Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
Экономика28 января 2022 4:00

«Цены росли каждый день, Ельцин трясся от страха и не знал, что делать»: 30 лет назад был подписан указ «О свободе торговли»

О событиях начала 90-х мы поговорили с бывшим главой Верховного Совета Русланом Хасбулатовым, парламентариями и бизнесменами
29 января 2022 года исполняется 30 лет со дня подписания указа «О свободе торговли». Этот документ фактически легализовал предпринимательство в России. Фото: Леонид Свердлов/Фотохроника ИТАР-ТАСС

29 января 2022 года исполняется 30 лет со дня подписания указа «О свободе торговли». Этот документ фактически легализовал предпринимательство в России. Фото: Леонид Свердлов/Фотохроника ИТАР-ТАСС

ИДЕЮ ПОДКИНУЛ… ЛЕНИН

29 января 2022 года исполняется 30 лет со дня подписания указа «О свободе торговли». Этот документ фактически легализовал предпринимательство в России. Многие россияне после этого принялись торговать всем и вся. Одни сколотили на этом капитал, другие просто смогли выжить...

О том, в каких условиях принимался указ, KP.RU рассказал Руслан Хасбулатов, бывший в то время председателем Верховного Совета Российской Федерации.

- Руслан Имранович! 30 лет назад был подписан Указ Ельцина «О свободе торговли». Помните то время?

- Конечно. Этот указ несколько нейтрализовал предыдущие мероприятия реформаторов - обвал цен и прочие беды. Позволил людям торговать каким-то скарбом без контроля и придирок. Люди и раньше это делали, но теперь они получили официальное разрешение. Производство началось, знаменитые челночники появились, которые везли к нам все что угодно со всех концов света. Они фактически восполнили функции государства, которое в целом, оказалось несостоятельным. Поэтому я воспринял этот закон положительно, его нельзя было воспринять иначе. До этого был отпуск цен (указ «О мерах по либерализации цен» от 3.01.1992, который отменил госрегулирование стоимости товаров и спровоцировал небывалую инфляцию. – Ред.). Это вызвало у меня негодование. Существовала абсолютная государственная монополия, и вдруг на тебе - свободные цены. Я против этого возражал изо всех сил, но переубедить Ельцина было невозможно. А указ о свободе торговли позволил смягчить обстановку.

- Как он принимался, кто его предложил?

- Я уже не помню, кто конкретно... У нас был экономический совет при президенте, все время думали, как нам быть в условиях, когда цены растут, а товарная масса ограничена. Мы с Ельциным каждый день обсуждали, что делать в сложившейся ситуации — и встречались, и по телефону, иногда по несколько раз в день. И я предложил Борису Николаевичу - ведь еще Ленин в развитие новой экономической политики ввел в 1922 году свободу торговли. Ее в 1931 году отменил Сталин. И вот мы фактически восстановили эту норму. И Егор Гайдар (глава правительства, - Ред.) тоже был согласен, понимал, что если они провели свою либерализацию цен, то нужно и дать возможность свободной торговли.

Руслан Хасбулатов. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Руслан Хасбулатов. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

ПРИШЕЛ ЮРИЙ НИКУЛИН: «МОЖНО Я БУДУ ПРОДАВАТЬ БИЛЕТЫ ЗА ДОЛЛАРЫ?»

- Не опасались, что это приведет к злоупотреблениям? Работники торговли будут продавать товары не через магазин, а на улице и рынках через своих знакомых — и дороже...

- Мы были готовы к этому. Такие нарушения были и при СССР. Это следствие дефицита, а в период хаоса этот процесс усилился. Но в 1992 году надо было предотвращать гораздо более серьезную опасность. Чтобы не было всеобщего восстания, а к этому дело шло из-за либерализации цен. Они повышались каждый день. Магазины даже не меняли ценники в рублях, стали ставить в долларах, в у.е. - условных единицах. Ельцин просто трясся от страха, не знал, что делать. Я ему говорил: «Ну, вы же сами это натворили, что же теперь хотите?» Так что злоупотребления, о которых вы говорите, были ожидаемы. Я помню, мы даже вызывали министра внутренних дел и других руководителей правоохранительных структур и говорили им: «Пусть люди торгуют, как хотят, главное, чтобы не было сверхпредельного организованного мошенничества. А то, что торговцы везут чего-то туда-сюда, какие-то мелкие нарушения - это оставьте».

Вот вам пример. Пришел ко мне как-то наш знаменитый Юрий Владимирович Никулин и говорит: «Руслан Имранович, не могу добиться в правительстве, каждый день приходится менять ценники на билеты, прямо не знаю, что делать. Дайте мне возможность получать плату за билеты в долларах, хотя бы временно». Я написал: «Разрешаю Юрию Владимировичу Никулину брать плату за билеты в цирк в долларах». Отпечатали, я расписался, поставили печать. Спрашиваю: «Достаточно?» (смеется) Он говорит: «Достаточно!» И вот он месяца три, когда к нему приходили милиционеры, им под нос совал бумажку с моей подписью. Это ж обстановка была, как в 1918 году. Потом приходил, благодарил: хоть артистов как-то смогли одеть, накормить. И позже, когда я в опалу попал, он мне звонил, слова поддержки говорил, благодарил за то мероприятие.

Так что все это делалось во избежание крупных общественных волнений. И товары стали доступнее. В том числе и благодаря челночникам — они сыграли огромную позитивную роль.

Улицы Москвы и других российских городов превратились в рынки. Люди продавали все что могли, для многих это был единственный способ выжить. Фото: Shepard Sherbell/CORBIS SABA/Getty Images

Улицы Москвы и других российских городов превратились в рынки. Люди продавали все что могли, для многих это был единственный способ выжить. Фото: Shepard Sherbell/CORBIS SABA/Getty Images

«НОЖКИ БУША» СПАСЛИ ОТ ГОЛОДА

- Недовольных не было? Помню, прямо на Тверской чуть ли не в полночь можно было купить водку, банку огурчиков, хлеб, колбасу...

- Я тоже слышал много таких рассказов и вообще скажу, что не встретил ни одного человека, который был бы недоволен этим указом. Я ходил и по улицам и по магазинам и отмечал, что товаров стало больше. И что еще спасло ситуацию в стране и ельцинских реформаторов — это «ножки Буша» (поставки куриных окорочков из США — Ред.). Горбачев незадолго до ухода с поста добился торгового соглашения с Америкой, и в Россию стали поставляться эти окорочка. Они были недорогими и помогли избежать голода и еще большего недовольства народа. Это не имело никакого отношения ни к Гайдару, ни к Ельцину, не было их заслугой.

Вообще, только две нормы я бы и отметил как положительные в тот период. Это свобода торговли и еще бесплатная приватизация жилья и дачных участков. И к обеим реформаторы не имели отношения. Закон, по которому люди получили в собственность квартиры, разрабатывался по моей инициативе. Замечательный человек Ефим Владимирович Басин, бывший начальник БАМа, а тогда председатель комитета Верховного Совета по строительству — я поручил ему разработать этот закон, соблюдая максимальную секретность. Чтобы Гайдар и другие реформаторы не смогли ничего внести — были у них планы сделать приватизацию жилья за деньги, дать регионам право устанавливать свои правила. А так был принят лаконичный конкретный закон, не позволявший его трактовать как-то по-другому. Мы в Верховном Совете сразу приняли его в двух чтениях. И все, уже ничего не изменишь. Ельцин потом спрашивал меня: «А я почему не знал?» А я говорю: «Да вы заняты были многими делами, поэтому я уже сам все подготовил». Но он был доволен этим законом, потому что люди восприняли его положительно.

И указ о свободе торговли тоже поступил не от реформаторов, а родился как консенсус между правительством, президентом и Верховным Советом — я считаю, что он во многом спас ситуацию в стране.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Грузите пиво пароходами

Очевидцы эпохи свободной торговли вспоминают те времена, когда одни наживались, другие выживали.

КОМБИКОРМ ДЛЯ ГЕНЕРАЛА

Весь 1991 год прошел как в лихорадке. Цены постоянно росли. Зарплаты у многих тоже, но не такими темпами. Ученые уже давно разложили по полочкам, почему страна пришла к этому. Денег напечатали несметное количество, кооператоры и расплодившиеся фирмочки проводили крупномасштабные сделки, предприимчивые люди получили возможность хорошо зарабатывать.

В итоге живых денег у народа стало много, а товаров не хватало. Народ скупал все, что можно. Только проблема в том, что наличных «в среднем по больнице» было хоть и много, но не у каждого. Пенсионеры, врачи, учителя, многие служащие так и остались на своих государственных пайках — этих денег на жизнь не хватало. Инфляция по итогам 1991 года превысила 300%.

Многие россияне после этого принялись торговать всем и вся. Одни сколотили на этом капитал, другие просто смогли выжить... Фото: Алексей Панов/Фотохроника ТАСС

Многие россияне после этого принялись торговать всем и вся. Одни сколотили на этом капитал, другие просто смогли выжить... Фото: Алексей Панов/Фотохроника ТАСС

В этой обстановке и началась серия рыночных реформ Гайдара, получившая название шоковой терапии. Еще в апреле 1991-го цены были повышены примерно в 3 раза. Проезд в метро стал стоить не пятачок, как было десятилетиями, а 15 копеек. А потом со 2 января 1992 года страна вообще перешла на свободные цены. Для многих это закрыло доступ к самому необходимому.

- Есть было нечего, особенно подальше от Москвы, - вспоминает экс-депутат Верховного Совета и Госдумы РФ генерал-лейтенант милиции Александр Гуров. - В Ивановской области нас местный начальник милиции хлебом угостил. Есть невозможно - оказывается, муки не хватало, и туда подмешивали комбикорм. У нас с собой московский был - дали ему буханку...

МОСКВА ПРЕВРАТИЛАСЬ В ПОЛЬСКУЮ БАРАХОЛКУ

Обстановка в стране накалялась. Тогда-то и был принят указ, который разрешил гражданам самостоятельно выплывать, торгуя кто чем может и где угодно. В нем так и говорилось: «В любых удобных местах, за исключением проезжей части улиц, станций метрополитена и территорий, прилегающих к зданиям государственных органов власти и управления».

- Москва превратилась в одну большую польскую барахолку, - вспоминает зампредседателя комитета Госдумы РФ по экономической политике Михаил Делягин. - Возник огромный рынок в Лужниках. А на улицах, в основном, торговали интеллигентные бабушки, продавали личные вещи. Однажды я проходил мимо такого стихийного рынка и встретился глазами с женщиной, продававшей какую-то деревянную вилочку. От того, куплю я эту вилочку или нет, зависело, будет ли она сегодня ужинать. И я купил, не торгуясь, она у меня до сих пор лежит. Но надо сказать, что этот указ не разрешил торговлю, а просто легализовал ее. Люди уже в 1991-м вышли торговать на улицы. Милиционеры и до указа их не гоняли — понятно было, что это никакие не преступники, просто людям нечего было есть. Свободная торговля помогла многим выжить.

После торгового дня центр Москвы превращался в одну огромную помойку.

- Часто с работы приходилось возвращаться после 10 часов вечера, - продолжает генерал Гуров. - Едешь на машине мимо площади Дзержинского, и вся она в ящиках, обрывках газет, кусках картона… Будто какая-то средневековая воинская часть там стояла, такое ощущение. Но к утру все чисто становилось.

Конечно, были в те времена и нарушения.

- Запомнился стихийный рынок около метро «Электрозаводская» — там торговали разным инструментом для строительства и ремонта, - вспоминает собеседник. - Сверла, дрели, машинки — чего в магазинах и в светские времена днем с огнем не сыскать. Все в упаковках. Я так понял, что это тащили с заводов и фабрик, указ по сути легализовал сбыт краденного. А тащили много тогда. В год по два миллиона несунов стабильно задерживали. Я был удивлен. Победитовое сверло купил, в дефиците тогда было.

ИЗ КАЗАХСТАНА - КАРАСЯ, ОБРАТНО - АНАЛЬГИН

Многие искали удачу за границей — указ о свободе торговли отменил ввозные таможенные пошлины.

- Я ушла из школы и стала торговать на рынках одеждой и жевательной резинкой, - вспоминает бывшая учительница химии и биологии Алла Иноземцева. - Потом вышла на международный уровень. Стала закупать в Троицке у границы с Казахстаном российские лекарства и возить их в соседнюю республику — там с этим совсем плохо было. Самые обычные — аспирин, цитрамон, анальгин. А обратно, чтобы не ехать порожняком, брала карася — в Казахстане он был значительно дешевле.

Главным товарным донором была Москва. Вывозили все. Автолюбители из Молдавии, Украины и других республик сметали запчасти — у себя на родине их не было, централизованные поставки после распада СССР прекратились, и, заменяя собой Внешторг, можно было неплохо заработать. А к нам везли приднестровский коньяк «Белый аист».

- Знакомый отправлял из Москвы в Армению чемоданы с болгарскими сигаретами, - вспоминает экс-сенатор Левон Чахмахчян. - В Армении этого не было. Возили на самолете - находили человека через знакомых, который оформит груз как свой, а в Ереване его встречали.

А из Армении в Россию отправляли трикотаж и обувь.

- Под Ереваном в 80-х компания «Адидас» построила фабрику, поставила свое оборудование по производству кроссовок — не отличишь от «родных» немецких, - продолжает экс-сенатор. - В Москве разлетались мгновенно. Еще спортивные костюмы «адидас», футболки. Очень хорошо раскупалась обувь фабрики «Наири». Занимались таким бизнесом не просто ребята какие-то, а солидные люди - на уровне директора известного предприятия и республиканского замминистра.

Таможня и милиция таких торговцев после принятия указа не трогала. Но нашлись другие контролеры.

- В Домодедово моему знакомому с партией трикотажа сначала прокололи шины, потом сказали: деньги или товар, - рассказал экс-сенатор. - Поняли, что это товар на продажу - партии одежды были зашиты в тюки, чтобы сэкономить на весе чемоданов. Делать нечего: знакомый отдал один тюк, поставил запаску и уехал. После этого стал пересылать груз в чемоданах, чтобы было не отличить от обычного пассажирского багажа.

Вьетнамские торговцы на вещевом рынке в Москве. Фото: Валерий Христофоров/Фотохроника ТАСС

Вьетнамские торговцы на вещевом рынке в Москве. Фото: Валерий Христофоров/Фотохроника ТАСС

ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ ЗА ДВА ЗВОНКА

Многие из тех, кто торговал в начале 90-х, стали успешными предпринимателями, да и просто известными людьми. Борис Моисеев, например, рассказывал, что деньги на свое первое крупное шоу «Борис Моисеев и его леди» (трио «Экспрессия») он заработал на поставках заграничных сигарет и дисков.

- Тяга влиться в рыночные отношения была огромная - из моего окружения в те времена 9 человек из 10 рвались в бизнес, - рассказал «КП» предприниматель, член президиума «Опоры России» Юрий Савелов. - Постоянно обсуждали истории успеха общих знакомых. Кто-то в Польше закупил телевизоры, здесь озолотился.

Самое выгодное, по его словам, было попасть в команду ответственного работника, заключающего сделки с зарубежными компаниями. Тогда в международных отношениях стал процветать бартер. Иностранцам иногда было дешевле заплатить товаром, чем валютой.

Ответственные работники сами на рынке не торговали, а через знакомых и родственников искали тех, кто мог организовать быстрый и выгодный сбыт.

- В Индии по какому-то контракту предложили расплатиться несколькими вагонами зубной пасты, - продолжает Савелов. - Индийскую пасту в СССР знали, но я не взялся — не был уверен, что быстро продам. Во Франции предложили на бартер мужской одеколон. Тоже на меня вышли. На это я подписался. Сдали товар на рынок в Лужниках, рекламу по телевидению запустили. Всю партию продать не удалось, но и в накладе не остались.

Но если товар шел, то заработать можно было баснословные суммы даже не прикладывая особых усилий.

- Не помню, откуда, привезли знакомые целый корабль пива, - рассказал Юрий Савелов. - Очень хорошо продали в Москве, в других городах. Стали делить деньги — оказалось неприлично много. Подумали, может, кого-то не включили. А вот - Иванова (условно). А что он сделал? Кому-то звонил пару раз, договаривался, ничего не перепутал. Ладно, вписываем. Прикинули коэффициенты трудового участия. Этому условному Иванову самый маленький «нарисовали», но когда пересчитали на деньги, получилось 8 миллионов рублей. Представьте, сколько получили те, кто основную работу выполнил!

КОНЕЦ ВОДОЧНОЙ КОРОЛЕВЫ

Но конечно, в рынок вписались не все.

- Я на этой торговле заработала кучу болячек от тяжелых сумок и стояния на ветру и морозе, да и сын без присмотра рос — это не дело, - говорит учительница Алла Иноземцева. - А денег — с гулькин нос, хотя другие себе быстро сколачивали капитал на покупку квартиры. Видно, не мое это, вернулась в школу.

Не она одна разочаровалась в бизнесе.

- Я в то время левой водкой торговала, - рассказала «КП» жительница Алтайского края Наталья Яковлева. - Одноклассник со своим знакомым предложил. Ребята добывали на заводе спирт, дома разбавляли его водой и закупоривали по бутылкам. Тара и оборудование - тоже с завода. Продавала я прямо из дома — свобода торговли же. Бизнес процветал. Никто не жаловался. Однажды пришли два милиционера. И на мой прямой вопрос: «Сколько?» последовал такой же прямой ответ: «Две». Естественно, не заплатили. Но больше не приходили.

- В общем, пару лет более-менее сытой жизни та водочка мне обеспечила, - продолжает Наталья. - И даже на ремонт хватило. Единственная проблема — постоянное недосыпание, основной клиент шел именно по ночам. А потом в магазинах стал появляться вполне легальный недорогой алкоголь, активизировалась соседка-самогонщица, мой бизнес сошел на нет, и я устроилась на обычную работу, стала хоть нормально спать.