Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Звезды20 февраля 2022 22:02

Вера Алентова: Меня попросили поднять юбочку повыше, чтобы посмотреть мои ноги

21 февраля народной артистке России исполняется 80. К своему юбилею она выпустила пронзительно искренние мемуары
Актриса всю жизнь служит одному театру - имени Пушкина. Фото: Сергей КИСЕЛЕВ/Агентство городских новостей «Москва»

Актриса всю жизнь служит одному театру - имени Пушкина. Фото: Сергей КИСЕЛЕВ/Агентство городских новостей «Москва»

«Что я могу сказать по поводу своего возраста. 80 лет... Срывать это смешно. Но стареет наша оболочка, а душа осталась 16-летней. Такое у меня внутреннее ощущение», - призналась Вера Алентова во время презентации своей автобиографической книги, которая на днях вышла в издательстве «Эксмо».

Алентовой впервые предложили написать книгу в 37 лет после выхода на экраны оскороносного фильма «Москва слезам не верит». Тогда она подумала: садиться за мемуары еще рано. И вот несколько лет назад ей и её мужу режиссёру Владимиру Меньшову снова поступило предложение.

Автобиография Веры Алентовой.

Автобиография Веры Алентовой.

- Я села и стала писать то, что помню. Писала эту книгу два года, - рассказала Вера Алентова. - Помогла пандемия, когда мы все засели на самоизоляции, театр не работал, образовалось свободное время. Я закончила свою книжку, а Володя не успел (Владимир Меньшов умер в июле 2021 года).

Когда Шура Ширвиндт взял мою книжку в руки, он в своей ироничной манере сказал: "Твою книжку не только прочитать сложно, её даже поднять невозможно" – такой объем и количество страниц.

В издательстве мне говорили: название должно быть броским, таким, чтобы люди клюнули на приманку и захотели купить. Но я поняла, что название может быть только одним - «Всё не случайно». Это искренняя книга. Странно, что-либо скрывать, когда тебе уже столько лет. Это неразумно и неправильно. Интересно, когда жизнь правдивая. Там много вещей, которые неприятны для меня, но я все равно решилась о них написать, потому что это правда…

Мы пролистали книгу Веры Алентовой, в которой она подробно рассказывает о себе, о своих корнях, о родителях, своем детстве… Если знать, насколько закрытый человек Вера Валентиновна, она как улитка прячется в раковине, когда с ней заговаривают на личные темы, этот ее искренний рассказ получился интересным.

В детстве её воспитанием в основном занималась мама – провинциальная актриса Ирина Алентова, с которой маленькая Вера объездила полстраны, как обычно бывает с детьми военных. Мама часто меняла театры и переезжали из одного города в другой: из Ферганы в Барнаул, из Барнаула в Орск... То и дело приходилось менять школы, но училась Вера всегда хорошо. «Мама очень много работала: казалось бы, времени на воспитание не хватало. И все же воспитанием моим она занималась, воспитывала строго, а я маму обожала, так что каждое ее слово становилось законом. Маме я обязана всем, что умею… Еще в детстве мама научила меня и шить, и вышивать, и вязать, и штопать, и красиво зашить порвавшуюся одежду, и починить-прибить-побелить-поклеить обои, и сварить нехитрую еду».

Отец Веры Алентовой – провинциальный актер Валентин Михайлович Быков умер в 28 лет. Правда к этому времени её родители уже успели расстаться.

ЖИЛИ В КАССЕ КИНОТЕАТРА

Образ Кати Тихомировой из фильма «Москва слезам не верит» в значительной степени Алентова «сняла» с себя. Ее личная судьба и судьба ее героини похожи. Выбилась «в люди» она из такой глухой бедности и бытовой неустроенности, которую трудно представить сегодня. Когда они с мамой оказались в Коканде, жить там пришлось в помещении театра, где мама работала. В Кривом Роге поселились в гримуборной, в очень маленькой комнатке без дневного света. В Днепропетровске пребывание оказалось еще более ужасным: мамин новый муж некий режиссер Орлов поселил их в кассе кинотеатра и там они разместились на трех метрах. За фанерной стенкой все время толклись люди, пришедшие посмотреть кино. В Фергане были свои бытовые невзгоды. «Там вода очень плохая, - вспоминает Алентова. - И у русских не получалось как следует промыть волосы. Узбечки мыли голову кислым молоком, и волосы у них выглядели прекрасно, но нам этот способ не подходил». И тогда нашли выход: мыли голову порошком «Лотос» с риском, что волосы вылезут.

Летом на каникулах с седьмого класса Вера работала на сборе хлопка. «Заработав небольшие деньги, я, с разрешения мамы, купила себе веселого ситца, и мама сшила мне летнее платья, а оставшиеся деньги отдала маме.

Мама не хотела, чтобы я становилась актрисой... Помыкавшись по городам и весям, она не хотела для дочери такой жизни, поэтому всячески поддерживала мои планы стать врачом. Но если бы я не стала актрисой, то была бы самым несчастным человеком не свете, занимаясь не своим делом. Прожив огромную жизнь в театре, я по-прежнему считаю, что лучшей профессии для меня не существует во всем белом свете».

«НИКОГДА НЕ БУДЕТЕ АКТРИСОЙ»

Играть Катю в фильме «Москва слезам не верит» Алентовой (на фото - справа) было легко: в своей жизни она проделала похожий путь.

Играть Катю в фильме «Москва слезам не верит» Алентовой (на фото - справа) было легко: в своей жизни она проделала похожий путь.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В 18 лет Алентова отправилась штурмовать театральные училища столицы. «Мне Москва представлялась сказкой, я и подумать не могла, что встречу здесь такие развалюхи (общежитие для абитуриентов театральных вузов - Ред.). И тем не менее я испытывала благодарность за то, что могу где-то жить во время поступления, забрала чемодан из камеры хранения вокзала и пришла в положенную мне комнату, куда уже заселились семь девочек-абитуриенток. Первое, что я от них услышала: «У тебя деньги есть?» Мои новые соседки справедливо считали, что у вновь прибывшего деньги должны быть и он обязан поделиться с оголодавшими «собратьями». Часть денег у меня экспроприировали «в долг». От «собратьев» же я узнала, что вузов театральных в Москве целых четыре, да еще один кинематографический – ВГИК. Обогащенная знаниями, я записалась на консультацию на ближайший день в Щепкинское училище при Малом театре.

… За столом сидели педагоги во главе с самим Виктором Коршуновым, полноватым и обаятельным человеком. Я прочитала все, что приготовила: и прозу, и стихи, и басню, и меня ни разу не остановили, как было с двумя ребятами в нашей пятерке, читавшими передо мной. Меня внимательно и доброжелательно выслушали, потом попросили спеть, и я спела, потом попросили поднять юбочку повыше, чтобы посмотреть, не кривые ли у меня ноги, и ноги у меня оказались в порядке. Потом Коршунов подозвал меня поближе и сказал: «Вам, дорогая, не стоит даже приближаться к сцене. Вы никогда не будете актрисой».

Я почему-то сразу оглохла. Я вышла из аудитории, толпившиеся ребята, ждущие своей очереди, задавали мне какие-то вопросы, я видела их шевелящиеся губы и не слышала ничего… Но потом выдохнула и решила продолжить попытки.

Я оказалась разумной, и меня совсем не привлекал шанс «напозволять себе всего, чего не разрешали родители». У меня существовала одна единственная цель – поступить. Все остальное мне было совершенно не интересно».

ВСТРЕЧА С МЕНЬШОВЫМ

Вера Алентова поступила в театральный вуз со второй попытки. На следующий год (1961 г.) она вновь приехала в Москву и уже прицельно поступала в Школу-студию МХАТ.

«Педагоги сообщили: желательно, чтобы в пятерках поступающих не было одинакового репертуара. Я приготовила рассказ Паустовского «Корзина с еловыми шишками», басню Крылова «Волк и ягненок» и монолог Лауренсии из пьесы Лопе де Вега «Овечий источник». Перед тем как нашу пятерку вызвали, выяснилось, что у меня и еще одной девочки в репертуаре монолог Лауренсии. Я честно призналась, что больше у меня ничего нет, а девочка сказала, что поступает в третий раз и у нее репертуар обширный: так что она знает, чем заменить Лауренсию. Я очень ее благодарила.

Почему она все-таки начала свое выступление именно с этого монолога, мне неведомо. Читая свой монолог, Жанна – так звали девочку – явно чувствовала, что поступает нечестно… Может быть, поэтому она читала плохо, делала много логических ошибок... Неожиданно я оказалась в выгодном положении: услышав монолог в исполнении конкурентки, я

поняла, что было неверно сделано и у меня. И, выйдя читать, я на ходу свои ошибки исправила!

Пока мы ждали списков, кто прошел, Жанна куда-то исчезла. Возможно, она чувствовала себя неловко в роли ненадежного человека. Наконец список зачитали – я прошла, а Жанна нет…

Когда измученная и голодная, я вышла из дверей студии и направилась в пельменную неподалеку, ко мне подскочил взъерошенный молодой человек и спросил, не знаю ли я, где Жанна, она ведь вроде читала со мной в одной пятерке. Я холодно ответила, что не имею ни малейшего понятия, о ком идет речь, и пошла дальше. Юноша этот, по понятной причине мне совсем не понравившийся, увязался за мной, а потом даже присоседился в пельменной и, пока мы ели, задавал еще какие-то дурацкие вопросы. Я из вежливости что-то отвечала, глядя сквозь него. Такой была первая встреча с моим будущим мужем.

В браке с Владимиром Меньшовым актриса прожила 58 счастливых лет.

В браке с Владимиром Меньшовым актриса прожила 58 счастливых лет.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Нас на курсе оказалось девятнадцать, и среди этих девятнадцати, к моему удивлению, не оказалось никого, с кем я так долго и мучительно поступала. Все смотрели друг на друга ошарашенно, из чего я сделала вывод: никто никого раньше не видел. Я узнала только молодого человека, который настырно расспрашивал меня о неприятной мне девочке Жанне, а потом поглощал рядом со мной пельмени в забегаловке рядом со школой-студией".