Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+2°
Boom metrics
В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 марта 2021 22:01

Как Россия пыталась зайти в Африку в XIX веке и почему должна вернуться туда в XXI-м

Корреспондент «Комсомолки» Эдвард Чесноков первым из русских журналистов побывал на месте высадки легендарного атамана Ашинова в Джибути [фото, видео]
Этот вал - всё, что осталось от крепости Сагалло, где попытались закрепиться терские казаки.

Этот вал - всё, что осталось от крепости Сагалло, где попытались закрепиться терские казаки.

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Часть первая, вторая часть тут

2021. Разговор на руинах

Главное — не фотографировать!

Мы ведем переговоры с жителями деревушки Сагалло на берегу Индийского океана. Африка — континент невероятных контрастов: в столице по новым торговым центрам фланирует темнокожая молодежь в одеждах от парижских кутюрье, но здесь, в глубинке, живут словно тысячу лет назад, в хижинах из веток и парусины. И чтят традиционные верования: например, если чужеземец тебя снимает без спросу — возможно, он хочет украсть твою душу…

На журфаках нас учат, что репортер должен быть вне политики. Но если наша историческая память оболгана, если великого русского путешественника и исследователя Африки XIX века сейчас выставляют «авантюристом и захватчиком» (и это ещё самые мягкие выражения)? Значит — надо вмешаться. Рассказать людям правду.

Однако работать в этом регионе непросто. Надо знать африканскую специфику. Даже если ты договорился с властями в столице, на местах — своя атмосфера. Здесь есть неформальные лидеры, местные цари (в буквальном смысле — аристократия из древнейших родов). Их слово порой весит много больше, чем гербовая бумага, подписанная чиновником.

Поэтому вести переговоры с жителями Сагалло нам помогает местный султан. Он в традиционной одежде, с клобуком на голове — символ статуса. Общается со старейшинами деревни на их родном языке, афарском. Возникает заминка — султан звонит кому-то по мобильнику, что-то горячо обсуждает. Оказалось — советовался с коллегами, как объяснить афарам, а где это — Россия, откуда в позапрошлом веке приплыли казаки-пилигримы.

Султан Таджуры (слева). Возможно, когда-то его предок точно так же принимал казаков Николая Ашинова!

Султан Таджуры (слева). Возможно, когда-то его предок точно так же принимал казаков Николая Ашинова!

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

И вскоре выясняется — да, Ашинова тут до сих пор помнят! И вот люди, еще полчаса назад смотревшие исподлобья, теперь с удовольствием фотографируются. Ведут нас к берегу океана — туда, где в заброшенной (уже тогда заброшенной) турецкой крепости Сагалло 6 января 1889 года высадились 150 терских (с берегов Терека) казаков. История невероятная — но в школе вам о ней не рассказывали.

Обитатели Сагалло ведут нас к месту, где когда то высадился Ашинов.

Обитатели Сагалло ведут нас к месту, где когда то высадился Ашинов.

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

1889. Цель — Абиссиния!

Мало какого героя оболгали так, как его. Дескать, и происхождения темного, даже время-место рождения неизвестны — вроде бы 1856 год, Царицын, но это неточно. Да и не казак он — тю, из семьи крепостных. И атаманом был самозванным, и вообще — тогдашние российские власти в итоге от него отвернулись.

— Даже сейчас Ашинова называют «проходимцем» и «колониалистом-захватчиком», но это чудовищная ложь, — рассказывает мне старший научный сотрудник Института Африки РАН Станислав Мезенцев. Он и был вдохновителем нашей поездки в Сагалло — много лет назад, работая в посольстве РФ в Джибути, узнал об этой истории и, что называется, заболел.

На доклады Мезенцева с предложением почтить память героя-казака — московские чиновники накладывали убийственные резолюции: «Был авантюристом, осложнил отношения России и Франции» (о чЕм ниже — авт.).

Да, Ашинов был человеком непростым, порывистым. И кипучим. Умел завести знакомства и среди кавказских абреков, и в петербургских салонах, и при дворе абиссинских негусов.

Такие же традиционные африканские жилища увидели и русские казаки 132 года назад.

Такие же традиционные африканские жилища увидели и русские казаки 132 года назад.

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Переломным в его жизни стало знакомство с публицистом Михаилом Катковым. То был гениальный медиа-менеджер, издатель самой успешной частной газеты России — «Московских ведомостей». ПричЕм — патриотического толка; за это либеральная интеллигенция вываляла его в грязи так же, как Ашинова.

Журналист придал мыслям казака новое направление. У России, Третьего Рима, есть историческая миссия: нести свет добра и правды по всему миру. Например, в Африку, где европейские колонизаторы пытаются захватить последнюю независимую державу — православную Абиссинию.

Ашинов в одиночку отправился туда (что было не проще, чем сейчас — на Северный полюс), вернулся и в 1888 году издал, вероятно, первый русско-эфиопский словарь. Об этом в разоблачительных статьях о «казаке-разбойнике» не рассказывают. Понятно: из учёного-африканиста лепить «главаря банды» сложнее.

Абиссинская азбука Ашинова.

Абиссинская азбука Ашинова.

"Абиссинские буквы и склады"

"Абиссинские буквы и склады"

2021. Торговля с Африкой может принести миллиарды

Едем из Сагалло назад в столицу Джибути. Шоссе проложили строители-югославы в восьмидесятые, до сих пор — ни трещинки!

Дорога к Сагалло идёт по местам неописуемой красоты.

Дорога к Сагалло идёт по местам неописуемой красоты.

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Разговор с афарскими старейшинами удался. Они до сих пор помнят, что Ашинов пришел в Африку с миром. Казаки привезли саженцы деревьев, умудряясь даже на местной каменистой почве заниматься земледелиям. И учили этим технологиям африканцев. Да и находились здесь русские вполне легитимно — тогдашний султан Таджуры (возможно, прапрадед того, что общался для нас с афарами) пожаловал Ашинову грамоту на строительство поселения. Которое назвали — Новая Москва.

Наша машина постоянно выезжает на встречку, обгоняя грузовики, идущие сплошным медленным потоком. В кузовах — арматура, мешки с цементом, стройматериалы, продовольствие…

— Джибути — крошечная приморская страна с населением меньше миллиона. Но это — самый удобный маршрут в соседнюю сухопутную Эфиопию, где живёт уже свыше 120 миллионов. Огромнейший рынок, на который Россия может выйти со своими товарами! — объясняет африканист Станислав Мезенцев. — Все эти грузовики едут именно туда. Две-три тысячи машин каждые сутки!

Перспективы Африки понимал и Ашинов. Недаром его экспедицию финансировали нижегородские купцы. Государство же — как знакомо! — никакой поддержки отважному путешественнику не оказало. Зато неожиданно помог… обер-прокурор Синода (управлял церковью в Российской Империи) Константин Победоносцев. Либеральная публика на него тоже клеветала, записав в «махровые реакционеры». Но Победоносцев умел смотреть в будущее, понимал, сколь важную роль играет в геополитике «мягкая сила». Например, общая с африканскими христианами вера.

Поэтому экспедиции Ашинова придали религиозное измерение. Формальным главой миссии стал православный архимандрит Паисий, ранее служивший на Афоне. Целью было достичь Абиссинии, а «Новая Москва» должна была стать перевалочным пунктом.

Афары показали нам груды песка на берегу океана — все, что осталось от некогда мощной крепости Сагалло. Зато рядом — колодец, сложенный из камней ещё в XIX веке. Целехонек! Из него, как нам рассказали, брали воду казаки-ашиновцы. Лелеяли планы — добраться до братьев во Христе в Абиссинии.

Колодец XIX века, из которого, как рассказали нам местные, брали воду русские путешественники.

Колодец XIX века, из которого, как рассказали нам местные, брали воду русские путешественники.

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Однако — не довелось.

1889. Честная игра Запада

Поселение казаков Ашинова не просуществовало и месяца. Формально Джибути тогда являлось владением Франции. Там страшно испугались, что русские с их идеями правды и справедливости вытеснят колониалистов из этой части Африки.

За Большой Игрой наблюдали и англичане — они сами мечтали создать сплошную полосу своих владений в Африке от Каира до Кейптауна, соперничали с Россией за влияние в Азии — и были только рады расправиться с геополитическими конкурентами чужими руками.

Даже на такой каменистой почве ашиновцы умудрялись заниматься земледелием.

Даже на такой каменистой почве ашиновцы умудрялись заниматься земледелием.

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

В начале февраля 1889 года к поселению Ашинова подошла французская эскадра. И расстреляла «Новую Москву» прямой наводкой. Сражаться с артиллерийскими орудиями из казачьих ружей было бессмысленно — Ашинов был вынужден сдаться. При обстреле погибло шесть членов экспедиции (они до сих пор лежат в африканской земле не отпетыми).

Возможно, царь-консерватор Александр III и поддержал бы казаков — но даже самодержец принимает решения на основе докладов МИДа. Министром иностранных дел тогда был Николай Гирс — либерал-западник, «какбычегоневшлист». С Францией Россия в тот год как раз искала союза — и казаков Ашинова просто принесли в жертву, дабы «не обострять отношений с европейскими партнерами».

Как знакомо!..

Но теперь все иначе. На западных рынках наши товары не ждут, в Азии — властвует Китай. Что делать?

Остается только Африка с населением почти 1,3 млрд человек. Где к России и СССР до сих пор относятся хорошо. Ведь русские не колонизировали, а, наоборот, помогали освобождаться из неволи.

Наверное, благодаря этой доброй памяти старейшины Сагалло и поддержали нашу идею воздвигнуть там памятный крест, а в перспективе, возможно, и российско-джибутийский культурный центр.

А на этой основе можно уже развивать и торговлю. Африка готова закупать наше продовольствие, машины, электротехнику. Ведь последние — дешевле западных и надежнее китайских.

Впрочем, всё это — дело будущего. И одними статьями в газете (пусть даже крупнейшей в России), без помощи чиновников и национально ориентированного бизнеса, — тут точно не обойтись.

ДОСЛОВНО

Посол РФ в Джибути Михаил Голованов — в интервью «КП»:

«Считаю, нужно увековечить имя Ашинова»

- Мы планируем провести памятную акцию и внести предложение о возведении стелы в населенном пункте Сагалло (регион Таджура) на месте уничтоженного французской эскадрой в 1889 году поселения терских казаков. Ведь они прибыли в Джибути для налаживания торгово-экономических и культурных связей с местными народами. По сути, это была первая попытка русского проникновения в Большую Африку. С учетом уникальности той истории, полагаем целесообразным рассмотреть вопрос о направлении экспедиции Русского географического общества для установления точного месторасположения казачьей крепости и проведения раскопок в этом районе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как сотни тысяч православных в Африке могут оказаться России ближе, чем соседи

Журналист «КП» Эдвард Чесноков выясняет: может ли работа с единоверцами стать нашей «мягкой силой» в ключевой части света (подробности)

Турция и Россия: друзья на миг или враги навек

В поисках ответа журналист «КП» Эдвард Чесноков проехал от Москвы-реки до берегов Красного моря (подробности)