Общество5 мая 2021 1:02

Не множьте зло на зло. Иначе 37-й год вернется

Это тот случай, когда «мертвые должны хоронить своих мертвецов» (цитата из Евангелия от Матфея)... Спецкор Дмитрий Стешин - об истории Дениса Карагодина, который годами собирает данные о тех, кто казнил его прадеда в 1938 году
Сотрудник НКВД Алексей Митюшов, арестованный Степан Карагодин и его правнук Денис, которого опросили в полиции. Фото: karagodin.org

Сотрудник НКВД Алексей Митюшов, арестованный Степан Карагодин и его правнук Денис, которого опросили в полиции. Фото: karagodin.org

Суть дела. В декабре 1937-го сотрудники Томского Горотдела НКВД арестовали 56-летнего крестьянина Степана Карагодина и уже в январе 1938-го расстреляли, как организатора шпионско-диверсионной группы и резидента японской разведки. Только в конце 50-х годов семья получила справку о его реабилитации.

А уже в нынешнее время потомок расстрелянного крестьянина, Денис Карагодин, занялся расследованием этого дела. Попутно, в 2014-м, он отказался от российского гражданства, но из страны не уехал. Цель у правнука была одна – установить всех, кто был причастен к смерти прадеда.

Помогли в этом наследники «палачей». Архив Управления ФСБ сам прислал Карагодину по его запросу копии документов с именами людей, имевших отношение к делу его родственника.

Это само по себе уже было бы прекрасным поводом задуматься – может, что-то давно уже поменялось в нашем мире? Пора остановиться.

Не-а. Дениса Карагодина это ничуть не смутило и не остановило.

Степан Карагодин с женой и сыном. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

И вот что тогда он получил от людей, хорошо знакомых с нашей историей.

Начнем с расхожего «японский шпион». Хихикающие над этим словосочетанием, скорее всего, ничего не знают о боях с японцами на маньчжурской границе – а они начались с 1935 года (накануне того самого «кровавого 37-го»). Не знают о конфликтах СССР и Японии на Халхин-Голе и озере Хасан, в которых погибло 60 тысяч человек. И уж конечно, не знают о роли Японии в Гражданской войне на Дальнем Востоке. Именно тогда были основаны резидентуры, которые японцы должны были задействовать при экспансии в Сибирь согласно плана «Оцу». Они опирались на людей, обиженных советской властью. Степан Карагодин – образцовый кандидат, судя по его биографии.

[из письма члена ВКП(б) Михайлова И. М. о Карагодине С.И.]

«18 сентября 1918 года [под командованием атамана Гамова и при поддержке японских войск] Карагодин Степан Иванович в составе казачьего десантного отряда (50 человек) штурмует город Благовещенск со стороны Сахаляна (переправясь через Амур на десантном судне). После взятия города принимает участие в арестах 20 большевиков на вокзале...»

Во время оккупации японцами Амура, Степан Карагодин находился в с. Волково (в котором стояли японские части).

«1920 год. Идут в город партизанские отряды. Убивают мужа его сестры, отбирают у Карагодина шубу и кажется лошадь. Этого было достаточно, чтобы опять на долгое время восстановить его против Советской власти. Помню мои споры того периода с ним. Дикая ненависть была ко всему существующему. Ненависть отца передалась и его детям. Еще в 22 г. его сын говорил мне, что повырежем вас всех скоро..."

…По другим же данным (свидетельства жителей с. Волково от 2013 года – Денис Карагодин опрашивал земляков своего предка) Степан Карагодин принимал активнейшее участие в Зазейском восстании 1924 года. Причем восставшие после разгрома продолжали совершать нападения из-за границы СССР.

Не правда ли, после таких свидетельств приговор Степану Карагодину заиграл иными красками?

И все-таки. Не смотря на эти «нюансы», скажу вот что.

Нам, живым, не нужно лезть в эти загробные тайны, мы не найдем там ничего кроме горечи и чувства собственного бессилия. Монархист никогда не убедит коммуниста, что без революции 1917-го нам жилось бы лучше. И наоборот.

Одно можно сказать точно – все были хороши. И те, кто превратил крестьянина в озлобленное существо. И сам он, принявший «участие в аресте 20 большевиков на вокзале». Он что, этим большевикам раздал талоны на повидло? Нет же. Пустили в расход чьих-то отцов и мужей.

А если потомки этих «арестованных» предъявят Денису Карагодину свой счет?

Зачем продолжать множить зло на зло? Может, лучше забыть про те времена, если не хочешь, чтобы они вернулись?..

А если начать предъявлять счета духовным лидерам нашей либеральной общественности, с такой теплотой поддержавшей некромантию Дениса Карагодина? Может, напомнить, что дед Алексея Венедиктова - член Военного трибунала, работник советской прокуратуры. У Виктора Шендеровича, с его же слов: «У меня бабушка - чоновка, что вы хотите, а дед - троцкист. Бабушку Дзержинский в партию принимал...» У Бориса Акунина: «бабушка - старый большевик, дед - чекист». У Маши Гессен бабушка кадровая сотрудница МГБ. Даже у Славы Рабиновича дедушка - сотрудник харьковской ЧК. Места не хватит для перечисления большевистско-чекистских корней нашей либеральной общественности. Причем все, что касается семейных историй либералов, - тема табуированная, личная. Раскопки в этом направлении не ведутся. А для общего употребления у них есть Денис Карагодин и его «несчастный» дедушка, «ни за что» претерпевший от советской власти. Зачем продолжать множить зло на зло в XXI веке? Может, лучше забыть те времена? Если не хочешь, чтобы они вернулись?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

Потомки репрессированных спустя десятки лет ищут тех, кто выносил приговоры их предкам. В эфире Радио "Комсомольская правда" мы пытались разобраться, к чему это может привести (подробности)

В ТЕМУ

«Мой отец не палач, у него - награды!»: сын сотрудника НКВД написал заявление на правнука расстрелянного сибиряка

Новосибирский пенсионер просит прокуратуру закрыть неоднозначный сайт Дениса Карагодина, где выложены фамилии чекистов (подробности)

КАРТИНА ДНЯ