Общество29 апреля 2021 1:03

Проект Союзного договора 1991 года: как начинались похороны СССР

30 лет назад был подписан проект Союзного договора, который начал хоронить СССР
30 лет назад был подписан проект Союзного договора, который начал хоронить СССР. Фото: Христофоров Валерий/Фотохроника ТАСС

30 лет назад был подписан проект Союзного договора, который начал хоронить СССР. Фото: Христофоров Валерий/Фотохроника ТАСС

Кризисные явления конца 80-х годов заставили руководство СССР экстренно решать вопрос: что дальше?

УХ ТЫ, МЫ ВЫШЛИ ИЗ БУХТЫ

Ставший в марте 1991-го президентом Советского Союза, генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев предложил первым секретарям республиканских компартий подписать проект Союзного договора. В проекте этом уже растаял след трех отчаливших в родную гавань прибалтийских республик. Отчаянно гребла прочь от Москвы и Грузия, где разгулялся националисты. Молдавия разбиралась с Приднестровьем, и ей было не до Москвы Откровенно смотрела налево Украина.

Но все-таки, проект договора тогда еще выглядел вариантом единого государства. В котором, вроде бы, готовы были жить и работать 10 из 15 союзных республик СССР. К процессу активно подключились и республики автономные — уже требовавшие себе равных с союзными прав.

В архивах РГАНИ «Комсомолка» нашла документы, где отражены настроения лидеров «национальных окраин». Многие из которых явно думали не столько о едином союзном государстве, сколько о собственном будущем. Есть там и пометки Горбачева. Ему оставалось руководить распадавшейся страной всего 9 месяцев.

Горбачев вносил правки в проект Союзного договора, не ведая, что скоро он станет просто кипой бумаг.

УРОНИЛИ МИШКУ НА ПОЛ

Михаил Горбачев, который весной 1991-го еще значился главою второй ядерной супердержавы мира, что занимала одну шестую часть земной суши, вносил отчаянные правки в новый договор. По нему он все еще считался первым среди равных в гигантской стране, которая трещала по швам.

Надо подчеркнуть — проектов Союзного договора на столе Горбачева к концу ноября 1990-го лежало два.

Один — «официальный». Второй — «альтернативный» (именно так он значится в архивных документах).

Чьи представители предложили «альтернативу»? Первоначально - восемь союзных республик и восемь автономий. В каких-то пунктах со своими замечаниями подключались и другие, почуявшие ветер свободы.

Показательно, что уже тогда автономии заявляли себя равными по статусу со старшими «сестрами». Они так и значились в проекте договора: Абхазская ССР, Бурятская ССР и даже Республика Каракалпакстан (это, если что, в Узбекистане — ред.). Напомним про аббревиатуру ССР — это Союзные Социалистические республики. Никакие Абхазия, Бурятия и Каракалпакия таковыми ни в 1990-м, ни в начале 1991-го юридически не являлись (хотя так себя позиционировали).

Едва ли не каждый пункт сопровождался тревожными пометками генсека Горбачева.

На первой странице протокола Михаил Сергеевич подчеркивает заглавную строку «Договор о Союзе суверенных государств» - в скобках он ставит слово «республик». Это - принципиальная вещь. Горбачев продолжает держаться за то, что он руководит союзом не отдельных, реально равноправных и вполне самостоятельных государств, а так или иначе зависимых от Москвы республик — в финансовом, военном, административном смыслах.

Увы, сами они уже так не считают.

По пункту «суверенные государства — участники договора» Михаил Сергеевич обозначает «провести большую работу».

К строке «Участники договора признают право народов на самоопределение» Горбачев вписывает следующую пометку:

- Есть вопросы, требующие серьезного обсуждения, принципиальной и сильной проработки.

Пункт «Республики являются полномочными членами международного сообщества, они вправе устанавливать дипломатические отношения с иностранными государствами» у Михаила Сергеевича явно вызывает взрыв мозга. И он пишет: «Уточнить полномочия!». Представить, что воспрявшая ото сна Каракалпакия активно налаживает дипотношения с Лондоном и Парижем, советский генсек тогда не мог ни наяву, ни в страшном сне.

Характерна правка Горбачева в статье №22 — «Вступление Союзного Договора в силу». Он вычеркивает следующую формулировку:

- Для республик, его подписавших, с той же даты считается утратившим силу Договор об образовании СССР 1922 года.

Горбачева понять можно. 250-миллионная на тот момент страна юридически жила по договору от 29 декабря 1922 года. Союзный документ тогда был подписан Россией, Украиной, Белоруссией и ЗСФСР (объединявшей в тот момент Грузию с примкнувшей к ней Абхазией, Армению и Азербайджан). И не было в то время еще пяти азиатских и трех прибалтийских республик, а также Молдавии. Как не было и многочисленных автономий — ни внутри России, ни в других союзных республиках. А Михаилу Сергеевичу, похоже, становилось страшновато за этим тугим рулем… И он пытался жать на тормоза, которые отказывали на глазах.

Горбачев еще много чего там вписывал. И сейчас смотреть на это и грустно, и странно…

Уже весной 1991-го в республиках СССР митинговали за выход из Союза. Фото: Игорь КОСТИН/РИА НОВОСТИ

АУ, ДРУЖБА НАРОДОВ?!

Какие предложения вносили в проект Договора о том, что появится на месте СССР, представители союзных и автономных республик в конце 1990-го и в первой половине 1991-го годов?

Своеобразный общесоветский «патриотизм», но уже с налетом «национальных интересов», проявили, в частности, два народных депутата Белорусской ССР В. Заболоцкий и П. Садовский:

- Объявление войны и заключение мира должно быть отнесено к совместной компетенции Союза и республик.

То есть, при ракетном ударе по стране, Москва должна была не нажимать красную кнопку, а прежде запросить согласия на ответный пуск у Минска (Киева, Баку, Ташкента)?

Белорусские депутаты также имели свой взгляд на ситуацию со Всесоюзным Военно-промышленным комплексом:

- Оборонные предприятия, объемы гражданской продукции которых превышают 60%, передаются в ведение республик. Заказы Минобороны на этих предприятиях выполняются на контрактной основе.

То есть, уже тогда общесоюзное оборонное ведомство готовы были лишить возможность влиять на военный заказ вне Российской Федерации — ведь кооперация с заводами ВПК, особенно на Украине и в Белоруссии, была очень тесной, и по двигателям, и по ракетной технике, и по авионике, и по ряду других направлений.

И еще важнейшую вещь зафиксировали товарищи из Минска:

- Использование недр и других природных ресурсов для реализации полномочий Союза осуществляется на договорной платной из бюджета Союза основе в рамках законодательства республики. Принуждение республик по размещению объектов Союзного подчинения не допускается.

Так Москву начинали отсекать от прежних возможностей пользоваться общесоюзными ресурсами «как привыкли», то есть - в рамках Союзного Госплана.

Взаимные территориальные претензии республик, которые уже тогда выливались в кровавые столкновения между соседями, отразились и в проекте союзного договора.

Так Таджикская ССР и Чечено-Ингушская республика предложили исключить из проекта вот эту часть статьи №3 «Территория»:

- Республики, входящие в Союз, признают существующие между ними на момент подписания Договора Границы.

Полтора года спустя уже на территории независимой Российской Федерации разразился осетино-ингушский конфликт вокруг Пригородного района, а кровавые события в Таджикистане, связанные не только с межнациональными отношениями, но и с территориальными претензиями, увы, растянулись на годы...

А вот представитель Удмуртии В. Волков, наверняка питая благие намерения, заложил «гуманитарную» мину замедленного действия, которая сдетонировала где-то - через год, а где-то - через 20 лет:

- Государственным языком СССР признается русский язык, фактически ставший в ССР средством межнационального общения, но республики сохраняют за собой право признания государственными языками наряду с русским других языков народов СССР.

Сегодня на русском общаются между собой главы стран СНГ, а также руководители прибалтийских государств (при нечастых разговорах с Москвой), но языковая проблема стала камнем преткновения не только в наполовину русскоязычной Украине, но и, отчасти, на Кавказе, и в ряде азиатских республик...

КСТАТИ

В том проекте Союзного договора значилась должность вице-президента СССР, который должен был избираться вместе с президентом Советского Союза и обязан был замещать его в форс-мажорных ситуациях. Первоначально на эту должность Михаил Горбачев планировал главу МИДа Эдуарда Шеварднадзе, но по стечению обстоятельств вице-президентом страны стал Геннадий Янаев — и 19 августа 1991-го в составе ГКЧП он объявил, что берет на себя управление страной, заявив о болезни Горбачева...