей:

– Я думаю, что есть какая-то зацикленность на насаждении демократии в их (других стран – Ред.) понимании этого слова. Да, демократия необходима, есть определенные демократические нормы, которых все должны придерживаться, но благородные цели не должны достигаться неблагородными методами. В моем понимании, люди абсолютно не чувствуют, что происходит в той или иной стране, и это касается не только Беларуси, и не могут понять, что у каждой страны есть свой путь развития.

Про Латушко

Вера Полякова:

– Я не отписывалась от него, я все еще читаю, все что он пишет... И я считаю, что мы прошли большой творческий путь, и было много хорошего. Я психологически понимаю, почему человек так поступает: потому что Пал Палычу всегда нужно было, чтобы весь мир крутился вокруг него. Он артист, понимаете? Он артист народный, ему надо народного давать. Артист больших и малых театров, он выступает. Он такой. Ему все равно, что сзади. Сзади могут быть как кегли все разрушены, но он переступит и пойдет дальше.

(...) Вы знаете, войну Отечественную пережили люди – и театр не потеряли. Это единственное, чего я ему никогда не прощу: то, что он вытер ноги о Купаловский театр. То, что он разрушил столетнюю историю театра. Он вывел этих людей – и бросил. Вот этого я ему не прощу никогда. Да, они не овцы, они, наверное, понимали, что они делают. И я не овца. Я 26 лет жила в этой стране при этом государстве, и я не считаю, что все было так плохо. Потому что тогда кто я после этого? Дура с тремя высшими образованиями?

Про «беглых дипломатов»

Владимир Макей:

– Поверьте, знаю каждого из тех, кто работал в системе дипломатической службы. И знаю, что кто-то считает, что он обижен, недооценен, заслуживает большего. Могу рассказать о наших беседах, о тех мольбах, заверениях и клятвах, которые звучали в кабинете, но считаю ниже своего достоинства комментировать. Что для меня абсолютно недопустимо – что граждане государства, которое много сделало для тебя, убежав за границу, сейчас пытаются уничтожить это государство, саму государственность. Призывы к санкциям, экономическому удушению, коллапсу – это не что иное, как попытка уничтожить государственность.

Глава МИД Владимир Макей и актриса Вера Полякова в программе «Марков». Фото: кадр ОНТ

Глава МИД Владимир Макей и актриса Вера Полякова в программе «Марков». Фото: кадр ОНТ

Про травлю в соцсетях

Вера Полякова:

– Это страшно, что именно молодые люди пишут самые гадкие, самые жестокие сообщения. Например, я лежала с коронавирусом в больнице, и я болела в серьезной форме. Был момент, когда я даже не могла слова сказать, мне было так плохо. А они меня засыпали сообщениями: да чтоб ты сдохла, чтоб сдох твой муж, твои дети, твои родители... Все, что я могла – это на следующий день просмотреть, кто вообще мог мне такое написать. И я захожу в инстаграмы, которые открыты, где хотя бы фотографии – они возраста моего старшего сына, им по двадцать лет! Которые еще ничего в этой жизни не достигли! Как вы можете человеку, который вам в матери годится, писать такое?

Про то, кто министра поставил к плите

Вера Полякова:

– Он так расслабляется, он отключается от проблем. Когда Володя готовит – в доме все замирает. Я готовлю каждый день, а он на выходных или на праздники. Это все настолько долго готовится, что через три, четыре, пять часов, когда блюдо наконец-то готово, все в слюне напрыгивают – и все сразу съедают.