Общество9 марта 2021 1:03

Леди джунглей

Более семи лет провела в тропических лесах ученый из Москвы Людмила Шапошникова
Людмила Шапошникова в гостях у племени тода, горы Нилгири, Индия. Увидеть этот загадочный народ она мечтала с юности. Фото: Личный архив

Людмила Шапошникова в гостях у племени тода, горы Нилгири, Индия. Увидеть этот загадочный народ она мечтала с юности. Фото: Личный архив

Сидели мы как-то в ее скромненькой квартирке на проспекте Вернадского и попивали чаек из Индии, сдобренный разными травами, ею самолично там же и собранными. А вокруг - по стенам и по углам - всяческие сокровища, привезенные из экспедиций. Спросил: «Можно лук со стрелами взять, посмотреть?» - «Конечно. Я его выменяла на фонарик у вождя племени и очень боялась, что, когда батарейки иссякнут, лук заберут… Это совершенно удивительные люди, живущие в джунглях на севере Индии… Главное в их жизни - человек. Вообще человек». Хотел я сказать, что и она сама-то удивительная: одна, вооружившись только «Зенитом», отважилась погрузиться в лесную жизнь, которой живут эти бесконечно добрые и по-детски доверчивые люди. Хотя, конечно, и дети бывают разные.

Ее учитель в университете, профессор А. М. Дьяков как-то обронил: «Между прочим, в Индии живет племя тода, и никто не знает, откуда они взялись…» И все. Этого оказалось достаточно, чтобы юная Людмила Васильевна потеряла покой - так нестерпимо захотелось ей увидеть этих таинственных тода.

«А более всего что вас удивило?» - «Они не ведают ни колеса, ни гончарного круга, занимаются скотоводством, оставаясь при этом вегетарианцами» - «А зачем же тогда скот?» - «Они на скот выменивают у соседних племен всякие нужные им вещи - горшки, ткани».

Как складывались у нее отношения с вождями… Вожди не у всех. Бывает совет племени, куда входят представители разных родов. «Но мужчины-то, наверное, все-таки главные люди - охотники, добытчики?» - спрашиваю. «У всех по-разному. У тода, например, настоящий матриархат: у женщин по нескольку мужей. Обычно не более четырех и, как правило, мужья - братья. Но в добрачных отношениях женщины тода совершенно свободны. Мужчины посдержанней».

Когда Шапошникова покинула тода, а через несколько лет вернулась, ее встретили как самого большого друга, принялись расспрашивать, как здоровье ее ближайших родственников, и потребовали, чтобы она всех назвала. Людмила Васильевна стала перечислять родных, но уже на двоюродных братьях и сестрах безнадежно запуталась. Тода были ошеломлены: своих предков они обязательно знают до седьмого, а то и до двенадцатого колена. После такого скандала тода стали считать нашу москвичку умственно неполноценным человеком, принялись всячески опекать ее, заботиться чуть ли не как о ребенке. Что, впрочем, не мешало ее любить по-прежнему искренне и преданно.

Наверное, можно предположить, что жизнь Шапошниковой среди тех первобытных людей была нелегка, но она этого не замечала - настолько вросла в лесную жизнь, что временами казалось, будто всегда теперь так будет.

Она сделала много после своих экспедиций. Книги, научные работы, выдвинувшие ее в ряд крупнейших в мире индологов. Шапошникова совершила экспедицию по следам Николая Рериха, написала несколько превосходных книг о творчестве художника.

С такой завистью поглядывал я на тот лук со стрелами, который стоял у нее дома в углу, напоминавший ей о замечательных людях, которые никогда ни с кем не воюют, а живут в вечном мире. Как и подобает людям мудрым, умеющим смотреть в будущее.

И так захотелось пройти по ее следам…