Общество5 марта 2021 1:00

Арктический киберпанк: как новые технологии спасают умирающий моногород

Журналист «КП» отправился в карельские Надвоицы, где начались чудеса: инвесторы готовы вложить 5 млрд в строительство дата-центра, потому что им нужен… холод!
Владимир ЛУЖНЁВ
Надвоицы возникли вокруг алюминиевого завода... а потом завод умер.

Надвоицы возникли вокруг алюминиевого завода... а потом завод умер.

Поезд Санкт-Петербург-Мурманск останавливается здесь всего на 2 минуты. Нужно быстро прыгнуть в сугроб, проворно подхватить вещи и двинуть в сторону вокзала. На улице под минус 30, и в 8 утра поселок напоминает заброшенную Припять, только в арктическом антураже.

— Это Север, — бросает вдогонку попутчик.

На привокзальной площади — лишь наш гид, Александра. Греется в старой машине. Мы в Надвоицах — моногороде, который по всем законам экономики должен был умереть. Однако здесь не только теплится жизнь — но и появилась надежда на возрождение. Пришли сумасшедшие… ладно, скажем: оптимистичные инвесторы, готовые вложить аж 5 млрд. Цифры невероятные — почти десятая часть годового бюджета всей Карелии! И сразу просыпается скептик: а вдруг это, как говорили в классической русской литературе, «маниловщина»: много людям рассказывали о разных чудо-прожектах, да только — ни заводов, ни денег... Вот журналист «КП» и выехал в Надвоицы, чтобы разобраться в ситуации лично.

Моногород родом из СССР

Вся экономика поселка с 50-х годов строилась вокруг алюминиевого завода. Последний в итоге превратился в часть бизнес-империи одного из российских олигархов. На пике в городке проживало свыше 10 тыс. человек, больше трети — трудилось на том самом заводе. Другой градообразующей структурой стали три окрестных колонии. Одна из них знаменита тем, что там отбывал срок Михаил Ходорковский.

В 2013-м грянул кризис в алюминиевой отрасли, цены просели с $2800 до $1700 за тонну. Предприятие сразу стало глубоко убыточным, его решили закрыть. По сути это означало одно — Надвоицы должны были разделить судьбу завода. Жители не обрадовались и вышли на митинг, который вынуждены были купировать уже не только местные власти, но и федеральный центр.

На следующий 2014 год, пытаясь спасти утопающие Надвоицы, чиновники анонсировали строительство высокотехнологичного промышленного парка. Правда, и четыре года спустя, в 2018, на месте разрекламированной новой промзоны так ничего и не появилось. Зато из бюджета успешно освоили 200 млн.

К счастью, комом вышел лишь первый блин. В том же году над Надвоицами наконец-то забрезжили перемены. Развалины алюминиевого завода начали перепрофилировать под… дата-центр. Причем деньги на это выделили российские инвесторы.

Арктическая Припять

Мой гид Александра, которая работает в том самом дата-центре, показывает местные «достопримечательности». Заброшенное здание центральной бани. Дальше, за покосившимся забором, пустыми окнами смотрит бывший интернат для детей. Сейчас там — лишь разрисованные стены, бродячие собаки да следы ночлежек.

Современные Надвоицы местами напоминают античные развалины.

Или вот типичный двор посреди трех пятиэтажек, выстроившихся буквой П: детская площадка снова вызывает ассоциации с чернобыльской зоной или парком аттракционов из фильма ужасов. Проржавевшие горки, выцветшие краски, заваленные снегом качели. А чуть дальше — очередная заброшка с веселыми синими стенами и выбитыми окнами.

Здесь легко встретить сгоревший дом, который после пожара решили не восстанавливать, но и не сносить — денег в бюджете нет; внешне от жилых зданий он отличается мало: те же трещины на фасаде и отваливающиеся балконы. Только вместо света домашних ламп — обугленные следы пожара.

Александра рассказывает: уезжающие из поселка зачастую и не рассчитывают продать недвижимость. Избавляются от нее любыми путями, лишь бы не платить коммуналку, которая в условиях Арктики за год может перекрыть стоимость квартиры. В докризисные времена недвижимость здесь шла от миллиона и выше, сейчас квартиры выставляют от 150 тыс. до 400 тыс. Но желающих купить невероятно дешёвые «квадраты» почему-то нет.

Умираем, но не сдаемся!

Местные жители при виде камеры ускоряют шаг, некоторые могут и крепким словом угостить: «Какого чёрта снимаете?» Но вскоре находятся те, кто готов рассказать о местных реалиях.

Евгения и ее дочь Алена живут в поселке давно, отец семейства вынужден работать на севере вахтовиком:

— Здесь работу найти нереально. Только благодаря его заработкам денег пока хватает. А иначе...

В беседе со мной Евгения сомневается, что у Надвоиц есть перспективы. По ее ощущениям, поселок постепенно погибает.

— Чтобы что-то изменилось, нужно местным жителям дать работу. Завод закрылся, и народ начал разбегаться от безработицы. Остались только пара магазинов. И зона.

Что ж, двигаем туда (не в колонию — в супермаркет). У входа встречаем Алексея. Он занимается ремонтом компьютеров и сейчас находится в активном поиске нормальной работы. Рассказывает о местных зарплатах:

— Одному здесь можно и тысяч на 20-30 в месяц прожить, но с детьми уже нереально. За деньгами приходится уезжать.

Алексей оказался одним из немногих местных жителей, который знает про строящийся дата-центр КЮ (Карелия-Юг).

Житель Надвоиц Алексей смотрит в будущее со сдержанным, но активизмом.

Зачем этот дата-центр вообще нужен? Россия стремительно цифровизируется, всё больше услуг можно получить в электронном виде, при каждой пирожковой открывается онлайн-магазин, рабочие места и обучение — спасибо коронавирусу — переходят на удалёнку. Трафик возрастает многократно! Эти цифровые данные нужно где-то хранить, обрабатывать. За тем и требуются дата-центры.

А ещё на их серверах можно заниматься майнингом криптовалют (на слуху — самая известная, биткойн, но есть и много других). Добыча криптовалют похожа на игру: твой сервер решает сложную математическую задачу — и как приз получает вожделенную «крипту». Чем больше у тебя серверов — тем больше виртуальных денег. Но ведь работа подобного дата-центра требует огромного количества энергии. И… в богатой гидроресурсами Карелии таковая есть — недалеко от Надвоиц находится Ондская ГЭС. Неудивительно, что инвесторы заинтересовались!

На предыдущем месте работы в другом городе мой собеседник Алексей как раз был связан с миром криптовалют — работал оператором оборудования. Сейчас планирует найти работу в Надвоицах, например, устроиться в КЮДЦ. Однако в целом скептически относится к будущему поселка:

— Лично для себя перспективы я вижу. Но чтобы что-то поменялось в целом — работы больше появилось или жить стало лучше?.. Вряд ли. Кому этот поселок нужен?

Ближе к концу рабочего дня находим первого оптимиста из местных жителей — пенсионера Евгения Петровича. Он успел поработать на всех градообразующих предприятиях Надвоиц: на алюминиевом заводе, в речном порту и двух колониях. У Евгения двое детей, жизнью в целом доволен:

— Я пенсию заработал в 43 тысячи. Дочь жалуется, что она целый месяц впахивает и получает меньше... Ребят молодых жалко — им тут ни работы, ни учебы, ни спорта никакого. Раньше хоть свое ПТУ было, можно было на токаря выучиться. Сейчас уже ничего нет.

О дата-центрах и криптовалютах Евгений Петрович не осведомлен, но о масштабной стройке наслышан:

— А перспективы какие? Хочется, конечно, чтоб были. Слышал, комбинат какой-то на месте завода строится. Может, там хоть молодым будет место.

Дедушка Женя на жизнь не жалуется, но хотел бы достойного будущего для детей и внуков.

Минус 30, которые ощущаются как минус 50, довольно скоро заставляют меня вернуться в машину к Александре, чтобы посмотреть на стройку загадочного «комбината» своими глазами. По пути быстро вникаешь в настроения местных жителей. Высокие сугробы скрывают разбитые дороги, покосившиеся знаки и заброшенные здания, которых здесь столько, что впору снимать новый «Левиафан».

На главной площади городка — традиционный памятник Ленину. Он смотрит на нас как-то особенно сурово: засунув руку в карман брюк, мол, еще покажем этим капиталистам. Спуск от площади с Ильичом к вокзалу напоминает Куршевель — снег здесь пару дней не чистили.

IT-возрождение

И — невероятный контраст с полумёртвым городком: на проходной недавно ожившего завода кипит жизнь, рабочие утренней смены сменяются новоприбывшими, чуть дальше разгружают фуру с новым оборудованием. Про умирающий посёлочек здесь как будто не в курсе. Но всё предельно строго: масочный режим, досмотр вещей, рамка металлоискателя, пропуска по паспорту.

Александра проводит нас к административному корпусу. Раньше здесь была заводская столовая. Теперь о ней напоминают лишь кафельная плитка на стенах да заколоченные окна раздачи. В помещении сделали, как нынче модно говорить, опен спейс: здесь и пульт оператора с мониторами, куда выводятся трансляции с камер над стеллажами с оборудованием, и датчики температуры и влажности; здесь и кабинет начальства с переговоркой, которая в 13 часов превращается в кухню со сдвинутыми столами.

Эта часть завода тоже скоро оживёт и станет второй очередью дата-центра.

Захожу. На планёрке обсуждают установку новой партии оборудования — того самого, что я увидел на входе. В корпусе №1, который превратили в дата-центр, — полки (правильнее сказать: серверные стойки) тянутся, насколько хватает взгляда. В длину здесь легко встанет три Боинга-777, а по метражу — примерно половина Красной площади. Тут клиенты КЮДЦ размещают серверное оборудование для облачных вычислений и любых других IT-нужд.

По словам Алексея Королёва, сооснователя дата-центра, «данная площадка» идеально подошла под их нужды:

— Во-первых, правительство Республики Карелия проявило человеческий подход. Нам предложили именно то, что нужно для бизнеса. Во-вторых, климатические условия оптимальны для охлаждения оборудования (сервера вырабатывают огромное количество тепла, их охлаждение стоило бы немалых денег… везде, кроме Русской Арктики — прим. ред.). В-третьих, наличие свободных электрических мощностей по доступным ценам. И четвертый фактор — широкополосный скоростной интернет. Его сделали уже мы сами, без этого в нашем бизнесе никуда. А местные власти на каждом этапе помогали преодолевать административные барьеры.

Инженер Алексей Королев готов создавать в моногороде новые рабочие места.

Первый корпус дата-центра компания запустила в декабре 2019 года. Сейчас на финальной стадии — уже второй корпус на 80 МВт мощности. По словам Алексея Королёва, вложено уже более 650 млн, а общая сумма инвестиций в весь проект по реконструкции завода составит 5 млрд.

Затраты, конечно, надо будет отбивать. Но перспективы есть! Если объяснить суть бизнеса максимально просто, КЮДЦ — аналог огромной овощебазы, где все желающие (клиенты) могут размещать свою картошку, морковку и прочие овощи. При этом картошка еще и сама размножается. А компания Алексея обеспечивает постоянный уход и присмотр за овощами.

Местные власти проявляют к высокотехнологичному кластеру особый интерес, периодически наведываясь с визитом. Спрашивают, нужна ли помощь. Мало какой регион может похвастаться таким искренним вниманием чиновников к нуждам бизнеса! Оно и понятно, для Надвоиц дата-центр в будущем может стать основным источником рабочих мест, особенно для молодежи.

Вместо заводов — центр компетенций

Во время одного из таких визитов чиновников — нам удалось пообщаться с министром экономического развития и промышленности Карелии Олегом Ермолаевым.

— В таких моногородах, как Надвоицы, где все было завязано на одно предприятие еще с советских времен, нет смысла пытаться спасать старые неэффективные производства. Нужно признать, что это невозможно. Но можно создавать новые объекты экономики, как этот дата-центр. Вот прекрасный пример успешного замещения производства в северном моногороде!

Республиканский министр Олег Ермолаев всегда готов поддержать инвесторов с реальными проектами.

В то же время чиновник трезво смотрит на вещи: завод, где работали тысячи (!) человек, конечно, не сравнить с новым бизнесом на сотни рабочих мест. Однако это рабочие места с высокой добавленной стоимостью. Здесь нужны специалисты с хорошим образованием, знаниями. Их, к слову, теперь готовят в соседнем Петрозаводске. Вдобавок, бизнес уже приносит городку неплохие деньги.

— Они работают не так давно, но уже в местный бюджет отчисляют сотни тысяч рублей налогов каждый месяц. Создано 50 новых рабочих мест, в самое ближайшее время их число удвоится. Компания также участвует в поддержке социальных проектов для города. Видно, что инвесторы пришли сюда всерьез и надолго, что не может не радовать, — объясняют мне.

КЮДЦ похож на кадр из фантастического фильма.

Луч света?

После общения с молодыми рабочими, бизнесменами-патриотами и чиновниками-энтузиастами — Надвоицы уже не кажутся мне такими депрессивными. Ведь главное — люди!

Но пора и домой. Ночью местный таксист мчит нас по петляющей дороге под 120 км/ч в гостиницу в соседней Сегеже. Трассу он знает наизусть, за 10 лет езды выучил. Но несущиеся навстречу сугробы от этого не становится менее страшными.

— Тут вам север, ребята. Я вас пугать не собирался, просто дорогу знаю, — объясняет таксист.

Остается надеяться, что благодаря новому IT-кластеру даже спустя годы здесь будет к кому приехать. И услышать традиционное: «Это север!»