Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Общество10 февраля 2022 22:03

«Нецелесообразные» люди, или Стоит ли государству тратить миллионы на дороги ради двух сельских жителей

Суд обязал сельских чиновников обустроить подъезд к двум поселкам, в каждой из которых живет по одному человеку. Денег, как водится, не хватает. Кто победит в этом "конфликте интересов" закона, власти и простого человека?
Обнаружить Хлопотово сходу не получается - на указателях его нет. Находится деревня с помощью навигатора и проехать все же получается

Обнаружить Хлопотово сходу не получается - на указателях его нет. Находится деревня с помощью навигатора и проехать все же получается

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Этот необычный прецедент произошел в Псковской области: суд принудил власти Дедовичского района отремонтировать несколько дорог, ведущих к двум деревням, в каждой из который постоянно живет всего… по одному человеку! По предварительным расчетам, на эти работы уйдет львиная доля местного «дорожного фонда». И общество разделилось: с одной стороны, государство должно выполнять свои соцобязательства перед гражданами, а с другой - стоит ли разбрасываться миллионами ради таких «неперспективных» деревень? Да и как будут выкручиваться чиновники, у которых и без того дырявые бюджеты?

«И ТОГДА МЫ ОБРАТИЛИСЬ В СУД»

- Представляете, дорога была в таком состоянии, что мы на «уазике» проехать не смогли. Какая-то колея, в низменностях все залито водой... - вспоминает и.о. зампрокурора Дедовичского района Анастасия Любавина свой последний визит в деревню Хлопотово, куда она выезжала с проверкой по жалобе граждан. - Люди писали коллективное обращение летом 2020 года, потом осенью 2021-го. Районные власти хоть и отчитывались, что чуть ли не каждый месяц все 94 районные дороги латают, мы вносили представление - часть мер было принято, но недостаточно.

- Коллективное? - я напоминаю, что в Хлопотово и Алешне живут всего двое, в ответ же она показывает ту самую жалобу, под которой подписалось больше 20 человек: летом население этих деревень разрастается за счет дачников.

- Так что отсутствие у людей возможности добраться до деревень — это несоответствие требованиям и нарушение федерального законодательства, - говорит Любавина. - И тогда мы вышли с иском в суд.

В начале декабря суд этот иск поддержал, обязав администрацию района произвести ремонт и обустройство четырех грунтовых дорог, причем не абы как, а «в соответствии с требованиями о безопасности дорожного движения». То есть, по ГОСТам. Хотя представители администрации и пытались сопротивляться: мол, все это нецелесообразно: очень дорого, деревни малочисленные, а денег в бюджете нет.

Фото предоставлено Натальей Николаевой

Фото предоставлено Натальей Николаевой

- А если возьмут и не сделают?

- Будет исполнительный лист. Приставы привлекут к административной ответственности, штрафы. Таких ситуаций, когда есть решение суда, и оно не исполнено, в районе не было. Но, скорее всего, срок исполнения оттянется — решение обжаловано. Доводы те же - несогласны с эффективностью трат, что там мало людей прописано. И еще недовольны тем, что люди жаловались на одну дорогу, а мы включили в иск четыре. Но надо же с чего-то начинать...

- «Нецелесообразно»… - повторяет аргумент чиновников Наталья Николаева, одна из подписантов той жалобы в прокуратуру. - Вот и глава района так говорил, когда мы просили у него сделать что-нибудь — мол, там пять человек, там три, зачем деньги тратить… Но с каких это пор у нас жизнь людей в таких деревнях стала «нецелесообразной»? Если бы дорога была, папа был бы жив...

«НЕЦЕЛЕСООБРАЗНЫЕ» ЛЮДИ?

Ее отец, живший в Хлопотово, погиб в 2014 году. Мужчина собирался дойти по той злосчастной дороге до рабочего поезда, чтобы на нем доехать до поселка и закупить продуктов. Но та с наступлением слякоти в очередной раз превратилась в непреодолимый квест, не то что проехать — пройти невозможно. И тогда он пошел в соседнюю деревню, куда должна была прийти автолавка. По шатким гнилым мосткам через речку. С них-то он и упал в воду, сильно ударившись головой.

Фото предоставлено Натальей Николаевой

Фото предоставлено Натальей Николаевой

- Теперь мама в Хлопотово одна живет, - вздыхает Наталья. - Она не хочет никуда уезжать оттуда, а мы продукты раз в неделю привозим.

…Обнаружить то самое Хлопотово сходу не получается - на указателях его нет. Находится деревня с помощью навигатора и проехать все же получается — грязь перешла в твердое агрегатное состояние, а утром прошел грейдер. С десяток домов, вокруг которых нет свежих человеческих следов и тишина, которую прерывают лаем собаки из сарая. Спустя время на пороге одной из изб появляется мама Натальи Николаевой, Валентина Ивановна.

- Этот «козлик» зять специально купил, - показывает на заснеженный «уазик» у дома женщина. - Чтобы продукты и другое не на себе таскать — тут же не пролезть. Нужна нам дорога, ох, как нужна. Весной снова люди приедут, маются каждый раз. Вон тот дом отремонтировали, этот тоже, говорят, насовсем переедут в этом году, не так скучно будет, а то и Ванюшки не стало. И тоже из-за дороги.

Валентина Ивановна

Валентина Ивановна

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

На въезде в деревню - полусгоревший дом, в котором жил ее сосед, инвалид с детства.

- Четыре года назад пожар там был, ночью, - голос женщины дрожит. - Проснулась и туда, кричу: «Ваня, Ваня!» Но и я плохо хожу, и он тоже, не мог до окна дойти. Пожарная быстро приехала, и вон там, в луже-то и застряла. Пока машину выталкивали, пожар сильнее стал. Побежали вытаскивать его, а там в углу баллоны газовые стояли. Вот и нет Ванюшки…

- И вот случись что - сам не дойдешь, а на помощь никто не доедет, - продолжает ее дочь. - Там дальше деревня Киларево, и когда в позапрошлом году в ней умерли муж с женой, их долго похоронить не могли, потому что не вывезти оттуда. Бегали по округе, искали трактор. А нам про нецелесообразность говорили и что-то обещали. Вот мы и написали в прокуратуру, мы же тоже люди. Говорят, обжаловали. Значит, все-таки, не сделают дорогу?..

На въезде в деревню - полусгоревший дом

На въезде в деревню - полусгоревший дом

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«ПОМОГИТЕ, ЕСЛИ МОЖЕТЕ»

- Сделаем, все четыре! - убежденно обещает мне глава Дедовичского района Геннадий Афанасьев.

- Но как? - недоумеваю я, разглядывая озвученные им чуть ранее цифры: из 255,9 миллиона рублей районного бюджета собственных доходов - 53,6 миллион, то есть всего 20,9%. Остальное - субсидии и дотации. И лишь около 15 миллионов запланировано на ремонт ВСЕХ районных дорог. Крохи, от которых вообще ничего не останется, если исполнить решение суда по тем четырем дорогам: восстановление 12,7 километра по смете обойдутся в 11,6 миллионов. На остальные дороги, получается, чуть более 3 миллионов останется?

Глава Дедовичского района Геннадий Афанасьев

Глава Дедовичского района Геннадий Афанасьев

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Это по смете, - тоже смотрит цифры Афанасьев. - Там часть уже сделана в прошлом году, на то же Хлопотово, может быть, вместо 3,7 миллиона полтора потратить придется. Мы бы все равно эти дороги сделали, но немного позднее. Но если есть решение суда, мы его исполним. Будем использовать благотворительную помощь. Ежегодно 7-8 дорог делаем за счет спонсоров (местных организаций. - Ред.). У нас диалог такой: ребята, помогите, если можете, и они помогают. Тем более, многие из них своими машинами эти дороги и бьют, лесовозы, например. Где-то, может быть, область поможет увеличить финансирование. Так что исполним!

- Но обжалуете, тем не менее, значит, не согласны с судом?

- Потому что я хотел бы несколько по-другому выстроить последовательность. Мы считаем, что в первую очередь - приоритетные дороги, где много жителей, потом на местные уходить, от большего - к малому. Хотя мы иногда отступаем от этого правила и делаем дороги к малочисленным населенным пунктам. Есть примеры, когда мы делали дорогу и люди начинали там строиться. Взять Заречье, дороги не было. Местные подняли проблему и отремонтировали ее. И там пошло строительство — питерцы, местные… Такое же в Иваньково — после ремонта там строится уже 5 домов. Пусть даже дачники закрепятся в деревне — это тоже развитие района!

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ТРАНЗАКЦИЯ ПО-ДЕРЕВЕНСКИ

- Вы этих дачников видели? Многие из них - сильно немолодые, оставили городские квартиры детям и переехали в эти избы век доживать, - говорят местные. Здесь следят за этой историей и отчасти злятся на дачников, перетянувших львиную долю дорожных денег на себя, вполне обоснованно опасаясь, что средств на подъездные пути к их деревушкам категорически не останется. Что дачники — не тот ресурс, за счет которого можно поднять деревню. Что особого толку для района от них нет — будучи прописанными в других местах, они бьют дороги здесь, не создают рабочих мест, а в огуречно-помидорный сезон перегружают и без того худые водопроводы, на починку которых снова нет денег.

- Но они же земельный налог, хоть и небольшой, в местные бюджеты платят, - вступаюсь за дачников.

- Ну как… - подбирает слова Александр Дубрянин, глава Вязьевской волости (сельское поселение. – Ред.), в которое и входит то самое Хлопотово. - Многие участки не оформлены, в права наследования опять же не вступают, а пенсионеры с 6 соток этот налог не платят.

И люди гурьбой перечисляют типичные явления глубинной России, которые так далеки от слова «развитие»: работы особо нет, население старое, отопление с перебоями, квартплаты в Дедовичах почему-то чуть ли не вдвое выше, чем в Пскове.

- У пенсионеров после этого не остается же ни на что!

Яркая иллюстрация к последним словам возникает уже через несколько минут. В местном магазинчике двое молодых москвичей, заехавшие за сигаретами, раскрыв рты, наблюдают за диковинным способом оплаты за продукты: бабушки, наполнив сумки дешевыми консервами, мукой и макаронами, повторяют сумму и просто уходят, так и не достав кошелька. «Вот это пайпал, вот это экосистема!» - восхищаются те, а потом обнаруживают, что фамилии бабушек вместе с суммой занесены в толстую тетрадку - своеобразную долговую книгу. Эта древнерусская транзакция будет считаться завершенной, как только бабушки дождутся пенсию и вернут деньги.

А еще здесь обязательно вспомнят, что в школах и больнице не хватает учителей, и нецензурно рифмуют еще одно модное слово - «оптимизация», косой прошедшая по деревенской медицине.

«МЕДБРАТЬЯ» В ПОГОНАХ

- Нам с телевизора говорят: не занимайтесь самолечением, при признаках коронавируса зовите врачей! Но как тут не заниматься-то - «скорую»-то не дозовешься! - гневаются люди и говорят, что после «оптимизации» машину могут пригнать из дальних районов. Бригады, не зная местности, плутают, сильно запаздывая. Вспоминают, как однажды соседи, понапрасну прождав машину, положили бабушку, упавшую с третьего этажа, на одеяло и сами отнесли в больницу. А минувшей осенью «скорая» ехала к мужчине, которому стало плохо с сердцем, также издалека, и он умер. 18 января в Дедовичах заболела двухлетняя девочка, температура под 40, рвота — по всем признакам случай экстренный! Родители ждали бригаду два часа, сбивая температуру подручными средствами. Им это удалось, ребенок уснул, вызов отменили, а утром мама с больной девочкой сама отправилась в больницу.

- Спасибо полицейским, выручают! - вдруг благодарят дедовичане.

- ???

- Мы их уже давно «медбратьями» зовем: когда «скорая» не едет, звоним им и те до врачей везут.

Из последнего: в середине января у магазина села Дубровка нашли пьяную женщину с признаками обморожения. Первыми на место прибыли полицейские, которые вызвали «скорую». Женщину посадили греться в автомобиль и с час оформляли протокол, повторно сделав звонок в «03». Но люди в белых халатах так и не появились и тогда полицейские сами отвезли ее в больницу.

- Так, глядишь, может, и на фельдшеров их обучим? - в шутку предлагают люди свое видение дальнейшей «оптимизации»: - Заодно и почту с пенсией разнесут, и браки зарегистрируют! Ой, не пишите это, а то вдруг в Москве почитают и еще раз «оптимизируют»…

Как прямое следствие всего этого клубка нерешаемых проблем — последнее место Псковской области в рейтинге качества жизни сельского населения

Как прямое следствие всего этого клубка нерешаемых проблем — последнее место Псковской области в рейтинге качества жизни сельского населения

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Аварийно-принудительные работы

Как прямое следствие всего этого клубка нерешаемых проблем — последнее место Псковской области в рейтинге качества жизни сельского населения, который составлял Всероссийский институт аграрных проблем и информатики имени А.А.Никонова. И негласное звание «столицы российской депопуляции», которое однажды присвоили региону демографы: если в 1990 году здесь жило 844 тысячи человек, то сейчас нет и 613 тысяч, а население того же Дедовичского района за это же время снизилось с почти 19 тысяч до 11,2 тысяч. Это зарегистрированных. Сколько из них давно не живет здесь, подсчитать трудно.

Да, что-то в районе делается. Особенно, как говорят дедовичане, с приходом вышеупомянутого главы Геннадия Афанасьева, который усиленно стал привлекать федеральные деньги, участвуя в нацпроектах: капитально отремонтировали мост через реку Шелонь, запустился мебельный цех, капитально отремонтированы дороги в соседние Порхов и Дно, строится физкультурно-оздоровительный комплекс, а в ремонт запланировано немало объектов по госпрограмме «Комплексное развитие сельских территорий».

Но всего этого мало, чтобы решить главную проблему — отток населения. Как раз той самой комплексности-то решений и не хватает. Вот, к примеру в деревне Ясски несколько лет назад построили отличный офис врача общей практики, потратив несколько миллионов, однако того самого врача там нет до сих пор. Или вот строится в тех же Дедовичах физкультурно-оздоровительный комплекс. Ну, будут пацаны и девчонки заниматься в нем, но удержат их новенькие тренажеры от переезда в города после окончания школы?

Развивает территорию человек. А заниматься этим он будет, когда у него будет не только достойная работа под боком, но и убежденность в том, что к нему вовремя приедет «скорая», что пожарные не застрянут на подступах к селу. Что его дети пойдут в школу поблизости, а не будут вынуждены просыпаться на полтора часа раньше, чтобы успеть к школьному автобусу.… А еще ему нужны и интернет, и теплые туалеты, и газ, и бесперебойное электро- и водоснабжение. Отсутствие этого набора и ведет к вымиранию деревень, и какой-нибудь отдельный элемент в виде ремонта этих четырех дорог не спасает ситуацию. Тем более, что силами (читай — бюджетом) района эту проблему точно не решить. И, может быть, в ситуации, когда федералы заставляют районных чиновников делать такие дороги, правильно было бы проводить эти аварийно-принудительные работы за федеральный же счет? Ведь это центр однажды заставил глубинку взять на себя содержание этих «дорог», не выделив при этом денег. Иначе так будет и дальше — работа местного самоуправления снова сведется к лихорадочному затыканию дыр и местные чиновники, чтобы выполнить решения судов, будут вынуждены постоянно забирать деньги из других не менее важных проектов и христорадничать по спонсорам. И это головная боль грозит лишь усилением - над судебным вариантом решения дорожных проблем в это время задумались и жители других деревень, которые тоже устали от бездорожья и вечного «денег нет, но вы держитесь».