Экономика9 июня 2021 11:07

Президент Торгово-промышленной палаты РФ: новых Рябушинских мы пока не вырастили, но и это не за горами

Сергей Катырин стал гостем нашей студии на ПМЭФ 2021 и рассказал, что мешает бизнесу работать, какой помощи предприниматели ждут от государства и какой сегмент бизнеса вообще не пострадал от пандемии
Сергей Катырин стал гостем нашей студии на ПМЭФ 2021 и рассказал, что мешает бизнесу работать, какой помощи предприниматели ждут от государства и какой сегмент бизнеса вообще не пострадал от пандемии

Сергей Катырин стал гостем нашей студии на ПМЭФ 2021 и рассказал, что мешает бизнесу работать, какой помощи предприниматели ждут от государства и какой сегмент бизнеса вообще не пострадал от пандемии

- Сергей Николаевич, чему были посвящены встречи с коллегами в рамках ПМЭФ?

- Мы провели два пленарные сессии, посвященные деловым советам ШОС и БРИКС. В этом году деловому совету ШОС 15 лет, поэтому, с одной стороны, подводили итоги, но, в основном, говорили о дальнейшем развитии, о перспективах. Делились мнениями о том, как изменился мир, какие остаются ограничения и, наоборот, какие новые возможности открылись. Много выступлений было посвящено тому, в каком направлении нам необходимо двигаться, что делать вместе. Дискуссия затронула и финансы, и логистику, и образование, и стандартизацию. Обсудили практически все основные сферы экономической деятельности.

В нулевой день мы принимали участие в дискуссии по малому бизнесу. Подвели итоги рейтинга инвестиционной привлекательности регионов. Всего на форуме порядка 150 площадок, и мы участвовали если не во всех, то совершенно точно в тех, которые сами же и организовали, а также приходим туда, где нам есть что сказать.

- Если подытожить все обсуждения, то какие системные меры поддержки нужны российскому бизнесу сегодня?

- Самая большая неприятность сегодня - не только и не столько пандемия, сколько неопределенность с ее окончанием. Не знает никто, где и когда она закончится, а где – еще продолжится. Несколько месяцев назад казалось, что Европа понемногу выкарабкивается – и вдруг снова всплеск, и все опять закрылось. Очень напряженная ситуация в Индии, Бразилии, а это страны-члены БРИКС.

Неопределенность не позволяет бизнесу понять, какие процессы запускать на долгосрочной основе, а что, наоборот, делать пока нельзя. Будем мы завтра работать в таком же режиме, или все опять закроется? Тем не менее, бизнес, конечно, и сегодня пытается планировать. Главный показатель, который волнует бизнес, это потребительский спрос. Если говорить о ситуации внутри страны, то потребительский спрос населения будет зависеть от финансовых возможностей граждан, поэтому, конечно, мы ожидаем, что государство примет еще какие-то меры для поддержания семей, увеличения семейного бюджета. Это позволит поддержать спрос домохозяйств. Мы внесли свои предложения, и президент поручил их рассмотреть. Будем надеяться, что они реализуются.

Вторая ситуация, которая вызывает озабоченность у предпринимателей – это решение ЦБ повысить учетную ставку.

В-третьих, нам хочется, чтобы финансовые ресурсы были более доступны малому бизнесу, в особенности в регионах. Между тем, в регионах осталось всего около 20 небольших самостоятельных банков, в большинстве субъектов работают только подразделения системных банков. В то время как с малым бизнесом охотнее работают именно малые, региональные кредитные организации. В общем, это проблема, и ее необходимо обсуждать.

Наконец, требуется продолжить работу по снижению административного давления на бизнес. Регуляторная гильотина отменила 20 тысяч советских актов. Это огромный, титанический труд, и спасибо правительству за него. Но необходимо двигаться дальше – и пересмотреть обязательные требования, закрепленные в законодательстве. Пока мы разобрались лишь с подзаконными актами. Однако 12 тысяч рабочих групп, которые решали задачу вместе с кабмином, уже аннулированы…

Сейчас у нас подлежат лицензированию 54 вида деятельности. Это список необходимо пересмотреть и решить, действительно ли на все эти виды деятельности нужно получать лицензию. Сам набор документов для получения лицензии также нуждается в пересмотре, с нашей точки зрения. Плюс, у нас есть еще примерно 500 видов деятельности, для которых необходимо получать различные разрешения. Этот перечень также необходимо изучить и понять, в каких случаях можно от разрешений отказаться.

Поэтому готовим сейчас правительству еще несколько предложений. Есть ощущение, что в кабинете министров нас слышат, поэтому мы надеемся на конструктивную совместную работу.

- Во время пандемии бизнесу пришлось принимать самые разные нетривиальные решения. Какие из них вам понравились своей эффективностью? Или, к примеру, нестандартным подходом к ситуации?

- В первую очередь, уход в «цифру», как это ни банально звучит. Мы в ТПП начали эту работу еще три года назад. В России 180 региональных палат – от Сахалина до Калининграда. Собирать всех вместе сложно, поэтому наладили дистанционное общение, научились оказывать в «цифре» многие услуги. И когда началась пандемия, нам это очень помогло. Как и всем предприятиям, которые смогли перевести бизнес-процессы или хотя бы их часть в цифровой формат.

Второе решение из категории массовых – переход на дистанционный формат обслуживания, доставку различных видов продукции. Это помогло предприятиям общепита и торговли продуктами питания. Большинство из них смогло быстро отреагировать на ситуацию и перестроить свою технологию приготовления, упаковки и доставки.

В третьих, неплохо справились те, у кого была определенная финансовая «подушка».

Что касается решений правительства, то очень хорошо сработала программа кредитования под гарантии сохранения рабочих мест. Ее участниками стали, по-моему, 230 тысяч предприятий. Выдано кредитов на 430 миллиардов рублей. Если компания сохранила 90% рабочих мест или больше, средства возвращать не надо. Если больше 80% - нужно вернуть половину. Однако 90% заемщиков сохранили все рабочие места. В общей сложно эта программа защитила 5,3 миллиона рабочих мест. На ура сработала, я считаю.

Выплаты на детей тоже сыграли позитивную роль для бизнеса, потому что поддержали спрос, я уже говорил о том, насколько это важно.

- Какой помощи ждет от государства малый и средний бизнес?

- Естественно, всем хочется продолжения программы льготного кредитования. Во-вторых, нужен стабильный рынок сбыта. Малый бизнес работает преимущественно в сфере услуг и ориентирован на потребление семей, домохозяйств. В условиях падения покупательской способности населения малый бизнес надеется на госзаказ и спрос со стороны крупных предприятий. Поэтому, если крупные компании и госпредприятия смогут отдать часть заказов малому бизнесу, это станет серьезной поддержкой.

- А семейный бизнес сильно от пандемии пострадал?

- Практически никак не пострадал. Это одна из самых устойчивых форм экономической деятельности. Правда, мы традиции семейного бизнеса только возрождаем. Торгово-промышленная палата на связи с огромным количеством семейных компаний, мы внимательно следим за ситуацией. Но, так как в семейных компаниях сферы применения сил, как правило, диверсифицированы, практически ни одна из них за время пандемии не исчезла, все работают. Конечно, многим тоже пришлось поджаться, подсократиться в объемах, но об исчезновении речи нет. Более того, под патронатом ТПП реализуется есть программа «100 семейных компаний», мы регулярно их собираем, узнаем о делах, спрашиваем о проблемах. Для многих из них реальной проблемой становится передача бизнеса следующему поколению. Далеко не у всех предпринимателей дети готовы взять на себя управление. Во-первых, дети видят, как много работают родители, и не готовы работать в таком же темпе. А, во-вторых, у детей часто другие планы. Так что мы помогаем семейным компаниям решать вопрос смены поколений. Но на развитии этого сегмента проблема никак не отразится — семейный бизнес в России продолжит развиваться. Новых Рябушинских с Мамонтовыми и Абрикосовыми мы пока не вырастили, но, думаю, это не за горами.

- Теперь давайте поговорим о тех семьях, которые пока семейным бизнесом не занялись, и, более того, нуждаются в помощи. Есть ли механизм, который, с одной стороны, позволит эти семьи поддержать, с другой — обеспечит устойчивый спрос на продукты и товары первой необходимости?

- Мы еще года два-три назад предложили такой механизм. Но тогда все закричали, что это возврат к карточной системе, но речь, конечно, шла не о карточках. Концепция следующая. Государство перечисляет нуждающимся на карту определенную сумму. Семья может тратить эти деньги только на приобретение российских товаров, продуктов питания например, и только в течение месяца — чтобы никто не смог эти деньги откладывать на машину, на велосипед... Так мы и нуждающимся поможем, и производителя поддержим, и не изменим ничего в цепочке «производитель-потребитель». Производитель производит, как и производил, даже в бОльших масштабах. Торговые сети все это реализуют. Логистика работает как работала. Реализация идет как и шла. Министерство промышленности наше предложение горячо поддерживает.

Я очень рад, что президент на эту инициативу откликнулся и, когда ему о ней на недавней встрече с депутатами напомнили, поручил ее рассмотреть.

- В конце мая вы предложили нарастить долю инвестиций в основной капитал в банковских активах с 8% до 30% в ближайшие 10 лет. Это стало логичным продолжением вашей инициативы по созданию инвестиционных банков. Что это даст экономике?

- Весь финансовый ресурс в стране сосредоточен в банковском секторе, а в экономику он дает всего 8%. Точнее, 6%. Несопоставимые же цифры! Мы считаем, что в стране должны быть инвестиционные банки, которые должны заниматься только этим видом деятельности, а не просто собирать средства с населения. Работать в экономике должна более значительная доля денег, имеющихся в распоряжении банков. Финансовую систему в этом смысле необходимо менять, и это задача ЦБ РФ.

Смотреть видеосюжет
Сергей Катырин на ПМЭФ-2021
Сергей Катырин на ПМЭФ-2021