Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Звезды12 февраля 2022 21:01

Магазинчик ужасов в Гольяново

На Берлинском кинофестивале показали российский фильм - «Продукты 24»
«Продукты 24» Михаила Бородина - основанная на зубодробительной реальной истории социальная хардкор-драма.

«Продукты 24» Михаила Бородина - основанная на зубодробительной реальной истории социальная хардкор-драма.

Фото: кадр из фильма

Вошедшие в программу «Панорама» «Продукты 24» Михаила Бородина - основанная на зубодробительной реальной истории социальная хардкор-драма, открывающая невидимый миру хоррор. Действо разворачивается в круглосуточном продовольственном магазине, чья хозяйка содержит узбекских продавщиц-мигранток в черном теле настоящих средневековых рабынь. Прототип места действия - реально существующий продуктовый магазин в московском районе Гольяново, а одну из ролей сыграла реальная участница описанных в фильме событий. Девушке чудом удалось унести ноги из этого магазинчика ужасов. Героиням картины повезло меньше. Одну из них сколь безжалостная, столь и предприимчивая владелица подкладывала под крышующих торговую точку сотрудников полиции, но и ей удается бежать с помощью проживающей на районе неравнодушной москвички. Впрочем, попав в родной Узбекистан, утопающий в безнадеге и средневековой нищете, поневоле начинаешь задумываться о возвращении в адскую Москву. Документально убедительный дебют Бородина абсолютно укладывается в одну из ведущих фестивальных тенденций - мигранты уже не первый год являются главными героями Берлинале.

Кадр из фильма «Римини»

Кадр из фильма «Римини»

Показаннный в конкурсе «Римини» (Rimini) Ульриха Зайдля - парадоксальная медитация о старости и смерти, полная вымученной фальшивой витальности, свойственной ее главному персонажу - экс-звезде немецкоязычной эстрады по прозвищу Ричи Браво. Теперь он обслуживает прибывающих на указанный в названии итальянский курорт австрийских старух. Обслуживает музыкально и сексуально (и ресторанно-песенная, и эротическая часть предъявлены обстоятельно, в эстетике безобразного, и по-своему дополняют друг друга). На родине в богадельне доживает свой век в полном невменозе его отец, бывший фашист - в финале он по привычке рыдает, слушая «Зимний путь» Шуберта. Зимний путь Ричи - сдавать свою итальянскую виллу богатым соотечественникам, живя в дешевой гостинице, и продавать услуги потасканного жигало пожилым туристкам, ради него надевающих пародийное эротическое белью в сеточку. Единственный персонаж фильма моложе 70-ти - дочь Ричи, брошенная им в детстве и приехавшая в зимний, туманный Римини вымогать у него деньги. В сопровождении своего сирийского бойфреда, по факту тоже жигало. Нельзя сказать, что в «Римини» получает какое-то дополнительное развитие свойственный Зайдлю саркастический взгляд на стареющую Европу, да и по поводу перспектив орошения ее новой мигрантской кровью он уже тоже высказывался. Мигранты, по Зайдлю, годны только на то, чтобы сидеть под теплым итальянским снегом и ждать подачки. В «Продуктах 24» они наделены большей самостоятельностью - может, потому что в России им приходится тяжелее, чем в Италии.

Кадр из фильма «Моя малая родина»

Кадр из фильма «Моя малая родина»

В подростково-молодежной секции Generation показали снятый на трех языках японо-французский фильм «Моя малая родина» (My Small Land) дебютантки Эммы Кававады - о непростой жизни семьи курдских беженцев в Японии. Они бегло говорят по-японски, а вынужденно ставшая матерью семейства девушка Сария работает в продуктовом магазине, готовится поступить в колледж и встречается с симпатичным японским парнем, который, как и все в Японии ничего не слышал про курдов. С этим, конечно, можно жить, если бы местные власти без объяснения причин вдруг ни отказали реально пострадавшей семье в статусе беженцев, что означает существенное ограничение прав и то, что девушка должна взвалить еще больший груз на свои и без того натруженные плечи…

Кадр из фильма «Добрые сердца»

Кадр из фильма «Добрые сердца»

Вещь под названием «Добрые сердца» (Kind Hearts) бельгийцев Оливии Рошет и Джерарда-Яна Клауса, показанная в той же секции, отправляет нас в совершенно другой мир, в котором 18-летние европейские юноша и девушка выясняют свои отношения (разбежаться им или все же пока нет), сидя, как пенсионеры, в буржуазном ресторане и буквально катаясь как сыр в масле. Вещь начинается на «чертовом колесе»: для бельгийской молодежи, кажется, это единственный способ встряхнуться.