Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Общество2 марта 2022 11:53

«Государь искренне любил русский народ»

Чем интересны обнаруженные дневники дантиста Николая II, и как они опровергают выводы официального следствия об останках Царской Семьи?
Поклонный Крест святым Царственным Страстотерпцам у шахты, куда были сброшены останки Николая II и его семьи

Поклонный Крест святым Царственным Страстотерпцам у шахты, куда были сброшены останки Николая II и его семьи

Доклад кандидата исторических наук Инны Симоновой на прошедшей несколько дней назад конференции, посвящённой 1160-летию Российской государственности, вскрыл новые подробности в резонансном деле об убийстве царской семьи. Участник конференции рассказала об обнаружении в декабре прошлого года в государственном архиве части воспоминаний придворного стоматолога Сергея Кострицкого (1875-1944 годы). Это 56-страничный машинописный текст с рукописными правками и пояснениями переводчика с испанского языка на русский, известного историка-архивиста Андрея Елпатьевского.

«Эти материалы долгие годы разыскивают все исследователи обстоятельств гибели Николая II. Наличие данных о лечении, зубных формул могли бы в кратчайшее время снять практически все вопросы, связанные с идентификацией останков», — процитировала Симонова в своем докладе высказывание старшего следователя-криминалиста СКР, с 1991-го по 2015 годы возглавлявшего расследование убийства царской семьи Владимира Соловьева из его книги «Ошибки и подлоги в следствии по Царским останкам».

ЛЕЧИЛ И ПОСЛЕ ОТРЕЧЕНИЯ

Считалось, что Кострицкий работал с императорской семьёй с 1914 года, когда на пенсию по возрасту вышел предыдущий лейб-дантист Генрих Уоллисон. Но, как следует из воспоминаний, первую помощь автор мемуаров оказал августейшим особам ещё в 1902 году в Ялте, где жил Кострицкий и куда на лето приезжала царская семья. Он продолжал лечить Императора, супругу и их детей и после отречения (март 1917 года).

В обнаруженных мемуарах и уже известной историкам финансовой отчётности Придворной медицинской части не сообщается о том, какие конкретно медицинские манипуляции проводились с членами императорской семьи. Однако, как сообщила Симонова, в воспоминаниях дантиста содержатся документальные сведения, что Кострицкий устанавливал и менял Государю Императору зубные коронки.

Главный вывод, который напрашивается из мемуаров, заключается в том, что августейшие особы, включая Николая II, получали постоянную стоматологическую помощь. В дневниках сообщается, что зубоврачебные кабинеты для обслуживания членов царской семьи располагались на первом этаже Ливадийского дворца (вблизи Ялты) и на втором этаже Александровского дворца под Петербургом около 4 подъезда (причём о местонахождении последнего кабинета историкам ранее не было известно).

Тезис о постоянной и качественной стоматологической помощи вступает в прямое противоречие с выводами официального следствия. Напомним, что следственная группа, работавшая в 1993-2015 годах во главе с Владимиром Соловьевым, опиралась прежде всего на результаты генетических экспертиз.

Екатеринбург, Храм-памятник на Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших

Екатеринбург, Храм-памятник на Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших

ДЕНТОФОБИЯ?

Благодаря многочисленным публикациям в СМИ, история признания следствием «екатеринбургских останков» царскими известна не только узкому кругу специалистов, но и широкой общественности: она полна драматических манипуляций фактами и логических нестыковок. Не случайно Церковь не приняла выводы следователей. А Патриарх Алексий II и на тот момент митрополит Кирилл признавались, что испытывали определенное давление членов госкомиссии. Но пойти на признание останков из Поросёнкова Лога они не смогли, настолько это им казалось абсурдным.

В 1998 году «екатеринбургские останки» по решению Правительства РФ были захоронены в Петропавловской крепости. А затем, в 2007 году нашлись и предполагаемые фрагменты ещё двух августейших особ — Алексея, сына Николая II, и дочери императора Марии.

Тот факт, что состояние зубов черепа, приписываемого Николаю II, сложно назвать нормальным, официальное следствие объяснило боязнью стоматологического вмешательства (дентофобией). Между тем, известно, что уже в самом начале XX века для обеспеченных слоёв населения империи были доступны новокаин и средства анестезии на основе морфия.

В 1990-е годы судебный медик Вячеслав Попов, врач-стоматолог Владимир Трезубов и группа специалистов под руководством доктора медицинских наук Гурена Пашиняна провели исследование черепов «екатеринбургских останков» № 3,4,5,6,7. Учёные установили, что люди, которым принадлежат черепа № 4 и 7 (по версии следствия, это Николай II и императрица Александра Фёдоровна) несколько лет до смерти не получали стоматологического лечения, что явно противоречит воспоминаниями царского дантиста Кострицкого и дневниковым записям Государя.

Согласно данным исследования Попова и Пашиняна, зубы черепов № 4 и 7 поражены пародонтитом и периодонтитом, никаких коронок на них нет. Более того, два передних резца и клык у черепа №4 сточены почти до основания, а череп №7, который приписывается супруге Николая II, имеет 14 первичных кариесов на зубах и три вторичных кариеса.

То же самое касается черепов № 3, 5, 6 из екатеринбургских останков, которые имеют свыше девятнадцати первичных и вторичных незалеченных кариесов. Возникает вопрос как же мог так лечить (точнее, совсем не лечить) своих августейших пациентов один из лучших стоматологов в империи? Абсурд.

«СЛЕДСТВИЕМ УСТАНОВЛЕНО…»

В 2015 году следствие по делу об убийстве царской семьи было возобновлено под руководством старшего следователя по особо важным делам при председателе Следственного комитета РФ генерал-майора Марины Молодцовой. Согласившись, в целом с выводами своих предшественников, проведя собственные изыскания, следователи объявили в конце прошлого года о завершении дела. О результатах расследования было с помпой рассказано в конце января, в воскресный прайм-тайм на первом канале в документальном фильме «Дело Романовых. Следствием установлено...».

И все же, несмотря на масштабную пиар-кампанию в СМИ и соцсетях вокруг признания «екатеринбургских останков», у значительной части духовенства, ученых, православных общественников остается уверенность в несостоятельности выводов следствия.

ОГОНЬ ПРИВОДИТ К РАЗРУШЕНИЮ ЗУБОВ

Начиная, с 2017 года при поддержке Фонда имени святителя Василия Великого, группой независимых исследователей – медиков, стоматологов, криминалистов была проведена серия разноплановых экспертиз по «екатеринбургским останкам». Одним из участников этого проекта был стоматолог-ортопед Эмиль Агаджанян.

По словам врача, он не получал никаких денег за работу и не является каким-либо заинтересованным в результатах исследования человеком. Главным стимулом для Агаджаняна было установление исторической истины. Стоматолог отмечает, что факты, которые удалось выяснить, во многом противоположны выводам официального следствия. В общей сложности у группы исследователей возникло 17 вопросов, вразумительные ответы на которые так и не были получены.

«Например, много путаницы оказалось с зубами цесаревича Алексея. На основе анализов ДНК утверждается, что два его зуба нашли в первом захоронении, а потом зубы сына Николая II были обнаружены в захоронении, найденном в 2007 году. В итоге, если отталкиваться от данных следствия, у одного человека оказалось два одинаковых левых верхних вторых моляра», — поразился Агаджанян.

Кроме того, стоматолог обратил внимание на то, что если бы тела, найденные в Поросенковом Логу в 2007 году, сжигались, то их зубы не могли не подвергаться мощнейшему температурному воздействию. Огонь приводит к сильному потемнению и разрушению зубов, однако следователи демонстрировали экспертам порой идеальные, никак не поврежденные огнем белые зубы, хотя и утверждали, что они остались после сжигания тел в костре.

В этом контексте необходимо напомнить, что следствие было осведомлено о существовании воспоминаний Кострицкого. Ещё в 1998 году в интервью газете «Известия» Владимир Соловьёв сообщил, что при посредничестве МИД РФ следствие получило мемуары придворного дантиста. Правда, в 2017 году на одной из научных конференций он заявил, что российское внешнеполитическое ведомство не передавало ему эти материалы, а лишь рассказало, что ничего интересного для него, как следователя, в этих мемуарах не содержится.

«ЧАСАМИ ПРОСИЖИВАЛ В КРЕСЛЕ СТОМАТОЛОГА»

В своём докладе Инна Симонова привела несколько цитат, подтверждающих тезис о том, что Николай II и члены его семьи получали квалифицированную и своевременную стоматологическую помощь, в том числе незадолго до гибели от рук большевиков, и в октябре 1917 г., и позже.

«В течение встреч с Императором и Императрицей в эту эпоху, когда я Им оказывал профессиональное внимание, я часто имел возможность очень свободно общаться с Ними… Без углубления в критику или обсуждение фактов, я только сообщу то, что видел и слышал в течение моих встреч в качестве врача с Императором и Императорской Семьей», — сообщается в мемуарах лейб-дантиста.

В подтверждении подлинности сведений, которые содержатся в воспоминаниях Кострицкого, Симонова привела несколько эпизодов из дневника Николая II от января 1917 года.

По словам эксперта, император уделял большое внимание состоянию своих зубов, «терпеливо, часами, день за днём просиживая в кресле стоматолога Кострицкого, специально вызванного в Царское Село из Ялты».

В мемуарах Кострицкого описывается, что спустя полгода после отречения, в октябре 1917 года, он достал необходимые инструменты из Александровского дворца, и выехал из Санкт-Петербурга в Тобольск, куда по распоряжению Временного правительства была сослана венценосная семья.

«(Вице-комиссар Двора) Макаров мне помог получить без промедления билет на поезд. Он же дал приказ взломать печати на дверях Александровского дворца, где находились инструменты зубоврачебного кабинета, тем самым дав мне возможность иметь в Тобольске необходимые инструменты», — говорится в воспоминаниях.

Крестный ход, посвященный 100-летней годовщине со дня убиения Святой Царской Семьи, в 2018 году объединил более 100 тысяч верующих

Крестный ход, посвященный 100-летней годовщине со дня убиения Святой Царской Семьи, в 2018 году объединил более 100 тысяч верующих

ЦАРЬ ВЕРИЛ В УСПЕШНОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ ВОЙНЫ

Обнаруженные мемуары Кострицкого интересны ещё и для понимания личности императора, его убеждений, размышлений и переживаний. Как утверждает лейб-дантист, он имел возможность «очень свободно разговаривать» с августейшими особами и «затрагивать многие острые и деликатные вопросы».

Как следует из мемуаров лейб-медика, Николай II не давал ход политическим реформам, опасаясь морального разложения армии. К тому же на начало 1917 года русские войска, несмотря на массу трудностей, смогли практически разгромить Австро-Венгрию и нанести ряд крупных поражений Османской империи.

Царь верил в успешное завершение войны и намеревался провести модернизацию системы госуправления по её окончании. В планах государя значилось расширение возможности участия политических партий в управлении империей и даже возможно дарование так называемого «Ответственного» перед Госдумой министерства, в том или ином виде.

Царь признался Кострицкому, что он принес жертву в марте 1917 года для того, чтобы избежать кровопролития – начала гражданской войны и победы германцев.

- 2 марта по старому стилю (15 марта по новому стилю) 1917 года Николай II высказал намерение передать трон брату, Великому Князю Михаилу и фактически был отвержен от престола революционерами. Гражданская война не началась, но солдаты не готовы были отдавать жизнь за Временное правительство. После этого дела на фронте стали резко ухудшаться.

«Как видите, Временное правительство, состоящее из выбранных народом, сейчас не способно удержать фронт от разгрома и контролировать там потерю дисциплины. И что бы Я мог сделать тогда с правительством таких же избранников? Революция им дала полную власть, и как они её использовали?» — приводит Кострицкий слова императора.

Находясь в ссылке, Николай II и его семья поддерживали доброе расположение духа и не позволяли себе унывать. По описанию Кострицкого, члены венценосной семьи «сохранили неизменным обычное очарование Своего сердечного обращения».

НИ ОДНОЙ ЖАЛОБЫ

Как утверждает стоматолог, в течение всего времени пребывания в Тобольске, он не слышал от императора «ни одной жалобы относительно тех страданий, которые должны были чувствовать Он и Его Семья». В беседе с ним Николай II говорил, что для него важнее всего то обстоятельство, что он находится в России. Этими словами полностью опровергается мнение, изложенное в недавних выводах Церковной комиссии, что якобы Император испытывал сильнейший стресс и якобы из-за этого так запустил свои зубы.

В мемуарах стоматолога передано немало рассуждений царя о судьбе и предназначении русского народа.

«…Император выражал свою веру в русский народ. Его размышления по поводу современных событий и будущего России основывались на этой вере. Оставаясь верным всей душой своей родине, Он искренне любил русский народ…», — сообщается в воспоминаниях Кострицкого.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Владимир СОЛОВЬЕВ, старший следователь-криминалист СКР, с 1991-го по 2015 годы возглавлявший расследование убийства царской семьи:

«Идентификация по зубам действительно часто используется в криминалистике. Мы подняли все документы по медицинской части, которые сохранились в архивах. Установили, что врачи в то время истории болезней не вели. Никаких. То есть от них не требовали отчета. Я узнал, что в Сингапуре работает послом Лимы правнук Кострицкого, у которого могут быть сохранившиеся воспоминания предка. Я подключил наш МИД с просьбой проверить эту информацию. У него действительно нашлись какие-то воспоминания о встречах с Государем, Государыней. И там было – «государь на меня ласково посмотрел», «меня пригласили, я поехал в Тобольск». «Государь говорил, что Керенский развалил армию». «Государь говорил об этом, государь посещал часто меня»… И все. Никаких зубных формул там не было. Ничего там не было. МИДовцы мне сообщили об этом. Я спрашиваю, ну конкретно, хоть что-то о зубах есть? Они сказали - нет. А что с этим делать? Я говорю, ну отдайте в государственный архив РФ. Для историков, которые интересуются жизнью Николая II это интересно. Для уголовного дела это ни с одной стороны не могло пригодится. Мы на сегодня не имеем ни одного документа, который свидетельствовал бы о состоянии царских зубов».

Инна СИМОНОВА, кандидат исторических наук, писатель, обнаружившая воспоминания С.Кострицкого:

«И из воспоминаний Кострицкого, и из дневниковых записей Государя мы можем заключить, что у них действительно были достаточно доверительные отношения. Кострицкий, как человек образованный и неравнодушный, в своих записках, в первую очередь, стремился донести до потомков важную информацию об образе Николая II, его размышлениях о судьбах России и русского народа. В подробностях описывать особенности лечения зубов царской семьи ему в этих бумагах не требовалось. Но, тем не менее, в его воспоминаниях мы находим бесспорные свидетельства, что он занимался лечением зубов Императора, его супруги и их детей, а не только беседами. Ради бесед никто не стал бы проделывать опаснейший путь по охваченной революцией стране из Ялты в Тобольск с саквояжем стоматологических инструментов. Зубы черепов, приписываемых Николаю, Государыне и царевнам, как установили официальные эксперты следствия, не имели стоматологического вмешательства несколько лет до смерти».

ВАЖНО!

Из воспоминаний зубного лейб-медика Сергея Кострицкого:

«Последний раз, когда я видел Императора до его отречения от Трона, было 13 января 1917, в Царском Селе. Там я был двадцать дней и почти ежедневно, в течение часа или двух, видел Императора в качестве моего клиента».

«В Ливадийском дворце, который находился поблизости от города Ялты, был устроен зубоврачебный кабинет, чтобы специально обслуживать членов Семьи Царя. Несмотря на это, все они приходили ко мне за помощью в город Ялту и приглашали меня во дворец в Ливадию только в тех случаях, когда кто-нибудь из них по своему состоянию здоровья не мог выйти».

«В начале войны, в августе 1914-го, я получил, как врач, приглашение прибыть в Царское Село. <…> Помещение, которое было отведено для зубоврачебного кабинета, [находилось] в большом угловом салоне, расположенном на втором этаже Александровского дворца, в четвертом подъезде <…>»

«В этот же день [октябрь 1917], взяв с собой необходимые инструменты из Александровского Дворца, я выехал в Тобольск. [Вице-комиссар Двора] Макаров мне помог получить без промедления билет на поезд. Он же дал приказ взломать печати на дверях Александровского дворца, где находились инструменты зубоврачебного кабинета, тем самым дав мне возможность иметь в Тобольске необходимые инструменты».

«Настал момент, когда я закончил лечение Императора и его Семьи. Я должен был выехать обратно».

Выдержки из дневниковых записей Николая II:

1917 г.

3 января. После завтрака просидел полтора часа наверху у зуб. врача Кострицкого, приехавшего из Ялты.

4 января. После завтрака провел полтора часа у Кострицкого.

5 января. После завтрака опять посидел у зуб. врача.

6 января. После завтрака был у Кострицкого долго.

7 января. От 2 до 3 1/2 сидел у Кострицкого.

9 января. С 2 до 3 ч. посидел у Кострицкого.

В Тобольске:

1917 г.

17 октября. Узнали о приезде Кострицкого из Крыма.

19 октября. Перед завтраком посидел внизу у Кострицкого.

21 октября. До чая сидел у Кострицкого.

25 октября. Утром показывали Кострицкому все наши комнаты.

26 октября. От 10 до 11 час. утра сидел у Кострицкого. Вечером простился с ним.