Звезды14 апреля 2021 2:10

Валерия Ланская: «Измен в моей жизни не было, но были разборки, которые расшатали нервы»

Популярная актриса — о сыне, предательстве, перевоплощениях и посуде ручной работы
Кадр из фильма

Кадр из фильма

Звезда московских мюзиклов и сериалов «Есенин», «Кадетство» и «Временно недоступен» Валерия Ланская теперь воплощает на малых экранах образ матери семейства, столкнувшейся с изменой мужа: в детективной мелодраме с красноречивым названием «Конец невинности» (Первый канал) актриса отправилась в длинный и непростой путь на тридцать с лишним серий. Чем все кончится, даже сложно предположить. «КП» поговорила с главной звездой премьерного проекта.

- Валерия, в сериале «Конец невинности» ваша героиня Полина узнает, что муж живет на две семьи. Сложно представить себя в таких обстоятельствах?

- Не вижу смысла ставить себя на ее место. Это же судьба героини, а не моя. Несмотря на то, что она живет, скажем так, в моем теле, это абсолютно другой человек. Так что я представляла, каково быть этой женщиной — как она реагирует на представленные обстоятельства жизни. Реакция весьма неожиданная и интересная. Не могу давать спойлеры, потому что проект рассчитан на тридцать с лишним серий.

- Оказаться в таком положении, как она, — это всегда удар по самолюбию женщины?

- Думаю, в первую очередь в голову приходят другие мысли. Обида, например. Осознание несправедливости. Потому что она честно жила семьей, ребенком, работой и посвящала себя мужу. У нее были искренние, нежные любовные отношения с ним, несмотря на то, что они много лет вместе — и это, кстати, весьма правдоподобно: я видела такие пары в жизни. Поэтому после того, как она выясняет, что кроме нее в жизни мужа есть еще одна женщина, начинает душить обида. Уже потом на четвертом и пятом плане всплывает вопрос «Что со мной не так?». Но сперва — обида и непонимание. И желание узнать, кому он ее предпочел, была ли действительно измена или нет. В этом, кстати, тоже скрыта большая интрига.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

- Была сцена в этом сериале, которая далась особенно сложно?

- У нас огромный проект с бесконечным количеством смен и сцен. Выделить одну сцену трудно. Их было множество! Почти каждая была вызовом и испытанием — не было такой, чтоб приехать и расслабленно отработать. Постоянно надо было что-то доказывать. Масса сложных сцен на надрыве, множество монологов, большие объемы текста, сложные отношения героев. Когда мы начинали работать — сразу снимали квартиру Полины, где из сцены в сцену были выяснения отношений, слезы, ребенок. «Впрыгнуть» в начало съемок, чтобы доказать, придумать, сыграть — все это было крайне непросто. Физически было тяжелее во втором блоке: там началась беготня и, собственно, детектив.

- Сейчас у вас прекрасная семья. А до этого с предательством со стороны мужчин сталкиваться приходилось?

- Я бы не называла то, что было, этим громким словом. Но обиды, слезы, конфликты, выяснения отношений, конечно, были. И довольно много. Да.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

- Без измен?

- Без. Но нервную систему такие разборки все равно подрасшатали.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

- Как и шоу «Точь-в-точь», которое все артисты переносят довольно нервно. Тяжело вы в него втягивались?

- Это было сложно на протяжении всех десяти выпусков — огромное испытание и необычный эксперимент. Вызов, встряска. Я согласилась, потому что хотела отнестись к этому проекту с юмором и получить удовольствие. Это же развлекательная программа? Думала: эксперимент, хулиганство, значит надо кайфануть! Но когда оказалась внутри, поняла, что не получится — все было довольно нервно, тяжело физически, эмоционально. И даже когда получается и хвалят, ставят хорошие оценки, все равно не понимаешь, получилось ли на 100% или нет. Максимально непредсказуемое шоу. Иногда кажется, что все классно, поймала образ, а потом смотришь эфир и думаешь: «Боже, почему так-то? Надо ж было иначе! Почему так плохо?». И наоборот — когда внутри кажется, что в десятку, судьи реагируют так, что это плохо. Словом, необычный и стрессовый эксперимент.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

- А сын Артемий видел эфиры? Угадывал, где мама?

- Пару раз было. Но обычно мы включаем телевизор и сразу говорим: «Сейчас будет мама». Он смотрит и кричит: «Ой, мама! Браво, браво!». Удивляется, конечно, видеть меня в разных образах. Еще когда были съемки, я ему показывала фото и спрашивала: «Видишь, что это мама? Веришь?». Он отвечал: «Не-е-ет, не может быть». Так что для него это больше игра.

«Конец невинности», Первый, понедельник-четверг, 21.30