Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Общество24 января 2022 22:30

В США в тюрьмах людей могут заживо сварить в кипятке, а в Африке заключенных не кормят

В Санкт-Петербурге прошла большая конференция, где отсидевшие в тюрьмах разных стран мира россияне поделились своим печальным опытом

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Тюремные пытки — средневековый пережиток, от которого пока не могут избавиться ни на одном континенте. Несмотря на международное законодательство, возмущение общества, развитые технологии и прочее, прочее, прочее, сегодня, как и 200-300 лет назад, попадая в тюремные застенки ни один человек не застрахован ни от избиений, ни от психологического насилия, ни от других, часто очень жестоких, видов пыток.

В России ситуация с этой проблемой сейчас практически переломная. Прямо в эти дни в Москве в стенах Госдумы идет активное обсуждение законопроекта, вводящего строгие наказания за пытки. Принятие такого закона уже одобрил президент Путин, его поддержали депутаты «Единой России», которых в парламенте большинство. Так что, можно сказать, вопрос появления такого закона уже решен, это дело времени. Правозащитники, сидельцы и их родственники очень надеются, что такая мера поможет.

Пока в Москве общественники и правоохранители за большим круглым столом ведут дискуссии вокруг норм нового закона, в Санкт-Петербурге прошло очень любопытное мероприятие – международная конференция «Пытки в правоохранительных системах современного мира». Организаторы - Российский Фонд борьбы с репрессиями (ФБР) совместно с медиагруппой «Патриот» - собрали необычных спикеров. Это наши, русские, люди, отсидевшие в тюрьмах в разных странах мира. В США, Ливии, Бразилии, Европе… В рамках мероприятия были проложены видеомосты между северной столицей России и другими странами, таким образом на нем смогли выступить американские и европейские журналисты и правозащитники, много лет занимающиеся темой пыток в своих странах.

США: ОДИНОЧНЫЕ КАМЕРЫ, СЕКРЕТНЫЕ ТЮРЬМЫ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПЫТКИ

Глава Российского фонда борьбы с репрессиями Мира Тэрада – одна из организаторов этого мероприятия. Несмотря на экзотические имя и фамилию, Мира родом из Санкт-Петербурга. Хрупкая молодая блондинка сама буквально только что, всего 7 месяцев назад, ходила в оранжевой тюремной американской робе и наручниках.

- Почти 2,5 года заключения и 11 тюрем - 3 в Финляндии (2 из них мужские, включая тюрьму строгого режима) и 8 в США, - скромно выдает она шокирующую информацию. - Арест мой вообще больше был похож на похищение — я летала с мамой из Санкт-Петербурга в Испанию с пересадкой в Финляндии. В аэропорту города Вантаа меня и задержали. Дело в том, что мой муж, гражданин США, обвинялся в отмывании денег и торговле наркотиками. А я как его жена – выступала, якобы. пользовательницей этих нелегальных заработков. Но я жила в тот момент уже в России, и не знала об этих обвинениях и о том, что я розыске Интерпола, поэтому совершенно спокойно летела с мамой в отпуск. Первые месяцы в финской тюрьме я вообще не понимала, что происходит, никаких обвинений мне не предъявляли. Через полгода меня экстрадировали в США…

Легенды о том, что в скандинавских странах самые лучшие тюрьмы, по словам Миры, вовсе не легенды.

- Там у нас были и кухни, на которых мы могли сами готовить, и сауны. Но даже не в этом дело, отношение к заключенными в Финляндии совсем другое. Там действительно человека пытаются перевоспитать. Поэтому статистика по рецидивам в скандинавских странах такая — всего 20 % снова попадают в места заключения. Но все-таки тюрьма — это тюрьма, конечно. Я очень переживала и мучилась, потому что до этого в местах заключения не бывала. Но когда попала в американскую, поняла, что финскую можно считать курортом. В Америке мне пришлось столкнуться с избиениями, отсутствием медицинской помощи, полным запретом на прогулки, психологическим унижением, монотонной едой — полгода меня кормили два раза в день только фасолью, от чего открылось внутреннее кровотечение. Мария Бутина рассказывала, что ее выпускали на прогулку только ночью. Меня не выпускали вообще. Все это, конечно, специально, чтобы сломать человека, подавить его волю, разрушить личность. Психологические приемы известны, их, к сожалению, применяют во всем мире. А в США они просто поставлены на поток, есть специальные методики, которыми обучают тюремщиков.

Мире грозило до 20 лет, в итоге ей пришлось согласиться на сделку со следствием, частично признав свою вину и избежав тем самым огромного срока.

- Большую часть времени я провела в «одиночке». Поверьте, это очень тяжелое испытание. Гораздо страшнее физической боли. Такое запрещено у нас в России, согласно международным конвенциям есть сроки, не больше которых заключенный может находиться в одиночной камере. Но в Америке все эти международные правила не работают, потому что США вышла из большей части договоров, то есть они что хотят, то и делают. Вы не представляете, что творится в американских тюрьмах.

«МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ ВЕСЬ МИР УЗНАЛ, ЧТО ТВОРИТЬСЯ У НАС В США»

Чтобы мы все это могли реально представить, на конференцию были приглашены американские правозащитники-активисты (они выступали по видеосвязи).

- Как общественный деятель я много ходил с проверками по тюрьмам. Очень сложно описать в простой форме все те страдания, которые испытывают наши заключенные, - говорил Руди Дэвис из Техаса, консервативный активист, член христианской организации «Армия Гидеона». - Америка больше не является демократической страной. Политики, полиция и ФБР получают деньги за заполнение тюрем. У них есть на это бюджеты, и они обязаны их осваивать. Да даже наш бывший прокурор говорил не скрывая: «Если правительство решило посадить вас в тюрьму, оно это сделает. Найдет вас, составит против вас обвинения, докажут их и выдвинут, не волнуйтесь». Засадив человека в застенки, из него выбьют любые показания. Для этого применяют и психотропы, к заключенным подселяют трансгендеров и геев, запрещают телефонные звонки и письма. Избивают. Я хочу, чтобы весь мир знал, что у нас тут творится. Мы больше не можем жить среди этого зла.

Руди Дэвис сам никогда не сидел, но страха не испытывает, несмотря на свои смелые высказывания против американских властей.

- Меня уже навещали спецслужбы. Но им меня не запугать. Потому что дальше терпеть невозможно, единственный выход — разрушить всю эту государственную систему, которая против прав и свобод. И построить новую.

- Реальность такова, что в США заключенных сейчас больше, чем за всю их историю. Более 3 миллионов человек находятся в тюрьмах. То есть четверть от всех заключенных в мире. А сколько еще на УДО, - говорит Пол Райт, правозащитник, эксперт по тюремной тематике США, главный редактор журнала Prison Legal News. Пожалуй, самая главная информация о Поле — он сам отсидел 17 лет. - Условия содержания крайне печальные — от плохих до жестоких. Медицина отсутствует, из-за этого умирают в год порядка 5000 человек. Чрезмерное использование «одиночек», люди сидят в них годами. При этом тюрьмы переполнены, некоторые – в три раза выше нормы. Много жестокости — заключенные погибают из-за переохлаждения, из-за жары, сообщения об избиении до смерти появляются постоянно. Недавно в тюрьме умер человек, его просто сварили заживо в кипятке в душе. Я уже молчу про легальное использование электрошокеров и других видов пыток. И никто ни на что не может повлиять, международные конвенции у нас не работают. Мир должен осудить Америку за то, как она относиться к своим заключенным!

Пол и другие спикеры рассказали столько ужасов про тюрьмы в США, что сложно в это поверить . Например, что в некоторых штатах до сих пор пытки, можно сказать, легальны. Или что на территории в Америке есть секретные тюрьмы, типа знаменитой Гуантанамо. Одну такую обнаружили в штате Чикаго, туда много лет бросали людей без суда и следствия и пытали. Доказательств невозможно обнаружить — неизвестно было ни местонахождении тюрьмы, ни документов о задержаниях, ни свидетелей.

- Это заведение было создано специально для того, чтобы в нем разными методами склонять людей к сотрудничеству со следствием, - рассказал американский журналист Мэтт Агорист. - Один из таких несчастных, его имя Энджел Пирс, тоже попал туда. Его насиловали пистолетом до тех пор, пока он не подписал признательные показания против своего знакомого, оговорил его в том, что тот купил наркотики всего-то на 170 долларов. После чего Энджел судился с полицией Чикаго и все-таки сумел доказать их вину.

Мэтт рассказал, что благодаря усилиям многих людей и многотысячным митингам, эта тюрьма перестала быть секретной, но все-таки до сих пор функционирует.

- Возможно, в нашей стране еще есть подобные заведения, о которых пока никому не известно, - опасаются американцы.

АФРИКА: ДАВАЙТЕ ХОТЯ БЫ ЕДУ И ЗАПРЕТИТЕ ЛОМАТЬ РУКИ И НОГИ

Американских экспертов внимательно слушал на конференции Максим Шугалей, социолог из Санкт-Петербурга. У него своя история. В 2019-м он был в Ливии, проводил там исследования. Но в итоге попал сначала в плен, а после в тюрьму, в печально знаменитую «Митига» (негосударственная тюрьма, принадлежащая исламистской группировке «Rada»).

- Много говорилось тут про одиночное содержание. В Африке все гораздо-гораздо хуже. Там все без исключения условия содержания — сами по себе пытки. Права человека в ливийской тюрьме просто отсутствуют. Люди по три года сидят в помещении 1,5 на 1,5 метра с заваренной наглухо дверью. В ней есть только щель, через которую пищу передают. Ни о каких прогулках, ни о чем таком речи просто нет. Но это еще ничего, есть заведения, где заключенных вообще не кормят, потому что на это нет бюджета. У кого есть родня, передают продукты с воли. А у кого нет, те полностью зависимы от окружения — поделятся или нет. Тюрьмы переполнены.

При этом уровень преступности в Африке огромный, люди идут на преступления элементарно чтобы выжить. И никаких альтернативных способов наказания нет. Штрафы не практикуют, это бесполезно. На принудительные работы не отправляют, там и нормальные-то люди работу найти не могут. Огромный регион нашей планеты находится в совершенно бесправном положении. Да если в Африке показать скандинавские пенитенциарные заведения, они поедут туда с радостью.

Чтобы хоть как-то улучшить ситуацию там, Шугалай предлагает как можно скорее установить Международное наблюдение за происходящим а африканских тюрьмах.

- Надо хотя бы какие-то красные флажки, как модно сейчас говорить, выставить. Элементарные. Обязать давать звонить родне хотя бы раз в полгода. Обязать кормить хотя бы раз в день. Не ломать руки, ноги, не убивать. А если попадает под арест иностранец, то обязать полицию уведомлять об этом посольства, сколько сейчас там людей, которых считают пропавшими без вести, а они на самом деле в тюрьме. Вот такая ситуация.

БРАЗИЛИЯ, ГДЕ МНОГО-МНОГО ДИКИХ ПРАВИЛ

Бизнесмен, путешественник, яхтсмен и эколог Артемий Семеновский провел 8 месяцев под следствием в Бразилии. Из них больше месяца – в местной тюрьме.

- Я приехал туда туристом, а в итоге стал зэком. В тот год полиция издала указ задерживать всех русских, игнорируя признаки невиновности. И мы с друзьями попали под эту раздачу. Первыми забрали моего приятеля с супругой. Обвинили их в том, не поверите, что у них было 1000 венесуэльских боливар. Прокуратура предположила, что они могли попытаться их отмыть, в прямом смысле этого слова, и нарисовать на этой отмытой бумаге американские доллары. Нас, пытавшихся отстоять их права, тоже арестовали.

Бразилия — полицейское государство, в классическом понимании этого слова. Там под следствием все, включая премьер-министра и его детей. Сидит вся страна, вся власть в руках силовиков. Вдумайтесь в цифры — 40% всех сидельцев даже не получили обвинительного заключения! То есть каждый третий сидит ни за что. Например, случилась в каком-то районе стрельба, полиция приезжает и арестовывает всех. Дальше люди ждут за решеткой годами, прежде чем следователи разберутся, кто прав, кто виноват.

Пытки там практикуются еще со времен диктатуры. Причем самые изощренные. В интернете полным-полно видео происходящего в тюрьмах Бразилии. Посмотрите. А резня? А массовые драки с убийствами? Там все это цветет бурным цветом. Были дни, когда я мечтал, чтобы дверь в нашу камеру оказалась заварена наглухо, и никто не смог зайти и поубивать нас. Мы выжили буквально чудом. Но, конечно, физические пытки – это не так страшно, как осознание того, что ты сидишь в тюрьме совершенно не за что. Первые дни еще есть уверенность, что это какая-то ошибка, вот разберутся, извинятся и выпустят. Но тебя везут на суд, а там прокурор просит вдруг 14 лет! Вот это действительно страшно.

В итоге после 8 месяцев Артемию и его приятелям удалось доказать свою невиновность. Впоследствии даже выиграть внушительную компенсацию от бразильских властей, но ее вряд ли выплатят. Но все увиденное и услышанное не прошло для бизнесмена даром. Он стал правозащитником, основал свою организацию CST command и Общественный комитет по освобождению российских граждан из Бразилии и Латинской Америки.

- Столько жутких и несправедливых историй мы встретили. И многим помогли. Я всем и всегда говорю — не ездите в Бразилию. И турфирмы призываю публично отказываться от этого направления.

Однако Семеновский говорит, что, несмотря на все это, нашей пенитенциарной системе есть чему поучиться у Бразилии. Потому что в последние годы там предпринимают активные действия по снижению агрессии и беззакония в тюрьмах, и эти действия приносят свои положительные плоды.

- В первую очередь помогает общественный контроль. В Бразилии сотни правозащитных организаций. Но при этом они постоянно, что называется, «под расстрелом», натурально. В прошлом году, например, было убито 125 правозащитников, - говорит он. - Второй положительный фактор — высока транспарентность уголовных дел. Легко отследить, где человек и что с его делом. Третье — частые посещения родственниками, раз в неделю. А в последние числа каждого месяца вообще можно хоть каждый день. Кстати, в пандемийные времена визиты родни запрещены, и сразу же поползла вверх статистика по пыткам и смертям в тюрьмах. Так что недооценивать пользу частых посещений никак нельзя. Еще важный фактор — везде в тюрьмах установлено видеонаблюдение: наличие камер некоторых нерадивых тюремщиков останавливает.

Все собравшиеся, а были среди них и известные российские общественники — член СПЧ, в прошлом член ОНК Андрей Бабушкин, вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников и другие — признали, что что хорошо бы провести большую международную конференцию по пыткам.

- Очевидно, что на сегодняшний день мировое сообщество не справляется с проблемами пыток. Сотни тысяч людей в тюрьмах ежедневно испытывают физическое и психологическое насилие. И сколько среди них граждан России? Наши сидят в Тайланде, на Бали, на Шри-Ланке, в Греции, на Кипре. И это только случаи, о которых я лично знаю. Оставлять их без помощи категорически нельзя. Тем более теперь помощь россиянам за рубежом — конституционная обязанность государства, - говорит Иван Мельников. - Что касается нашей страны и наших тюрем, то я лично более 500 раз посещал их в свою бытность члена ОНК. И очень много всего видел. Но теперь есть шанс, что все изменится благодаря закону «о пытках». Очень надеемся, что его примут как можно скорее. По крайне мере, уже сейчас есть положительные изменения, потому что перестали замалчивать происходящее, стали реагировать. По одной только Саратовской колонии (последнее громкое дело с многолетними пытками) заведено 12 уголовных дел. Многие виновные лишились своих постов. То есть безнаказанными издевательства над заключенными уже не остаются.

По итогам встречи была составлена резолюция-обращение. Которую Российский Фонд борьбы с репрессиями собирается растиражировать по всему миру.

Услышат ли их в Африке, США, Латинской Америке, Китае… Очень хочется надеется, что да.