Звезды12 апреля 2021 16:54

"Мне надо до людей донести то, что я кровью выстрадал": Петр Мамонов - о покаянии, гордыне и старости

Актер и музыкант дал интервью Ксении Собчак
Опростившийся лидер группы «Звуки Му» и актер Петр Мамонов, живущий отдельно от грешного суетливого мира в дорогом кирпичном двухэтажном доме с камином и погребом, согласился побеседовать с Ксенией Собчак о вечном.

Опростившийся лидер группы «Звуки Му» и актер Петр Мамонов, живущий отдельно от грешного суетливого мира в дорогом кирпичном двухэтажном доме с камином и погребом, согласился побеседовать с Ксенией Собчак о вечном.

Фото: www.youtube.com

Опростившийся лидер группы «Звуки Му» и актер Петр Мамонов, живущий отдельно от грешного суетливого мира в дорогом кирпичном двухэтажном доме с камином и погребом, согласился побеседовать с Ксенией Собчак о вечном. «КП» приводит выдержки интервью.

ПРО СЧАСТЛИВУЮ СТАРОСТЬ

«Это был юмор [про слова о счастливой старости в достатке с 30 девочками]. Я говорил это после концерта, не совсем трезвый и еще не выйдя из образа. Хотя с девочками можно. Но я хочу сказать о главном: если в человеке не заглушен голос совести, то рано или поздно он встанет на верный путь».

Фото: www.youtube.com

Фото: www.youtube.com

ПРО ГОРДЫНЮ

«Почему я затыкал интервьюера, который меня перебивал? Да кто он такой? Он что ли тут главный? Я — Мамонов Петр Николаевич, со мной постоять пять минут — за счастье! Шутка, шутка. Юмор. Это Олег Палыч Табаков так говорил ученикам про себя. Почему я так вел себя? Чтобы не мешал сказать зрителю, что ему пригодится. И то, что я понял. И то, что у меня вышло. Пускай он помолчит, пока я говорю. Это к тому, что Господь выгнал из храма кнутом».

ПРО ВТОРУЮ ЩЕКУ И СМИРЕНИЕ

«Христианство — это не человекоугодничество. Хаму надо и в морду дать. Человеку, который лезет поперек моей мысли, надо сказать жестко. Иначе он не поймет. Мне не нужны ваши интервью. Это ваши проблемы. Мне надо до людей донести то, что я кровью выстрадал. И то, что выжил. И то, что у меня капельку получилось. Хочу этим поделиться. А меня перебивает журналист, из-за того, что у него жанр такой. Да подумаешь. Мне важно сказать вам, как жить завтрашний день».

Фото: www.youtube.com

Фото: www.youtube.com

ПРО АЙФОНЫ

«Кнопки твои [на смартфоне] — это управление тобой. А я скрылся. Я самый модный. У меня био. Все эти [айфоны] следят за тобой. Реально следят. Чтобы нами рулить. Потом я проще отношусь: этот стоит сто сорок тысяч, а мой стоит пять. Я не против техники и технологий, но это авторучка, которой можно писать. Не более того. Когда нас начинают увлекать этим всем...сколько там ненужных всяких штук? И в каждом новом телефон их больше. Что они хотят? Отвлечь нас от этой жизни. А я — человек эмоциональный, увлекающийся. Сяду, залезу и буду там с головой. Я не хочу. Боюсь»

ПРО ДОБРО И ЗЛО

(комментирует слова о. Димитрия Смирнова о необязательности наличия у женщины в христианской семье образования) «Он истину говорил. Это закон Бога. Образование? Можно иметь. Мерседес? Можно иметь. Три мерседеса? Тоже можно. Если это на своем месте. Дело в приоритетах: на первом месте - бог, на втором муж/жена, на третьем — дети, на четвертом месте — работа, потом мерседес. И когда образование становится на первое место, это плохо, уничтожает женскую сущность. Она — помощник. Да и вообще, это не нужно. Многие знания умножают скорбь»

Фото: www.youtube.com

Фото: www.youtube.com

ПРО ГЕЕВ

«Я старый московский центровой пацан. И скажу, что нет никаких геев. Есть педераст. Мы так их называли. Это не человеконенавистничество, при чем тут человек? Это ненависть греха. Посмотрим, что на зоне про это скажут, где настоящие ребята сидят. Гребень! (обозначение пассивного гомосексуалиста на тюремном жаргоне — Авт.). Это все было: и Калигула, и так далее. Проходили уже. Если ко мне придет внук и скажет, что ему мальчики нравятся, по морде дам. И очень сильно. Не поймет — еще раз дам. И буду бить до тех пор, пока не убью».

Фото: www.youtube.com

Фото: www.youtube.com

ПРО АЛКОГОЛИЗМ

«Это плен. Когда попадаешь в плен к злым силам. Кто кому служит, тот тому и раб. Правильно? Если мы начинаем им служить, они нам и говорят: «Давай, наливай!». Сейчас все будет хорошо. Стакан, второй, все забудешь. Это бес так все подкладывал: «Давай, Петро, ты у нас поэт, ты у нас тонкий. Выпиваешь, потому что невмоготу этот ужасный мир». И я: «Да, мой дорогой. Давай еще портвейнчика. Сейчас станет получше». Ну что это такое? Позор!»