Общество24 мая 2021 7:00

Татьяна Черниговская о дистанционном образовании: Мы окончательно поняли, что учитель в виде говорящей головы никому не нужен

Известный специалист в области исследований мозга сформулировала пять тезисов о том, как цифровизация обучения должна изменить отношения учеников и преподавателей
Российский ученый в области нейронауки, психолингвистики и сознания, профессор СПбГУ Татьяна Черниговская.

Российский ученый в области нейронауки, психолингвистики и сознания, профессор СПбГУ Татьяна Черниговская.

Фото: Александр ГЛУЗ

Пандемия коронавируса заставила человечество в режиме экстренного погружения нырнуть в омут удаленного образования и дистанционного обучения. Прошел год, как школьники и студенты (да и взрослые люди тоже) живут в этом режиме. Насколько адаптировались наша психика и мозг к такому повороту событий? На эту тему на международной конференции организованной цифровым сервисом для вузов Skyes выступала доктор биологических наук, психолингвист Татьяна Черниговская, директор Института когнитивных исследований СПбГУ. Приводим пять главных тезисов, на которых она остановилась.

1. На дистанте мы утратили периферическое зрение

Когда в результате пандемии мы вынуждены были перейти на дистанционную систему, то поначалу была паника. Потом паника прошла и даже появилось некое чувство “Ну, ничего страшного, жить можно”. Ты сидишь дома, на работу ездить не обязательно, и ты экономишь время. А поскольку компьютеры есть у всех, так почему бы не преподавать таким образом? Но затем, говорит Черниговская, мы почувствовали, что страшно устаем, работая в ZOOM. Хотя ситуация вроде бы комфортная - если ты не говоришь, то можно отключить камеру и сварить себе кофе, почесать кота за ухом… Обнаружилась вещь, которая должна стать предметом серьезного научного исследования. Потому что в такой ситуации человечество никогда не оказывалось.

- Пока это только мое предположение, - уточняет Татьяна Черниговская. - Но экспериментальные психологи, с которыми я обсуждала эту гипотезу, склонны со мной согласиться: на дистанте мы утратили то, что метафорически можно назвать периферийным зрением. Мы утратили обратную связь: не ощущаем в каком настроении находятся наши собеседники, какими духами пользуются девушки, не видим, какой походкой входят люди в аудиторию. Не замечаем, какими взглядами обмениваются люди, с которыми мы говорим, не понимаем - дружелюбная ли среда вокруг нас или, наоборот, враждебная и конкурентная. Казалось бы ерунда, но эти мелочи играют гигантскую роль. Мы стали общаться между собой в режиме говорящей головы. До нас это не сразу дошло, но для общения с детьми (под этим словом я понимаю школьников, студентов и даже аспирантов) это не годится абсолютно!

Вы думаете, я шучу про обратную связь? Я вам приведу один пример. Недавно, я разговаривала с бывшими учениками, одна из них доктор наук, другие пока кандидаты. И они мне говорят: “Вы знаете почему мы стали наукой заниматься? Потому что у вас на каждом занятии были новые серьги. И мы каждый раз ломали голову, искали закономерность - почему она пришла в этих серьгах, а не других? Что хотела этим сказать?” Смешно сказать, я конечно, никогда не задумывалась, какие серьги носить. Но представляете, какое важное это дело - эмоциональная сторона общения? Ты никогда не знаешь, на что ты поймаешь этих парней и девчонок. Из-за этих несчастных сережек несколько человек попали в серьезную науку. А вот из окошек ZOOM это не очень передается.

Сейчас мы имеем дело с другим типом работы мозга. Никакая эволюция нас не готовила общаться с квадратиками экранов в ZOOM. Идет перестройка нейронной сети. Тут много вопросов для ученых, нужно выяснить процент участия зрительных зон коры головного мозга, слуховых зон коры, отсутствие эмоций, или наоборот, постоянные негативные эмоции...

2. Педагога, который передает информацию, больше не существует

Вынужденный эксперимент с дистантом показал, что ученикам не нужен учитель, существующий в виде говорящей головы. В принципе он давно был не нужен, но ситуация с пандемией продемонстрировала это в условиях чистого научного эксперимента.

- Учителя, как единственного носителя как бы сакральных знаний, больше не существует, - убеждена Татьяна Черниговская. - Потому что у каждого ученика в кармане находится гаджет, в котором живет Алиса или “Ок, Гугл!”, и любое знание сегодня находится от ребенка на расстоянии одного клика. Учителю бессмысленно соревноваться с Яндексом или Google в способности передавать информацию. Нужен учитель, который объясняет и помогает понять.

Опросы среди школьников и студентов на тему “Идеальный учитель - кто это?”, демонстрируют удивительное единодушие среди детей. Никто не говорит:” Я хочу, чтобы у меня был учитель, который все знает”. Подавляющее боьшинство детей говорят: “Я хочу, чтобыу меня был учитель, который войдет в мое положение, поймет меня и посочувствует”. Дети хотят от взрослых человеческого отношения и эмоций. Но у меня такое ощущение, что большое количество учителей не годятся для такой работы.

3. От образования запоминания к образованию понимания

- В эпоху цифровой революции и всеобщей доступности знания возникает главный вопрос: “Чему учить!”, - продолжает Татьяна Черниговская. - Вот скажите, для чего нужно ученику помнить таблицу логарифмов? Для чего этот маразм, объясните? Он же не нужен никому!

Я много раз приводила этот пример. Когда я поступила на первый курс филфака Петербургского университета, а конкурс там был, между прочим, 30 человек на место, я навсегда запомнила свое первое занятие. Это была английская филология. Приходит дама, достает желтую книжечку и начинает по ней читать лекцию. Я подумала: кто-то из нас двоих ненормальный, потому что если я не умею читать, то как я прошла конкурс 30 человек на место? А если я умею читать, то зачем она мне это читает? Я сама могу это прочитать лежа дома на диване. Вот мы этой безумной ситуации должны избежать. Учитель существует совсем для другого.

Мне посчастливилось быть хорошо знакомой с Сергеем Петровичем Капицей, он говорил: “Нужно переходить от образования запоминания к образованию понимания”. Абсолютно в самую точку! Сказано это было давно, но мы к такому образованию только начинаем идти.

4. Герман Греф заменит учителя искусственным интеллектом?

Сейчас все очень сильно боятся, что искусственный интеллект придёт и сметет всех учителей. В частности такие зловещие планы приписывают Герману Грефу.

- Я Грефу очень сочувствую в связи с этим, потому что я разговаривала с ним непосредственно на эту тему и знаю, что он такого никогда не говорил, - подчеркивает Татьяна Черниговская. - На самом деле он высказывал совершенно здравую мысль: “Искусственный интеллект должен избавить учителя от той бюрократической бумажной работы, которая съедает его целиком”. Более того, машина может заниматься проверкой тестов, домашних и контрольных работ и формировать подробный отчет о знаниях ученика - где он ошибается? Какую тему надо подтянуть? А кому из учеников нужны задания повышенной сложности? Пускай тесты проверяет железный монстр и экономит учителю тысячи часов в год! Разве нет?

Из этого не следует, что учитель больше не нужен. Из этого следует абсолютно другое: учитель должен быть возрожден в своей непосредственной, изначальный роли. Учитель - это не тот, кто натаскивает ученика, как собаку Павлова: если ошибся, то тебя бьет током, а если сделал задание - вот тебе конфета. Учитель должен быть наставником, помощником, а если сильно повезет - доверенным лицом.

5. Тот, кто тащит за собой мешок с пятерками - неинтересен

Кто такой хороший ученик? На кого в первую очередь должна обращать внимание школа? По словам Татьяны Черниговской, есть тип учеников, которые способны, как мясорубка, перемолоть любую информацию. Они на отлично сдадут и металлургию, и историю средних веков и теорию музыки… Но перерабатывать огромное количество знаний способен и искусственный интеллект. Сейчас важно другое - глубокое понимание, способность к творческому мышлению.

- Есть люди очень быстрые, но бессмысленные, а есть люди очень медленные, но необыкновенно талантливые, - поясняет Черниговская, - И учителя об этом должны знать. Они не должны хватать того, кто тащит за собой мешок с пятерками. Да, он может знать, в каком году состоялась Грюнвальдская битва или что произошло, допустим, 16 ноября 1243 года в Норвегии. В голове у него может быть большое количество сведений. Но специалисты по физиологии мозга знают, что наиболее эффективно мозг работает не когда он загружен, как чумовой, а когда человек лежит на диване и поплевывает в потолок. И со стороны создается впечатление, что этот человек прохиндей и бездельник. Но именно в это время люди чаще всего делают открытия.

Сегодня на плечи учителей ложится немыслимая нагрузка. Они находятся на передовом крае знакомства человечества с другим типом цивилизации.

И учитель должен понимать свою новую роль, чтобы не вставать в идиотическую конкуренцию с лучшими онлайн-курсами, подготовленными представителями мировой интеллектуальной элитой в лучших университетах мира. С ними конкурировать нельзя!

Учитель нужен для того, чтобы затеять дискуссию. Помочь разобраться в себе. Чтобы ему могли поплакаться в жилетку. Или он сам мог пожаловаться на свою горькую участь ученикам. Дети тоже должны понимать, что педагогу невероятно тяжело.