Звезды22 апреля 2021 20:06

Седьмая волна российского стендапа нахлынула на зрителя. Потопила ли?

Наш колумнист Валентина Львова рассуждает про то, почему большинство комиков в России похожи друг на друга, а их шутки легко делить на категории
На наш мир нахлынула волна стендапа, по-русски сперва осмысленного, а потом бессмысленного и беспощадного

На наш мир нахлынула волна стендапа, по-русски сперва осмысленного, а потом бессмысленного и беспощадного

Фото: Иван ВИСЛОВ

Есть у людей, зарабатывающих на жизнь юмором, одна удивительная черта: время от времени они делают печальное лицо и сообщают про «невидимые миру слёзы». Цитата, напомню, из Антона Чехова, и относится она не столько к трагическому миру комиков, сколько к кажущемуся внешнему благополучию. Сюжет рассказа: муж тащит собутыльников домой, а жена уже спит. И после бытовой и печальной сцены, где воинский начальник, подполковник, униженно выпрашивает у супруги ключ от погреба, потом семейство красиво и лицемерно выходит к выпившим гостям. А гости после завидуют, сравнивая свою жизнь с жизнью подполковника.

Вы понимаете разницу, да? Это не «невидимые миру слёзы» лично Чехова. Переносясь в нашу эпоху, можно, скорее, сказать, что это невидимые миру слёзы героев Инстаграмма. А также жертв стилистов, визажистов и прочих улучшателей реальности. То есть, сидит некая толстенькая Любочка перед экраном и думает, что у суперзвезды Елены Прекрасной всё безупречно, а юного короля тик-тока никогда не беспокоила проблема прыщей.

И тут на наш мир нахлынула волна стендапа, по-русски сперва осмысленного, а потом бессмысленного и беспощадного. Сейчас пошёл где-то вал седьмой. Есть стендап для всех. Есть женский стендап. Есть стендап для тех, кому за сколько-то лет. Есть аутсайд-стендап. Есть конкурс по стендапу – «Открытый микрофон». И везде, везде я вижу одни и те же приёмы.

Похлопайте в зале, если вы женаты/замужем/одинокая женщина/однажды катались на самокате.

А вас не бесят дети в очередях/кассиры/те типы, которые едят в метро, в поездах или вообще существуют?

Мужики-козлы/женщины-стервы/мне отказывают тёлочки.

Мне всего-то ничего, я страшненький и хочу заниматься сексом.

Мне уже много лет, и мне лень заниматься сексом.

Там ещё упоминаются провинциальные города, из которых хочется уехать, Москва, где все спешат и дорого жить, бабушка рядышком с дедушкой в относительно счастливом детстве и холодный странный Петербург.

Если у комика существует инвалидность, то всё проходит легче. Идут самоироничные шутки именно про инвалидность. Это я понять могу, но только до того момента, когда всё не превращается в конвейер. А в конвейер на сегодняшнем телевидении превращаются и невинные пошлые шутки про тёщу, и обсуждение террористических атак или расчленёнки и совращения несовершеннолетних.

На этом конвейере мы все и сидим, как чемоданы в аэропорту. А дальше нам скажут, что стендап – про внутреннюю боль. А потом выходит на сцену (в Стендапе ТНТ) очередной товарищ и говорит:

«Зайцы, тут есть зайцы, точно?» (Он обращается к мужчинам, которых называют «зайками»). Но все смеются, хотя шутка на уровне Петросяна. А дальше этот товарищ рассказывает про какую-то семью, где все называют друг друга «писюшами». И шутит: «Писюш, а чё вялый такой? Повис тут на диване». Я даже не знаю, какой это уровень. Но, если на пенсии этот персонаж начнёт петь песню: «Арлекино, Арлекино, надо быть смешным для всех», то пусть знает: награда в виде смеха не для него.