Звезды6 апреля 2021 1:00

Иван Суриков стал забытым ныне поэтом, а его стихи считают народными

Исполнилось 180 лет со дня рождения автора песен «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина…» и «В той степи глухой умирал ямщик»
Стихи Ивана Сурикова в основном печальны - как и его судьба.

Стихи Ивана Сурикова в основном печальны - как и его судьба.

Фото: ru.wikipedia.org

Можно спорить: вы не знаете, кто такой Иван Суриков. Если выйти на улицу и задать ста прохожим подряд вопрос «Кто это?», ответит в лучшем случае один (и то, если повезет наткнуться на литературоведа). При этом стихи Сурикова знают все. Он автор по крайней мере трех самых что ни на есть народных, популярнейших текстов: «Вот моя деревня, вот мой дом родной, вот качусь я в санках по горе крутой…», «Что шумишь, качаясь, тонкая рябина, низко наклоняясь головою к тыну?» и душераздирающей истории про то, как «в той степи глухой умирал ямщик».

Большинство искренне убеждено, что все это - народное творчество. Разве что насчет деревни думают, что это стихи Есенина или Рубцова. Но нет, это стихи забытого ныне поэта, со дня рождения которого исполняется 180 лет.

Стихи Сурикова в основном печальны - как и его судьба. Он родился в 1841 году в семье крепостного, и был там единственным ребенком. Отец его, впрочем, жил в городе и работал приказчиком в «овощном погребе» (помещику он платил оброк). Мальчик рос в деревне, и это были самые счастливые годы его жизни; когда ему исполнилось восемь, отец забрал его в Москву. Там его научили читать и писать. И там из его жизни начала уходить радость: город после деревни казался грязным и шумным, отец все время заставлял помогать в лавке, рассчитывая и из него вырастить торговца, а Ивану это было совершенно не интересно. Он любил книжки, а со временем начал писать стихи, которых к 16 годам набралось на толстую тетрадь (что отца просто бесило - он считал это бессмысленным баловством).

Повзрослев, Иван открыл собственную лавочку, женился, стал жить отдельно… Но отец, промотавший все деньги на скачках и уехавший было обратно в деревню, вернулся в Москву, начал жить у сына, а после смерти жены привел в дом новую супругу, женщину с крутым и сложным нравом. А сын пытался со всем этим смириться, менял профессии (но зарабатывал копейки), болел, с горя начал пить… И мечтал, чтобы его признали как поэта. В 30 лет ему удалось выпустить первую книгу и добиться одобрения именитых коллег. А в 39 он умер от чахотки.

Имя его до революции перечислялось через запятую с именами Кольцова и Ломоносова в списках выдающихся поэтов-самородков. Напевные стихи словно просились, чтобы их положили на музыку - и ими не брезговали Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин и другие очень серьезные композиторы. Впрочем, музыка песни «Тонкая рябина» считается народной (имя ее автора не установлено), а музыку на «Степь да степь кругом…» сочинил не очень известный Сергей Садовский. Более того, текст подвергся сильным изменениям - исполнители за сто с лишним лет постоянно норовили его переделать по-своему. Вот так выглядело стихотворение Сурикова в оригинале.

В степи

Кони мчат-несут,

Степь всё вдаль бежит;

Вьюга снежная

На степи гудит.

Снег да снег кругом;

Сердце грусть берет;

Про моздокскую

Степь ямщик поет…

Как простор степной

Широко-велик;

Как в степи глухой

Умирал ямщик;

Как в последний свой

Передсмертный час,

Он товарищу

Отдавал приказ:

«Вижу, смерть меня

Здесь, в степи, сразит, -

Не попомни, друг,

Злых моих обид.

Злых моих обид,

Да и глупостей,

Неразумных слов,

Прежней грубости.

Схорони меня

Здесь, в степи глухой;

Вороных коней

Отведи домой.

Отведи домой,

Сдай их батюшке;

Отнеси поклон

Старой матушке.

Молодой жене

Ты, скажи, друг мой,

Чтоб меня она

Не ждала домой…

Кстати ей еще

Не забудь сказать:

Тяжело вдовой

Мне ее кидать!

Передай словцо

Ей прощальное

И отдай кольцо

Обручальное.

Пусть по мне она

Не печалится;

С тем, кто по сердцу,

Обвенчается!»

Замолчал ямщик,

Слеза катится…

А в степи глухой

Вьюга плачется.

Голосит она,

В степи стон стоит,

Та же песня в ней

Ямщика звучит:

Как простор степной

Широко-велик;

Как в степи глухой

Умирал ямщик».

1865