Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Общество24 февраля 2022 3:55

Американский айтишник с 8 детьми бросил Техас ради Ростова Великого и стал православным священником в сельском храме: В Россию мы приехали спасаться

Почему в центре Ярославской области образовалась целая колония иностранцев
Наш корреспондент Владимир Ворсобин (справа) встретил американского батюшку с его семьей возле Борисоглебского монастыря.

Наш корреспондент Владимир Ворсобин (справа) встретил американского батюшку с его семьей возле Борисоглебского монастыря.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Почти сбывшееся пророчество

Ростов Великий. Храмы, храмы, храмы. Мороз русский. Когда не холодно, а жжет. Коченеешь до хрустальности и семенишь по улице. С Жеральдо, местным бразильцем. Он в шапке-ушанке пританцовывает, а ты ему с удовольствием:

- Чё, Жора, не Рио-де-Жанейро? (Доброго Жеральдо я окрестил для удобства Жорой.)

- А я еще в Иркутске хотел поселиться, - ворчит подмороженный бразилец. - Бог спас…

И смотрит в меня угольными глазами.

- Ты, наверное, не понял, в какой чудесной стране живешь, - говорит.

- Чё ты вдруг?! - настораживаюсь.

- Повезло тебе родиться в России, - хлопнул варежками Жора. - Каждый вечер с женой хожу по городу. Любуемся. Здесь спасение. Здесь покой. (Говорит на португальском и тут же переходит на русский.) Тут ха-ра-шо! Ты-то понимаешь, что тут ха-ра-шо?

Стоит. Подмигивает. Радуется. Блаженный бразилец.

Пожимаю плечами. Что тут скажешь…

- Эк тебя разобрало, Жорж, - усмехаюсь. А сам думаю: а ведь прав кудрявый, замылен глаз у нас, русских. Полдня брожу по Ростову Великому, разглядываю старинные храмы, стены, крещусь даже… А восторга все нет.

И, странное дело, именно сюда, в Ярославскую область, съезжаются иностранцы. Их тут уже целая колония - немцы, американцы, англичане, швейцарцы. Кто занят туризмом, кто фермерством, кто просто «пенсионерит», прожигая европейскую пенсию здесь, в необустроенной, бесперспективной, как ворчат на наших кухнях, России.

Говорят, среди иноземцев ходит слух, что жил в Ростове батюшка, известный своими пророчествами. Что расцветет этот захолустный край, как только сюда приедут иностранцы. И хотя местное священство божится: мол, действительно был священник-провидец, но об иммигрантах в пророчествах ни слова, легенда оказалась удивительно сильна.

Бразилец Жеральдо поселился в холодном Ростове Великом, хотя поначалу собирался в Сибирь. Бог спас...

Бразилец Жеральдо поселился в холодном Ростове Великом, хотя поначалу собирался в Сибирь. Бог спас...

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Вот и Жеральдо бросил свой бразильский городок, что рядом с русскими селами староверов (отсюда у него увлечение православием), и приехал с молодой женой. Перебивается переводами на португальский и испанский, ходит в русские храмы. И мечтает о спасении.

- Для нас с отцом Иосифом, - говорил он, - Россия - это свобода. Здесь можно построить свой мир. Чистый, правильный, Божий.

А я как раз ехал к этому Иосифу. Он же Джозеф Глисон. Американец приехал сюда из Техаса четыре года назад и, как и Джеральдо, долго бродил по России, пока не увидел землю великоростовскую. Далее - стандартно. Восторг. Да такой, что привез он из Америки жену и кучу детей (сейчас у него их восемь), поселился в вымершей деревне и вроде как счастлив.

Служит Богу в храме в одном из сел. И говорит странные вещи…

«Печку в храме батюшка не смог растопить»

Впервые с отцом Иосифом я столкнулся случайно, кликнув по ссылке на одну из православных конференций.

Тогда Джозеф Глисон только-только перебрался из Америки под Ярославль. В США он работал программистом в охране супермаркетов. Искал настоящую веру - сначала в англиканской церкви. Потом в православии. Причем, углубившись в религиозное чтение, он настолько проникся русской верой, что обратил в нее целый англиканский приход.

«Когда я изучал Библию и церковную историю, я понял, что протестантство насчитывает всего 500 лет, - рассказывал он. - Я не хотел быть с религией, которая так молода. Я хотел быть с той церковью, которая существует от Христа и апостолов».

Отец Иосиф (Джозеф Глисон) и все его многочисленное семейство нашли в России место, где можно спастись от неправедного западного образа жизни.

Отец Иосиф (Джозеф Глисон) и все его многочисленное семейство нашли в России место, где можно спастись от неправедного западного образа жизни.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

На русский взгляд, Глисон - явление необычное. Странное. Представьте православного «фундаменталиста», выросшего в ультрарелигиозной семье. Отец Джозефа, протестант, гастролировал по всей Америке (в составе госпел-группы The Blackwood Brothers), неистово исполняя христианские песни. Глисон-младший продолжил дело отца. Но по-своему. Стал православным и решил спасаться в России.

Для русского это как уверовать в Бога и уехать в Гренландию.

- Когда узнал, что какой-то американский священник хочет переехать к нам, не поверил, - вспоминает ростовский благочинный протоиерей Роман Крупнов. - А он приехал с женой и кучей детей. До сих пор помню - мороз под 30 градусов, а у них ребенок раскрытый. Вот бедолаги, думаю. Поселили мы их на первое время в дом при храме. А он сразу за дело - начал строить себе дом на Борисоглебской горе. И тут же второй - семья-то у него большая.

- К счастью, его американские работодатели разрешили работать удаленно из России, - вспоминает протоиерей. - Это его выручило. Из-за разницы во времени он у себя в русской деревне в 17.00 по интернету заступал на охрану американских магазинов и работал до 2 ночи.

Но потом странного батюшку в США все-таки уволили. И остался он в ярославской глубинке жить на нищенскую зарплату приходского священника. Переселенцу выделили в соседней деревне пустой храм…

Звоню Глисону. Уточнить место встречи.

- В деревенском храме не получится, - отвечает вместо него местный прихожанин (отец Иосиф по-русски почти не говорит). - Печку в храме батюшка не смог запустить. Вот и окоченел. Решил не морозить паству. Завтра будет служить в Борисоглебском монастыре, там теплее…

«Бедный американец, - думаю. - Русского не знает. И, Господи, восемь детей! Как он выживет?!»

И тут я вспомнил ту самую православную конференцию... Выживет.

Помню как сейчас - на трибуне пламенеет американец. Проповедует. Да так, что русские священники ошеломлены.

- Запомните, - почти кричал им американец, - школа не воспитывает наших детей, она готовит рабочих для бизнес-корпораций и муштрует солдат для государства. Разве этого хочет Бог?! Православные христиане знают - Бог создал мужа и отца, который должен работать и защищать жену и детей. Для воспитания ребенка и служения мужу он сотворил мать и жену. Но Бог не сотворил школы. Он сотворил род Израиля и не сказал ему, что нужны учителя. Бог для учения дал человеку родителей. И родителям не надо сомневаться: возможно ли мне учить своих детей дома? Им нужно спросить себя: как мне их учить? В Америке миллионы детей учатся дома. В России около 100 тысяч. И эти дети лучше сдают экзамены, легче поступают в университет. Скорее в школе ваш ребенок станет глупым, необразованным.

Священник обвел пылающим взором парализованную православную аудиторию, похоже, живо представившую «истинную жизнь христианскую» - ежедневные кухонные уроки по 6 часов с отпрысками в течение 9 - 11 лет, и с размаху забил последний гвоздь.

- Если вы из-за своей работы не можете обучать своих детей, надо бросить работу! - заявил он.

Церковное начальство тут мягко возразило: мол, зело строгий устав для нашего монастыря. Дескать, русские не так много зарабатывают…

«Выйти замуж и дома детей учить»

У Борисоглебского монастыря, где отец Иосиф назначил встречу, познакомился с солнечной тетушкой. Бывшей москвичкой. Несколько лет назад она продала квартиру в Москве, переселилась сюда с дочерью. Поближе к Богу. Счастлива. Торгует яблочной пастилой. Настоящей. Вкусной. Пятидесятирублевой.

Бывшая москвичка тоже переселилась в Ярославскую область. Торгует яблочной пастилой. Счастлива.

Бывшая москвичка тоже переселилась в Ярославскую область. Торгует яблочной пастилой. Счастлива.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

И говорит то же самое, что и мой святой бразилец. Неужели, дескать, вы, Владимир, не чувствуете, как здесь хорошо?!

- Вот опять! - злюсь я на себя. - Лицо у меня, что ли, хмурое, московское?.. И что я должен почувствовать?

Встречаю неисчислимое семейство Глисонов, высыпавшее из храма.

И едем в вымершую деревеньку, что неподалеку, где стоит выстроенный американцем дом.

- О, знаю это место, - кивнул таксист (в машину батюшки я не поместился). - Кого я только сюда не возил! Негров не помню, а так - весь интернационал. Месяц тому назад, например, вез сюда голландца. Отчего иностранцев тут так развелось?

Дом крепкий. Просторный. Фермерский. С трактором. Сараем. Соседей, можно сказать, и нет. Да и зачем Глисонам соседи…

Внутри - настоящая русская изба. Просторная, без телевизоров. На стенах иконы. Мощный деревянный стол, на всю семью. Женщины готовят обед. Тут все по строгому расписанию - в 6 утра молитва, завтрак, работа, учеба, молитва, обед и так до самой ночи.

- Кимберли, привет, - здороваюсь со старшей дочкой батюшки, моей переводчицей - она единственная здесь, кто хорошо знает русский. - Сколько тебе лет?

- Восемнадцать, - смущается.

- Поступать куда думаешь?

Смеется.

- Никуда, - пожимает плечами. Мол, вот вздор!

Вижу, многочисленные братья-сестры тоже заулыбались. Поняли вопрос.

- Погоди, Кимберли, - удивился я, - в России положено куда-то поступать. В вуз, колледж…

- Мне не надо никуда поступать, потому что не планирую работать, - юная американка смотрит на меня непонимающе. - Я выйду замуж и буду дома детей учить как жена, как мама. У меня нет планов на карьеру.

И таких планов нет у всех юных Глисонов. Сыновьям отец купил неподалеку землю: вырастут - будут фермерами.

И нет тут ни у кого сомнений. Сказал отец семьи: летим в Россию, значит, в Россию.

«Сначала, конечно, это был шок, но потом я согласилась, что православной семье лучше жить там, где православие - основная религия», - рассказывала его тихая супруга Эми Глисон.

И вот он, долгожданный миг.

- Что здесь, в России, такого? - спросил я у отца Иосифа, чуть от себя не добавив: что вы, иностранцы, чувствуете здесь такого, чего не чувствуем мы?!

- Окей, - улыбнулся батюшка. - Окей…

Бегство от гей-пропаганды

- Я отлично помню этот день, - рассказывает отец Иосиф. - Когда Верховный суд заставил Штаты принять гомосексуальный брак, я решил - перееду в Россию. Сказал моей семье: будет трудно, но если мы хотим денег, лучше жить в Америке, если веру православную - надо жить в России. В Америке много людей не знают, что такое православие. В Америке миллионы людей верят, что гомосексуальный брак это нормально. Я не думаю, что Россия - это рай, но здесь можно жить нормальной жизнью. Потому что государство пытается защититься от греха.

- И все из-за гомосексуалистов?! - удивился я. - Но как они вам в будничной американской жизни помешали?

- Раньше было спокойнее, - вздохнул американец. - Но теперь во многих штатах вводится правило - если вы не верите, что гомосексуализм это нормально, вас могут уволить или забрать детей. Вас могут преследовать, если вы осуждаете гомосексуализм, трансгендерство…

Американцы, оказывается, прибывают в Россию волнами - сначала они бежали от гей-пропаганды. Мол, в США родителей вынуждают подписывать письма, признающие равноправие всех - натуралов, геев, трансгендеров. Непримиримо верующие предпочли найти другую страну - Грецию, Россию, Румынию. После поражения Трампа в Россию потянулись его сторонники.

Теперь на Русь дошла волна ковид-скептиков…

- Меня одно огорчает в России, - вдруг заметил американец. - Здесь словно не замечают греховности прививок. В США все прекрасно знают, что при создании вакцин использовались клетки абортируемого материала. А в России молчат. И никто не говорит об этом. Почему?!

- Если вас только это огорчает в России, значит, вы святой, - смеюсь.

На что отец Иосиф смиренно замечает, что в России легко начинают, но доводят дело до конца с большим трудом…

- Так у вас страна огромная, - тут же находит оправдание нам, русским, американский батюшка и как-то вдруг переключается… на политику.

Мол, Крым наш, Киев - фашистский, и в конфликте США - Россия он на стороне официальной Москвы.

Я многозначительно киваю на сына священника - он пойдет воевать?

- Я люблю Америку, - пылко заговорил отец Иосиф, - и я молюсь, чтобы американское государство покаялось. Потому что в последние сто лет армия США распространяла зло. Если бы она воевала с теми, кто хотел ее завоевать! Нет, она строит военные базы по всей земле и хочет править всем миром. И я не хочу, чтобы они служили в американской армии. И если они захотят служить в Российской армии, я не вижу никаких проблем. Ваша армия защищает свою страну, не нападая на других.

- Как было бы здорово, если вы окажетесь правы, - замечаю. И прошу открыть тайну - что они, иностранцы, чувствуют в России? Отчего сюда рвутся? И получаю притчу в ответ.

Мол, в Евангелии Иисус говорит о поле, где была спрятана удивительной красоты жемчужина. И один человек продал все, чтобы ее иметь. Так и мы, иностранцы, дескать, приехали сюда, чтобы обрести этот дар.

- И что это за дар?

- Россия. Земля. Вера, - рассмеялся отец Иосиф. - Поразительно, что у многих русских есть мечта уехать в США, они думают, что там до сих пор 80-е, что там свобода. Нет, мы поменялись местами - теперь свобода здесь!

Прощаемся. Фото на память. Батюшка командует: никаких американских улыбок, давайте, как русские, - делает мрачное лицо и хохочет…

А я, пользуясь суматохой, украдкой спрашиваю Кимберли, которая уже хлопочет по хозяйству:

- Вы, конечно, пошутили насчет вашей главной цели в жизни - быть домохозяйкой?

- Почему вы так решили?! - смеется.

- Разве это не скучно?

- Нет ничего важнее и увлекательнее, чем сидеть дома и учить ребенка, - говорит назидательно. - Тут я учитель, тут я и повар. Завтрак, обед, ужин делать - что еще нужно для хорошей жизни?!

- Прекрасно! - восхитился во мне домостроевец. - Такое в России редкость.

И тут 18-летняя Кимберли вспыхивает.

- Если и американцы, и русские будут вспоминать, как жили их предки, - говорит она вдруг горячо-горячо... - Если они будут жить, как заповедовал Бог. Если американцы и русские будут заводить большие семьи и не станут делать абортов…

- No contraception, - шепотом подсказывает отец Иосиф и гордо смотрит на меня.

- Да, не использовать презервативы, - послушно кивает девушка, - то мы построим чудесный мир!

И вся большая дружная семья Глисонов перекрестилась.