Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+13°
Boom metrics
Общество27 февраля 2022 22:00

Депутат Госдумы Александр Хинштейн: «Механизм досудебной блокировки распространяется на то, что представляет собой заведомо противоправное деяние. Продажа пищевых добавок таковым не является»

Эксперты выступили против избыточных ограничительных мер на распространение пищевой продукции
Олег Никонов
Пищевые добавки уже давно стали для многих привычной частью рациона

Пищевые добавки уже давно стали для многих привычной частью рациона

Фото: Shutterstock

СПРОС РОЖДАЕТ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Специалисты продолжают ломать копья в спорах вокруг пакета законопроектов, направленных на усилении контроля за рынком пищевой продукции. Именно термин «пищевая продукция» применяется в законопроекте о внесудебной блокировке сайтов интернет-торговли.

Суть нововведений такова. Все пищевые продукты, которые могут купить россияне хоть на прилавках, хоть по интернету, должны иметь свидетельство о государственной регистрации (СГР). Если интернет-ресурс продает товар без такой регистрации, то Роспотребнадзор может его заблокировать, причем, без суда.

Пищевые добавки уже давно стали для многих привычной частью рациона. С их помощью мы получаем необходимые нашему организму дополнительные порции витаминов и микроэлементов. Польза добавок давно доказана, а популярность во всем мире особенно возросла в период пандемии — ведь с их помощью можно укрепить иммунитет и более успешно противостоять ковиду. И Россия — не исключение. Если в 2020 г. в стране было зарегистрировано 1553 новых наименований, то в 2021 — уже 2094, сообщили «КП» в Роспотребнадзоре. То есть прирост увеличился более чем на треть. Объем онлайн-продаж при этом вырос за год в 1,5 раза — такие данные привел в беседе с «КП» председатель общественной организации «Общественная потребительская инициатива» Олег Павлов.

Всего же в стране зарегистрировано 25 тысяч наименований пищевых добавок с витаминами и минералами.

ПРИРАВНЯЛИ К ЭКСТРЕМИЗМУ? АБСУРД!

Понятно, что такой массив нуждается в контроле. Но блокировка без суда — не перебор ли это? Против такой жесткой меры выступили даже депутаты Госдумы. Фактически отрицательный отзыв на законопроект дал комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи, отметив, что блокировка сайта является «крайней мерой, которая применяется в борьбе с критическими, наиболее серьезными нарушениями законодательства РФ».

- Для того, чтобы осуществлять досудебную блокировку, нужно, чтобы конкретное изделие или объект являлся незаконным, - прокомментировал «КП» позицию комитета его глава Александр Хинштейн. - Когда мы в досудебном порядке блокируем, например, распространение порнографии, призывы к экстремизму, способы изготовления наркотиков или их распространения, все эти сущности априори вне закона. Механизм досудебной блокировки распространяется на то, что представляет собой заведомо противоправное деяние. Вот ввели сейчас досудебную блокировку сайтов, на которых продаются заведомо подложные документы- дипломы, справки о вакцинации и тому подобное. Сама по себе такая продажа образует уголовный состав. Ввели досудебную блокировку фишинговых сайтов. Тоже понятно: это мошеннический сайт. То есть досудебная блокировка должна касаться того, что запрещено. А торговля пищевыми добавками у нас не запрещена. Нужно проводить исследование, экспертизу и только после этого принимать решение о блокировке.

В заключении комитета отмечается, что такие жесткие меры могут привести «к необоснованным ограничениям деятельности целой отрасли». И предлагается провести «дополнительную оценку общественной опасности» рекламы и продажи пищевой продукции.

Депутат Госдумы Александр Хинштейн. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Депутат Госдумы Александр Хинштейн. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

НЕ ОПАСНЕЕ ПАЧКИ ТВОРОГА

Вот в том-то и вопрос: неужели опасность от пищевой продукции, которая продается в интернете, можно поставить в один ряд с наркотиками или откровенным мошенничеством?

- Всего за 3 года (с 2019 по 2021) по физико-химическим показателям исследовано 5829 проб биологически активных добавок к пище, из них не соответствовало установленным требованиям 2,5%, в том числе импорта — 5,3%, - сообщили «КП» в Роспотребнадзоре.

Много это или мало? Ведомство не представило данные в целом по пищевым продуктам, но их можно найти в отчетах других контролирующих организаций. И сравнить с другими сегментами продовольственного рынка.

Вот, например, недавние исследования Роскачества. Из 95 взятых на анализ образцов 9-процентного творога только к 18 не было никаких претензий. Получается, что к остальным 77 были. Брак составили 80%. В 8-ми образцах творога молочной основы оказалось меньше, чем положено, в 5 - вместо животного белка обнаружен растительный, что говорит о добавке сои, уточняется в исследовании. Замещение животных жиров растительными в исследовании прямо называется фальсификацией. Тем не менее, требовать закрытия сайтов, которые продавали не вполне качественный творог, никому в голову не приходит.

Примерно такая же картина и по многим другим пищевым продуктам.

- В октябре прошлого года мы проводили исследование по рыбным консервам — в 80% образцов обнаружены нарушения, - рассказал «КП» председатель «Общественной потребительской инициативы» Олег Павлов.

А взять красную икру. На конец прошлого года по данным Роскачества, отклонения были выявлены у 81% закупленных образцов (годом ранее — 31%).

- Практически во всей проверенной икре очень плохая микробиология, - рассказала «КП» начальник отдела испытаний Роскачества Лилия Котельникова. - Например, в 15 образцах из 21 обнаружена кишечная палочка. Некоторые производители использовали уротропин (это запрещенный токсичный консервант), а также запрещенные красители, снижающие активность и концентрацию внимания у детей.

Но и это не все. Под видом натуральной икры продается искусственная. На баночках указаны предприятия с адресами и телефонами где-то на Камчатке и Сахалине. Все это липа — нет таких предприятий. И что, кто-то порывается прикрыть популярные сайты объявлений, где продается поддельная икра, или хотя бы закрывать пусть не весь сайт, а только страницы с заведомым леваком? Нет, эти проказы остаются безнаказанными, несмотря на то, что число нарушений год от года растет.

ВМЕСТО БЛОКИРОВКИ - ВНУТРЕННИЙ КОНТРОЛЬ И САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ

Никто не спорит, контролировать поток надо. Но помимо внесудебного закрытия есть же и другие методы, который почему-то не хотят замечать контролирующие органы. Например, внутренний контроль и саморегулирование в рамках отрасли.

- Этот механизм очень эффективен, - говорит Павлов. - Мы проводим обширный мониторинг, просматриваем тысячи названий, а выявляем лишь единицы наименований, которые содержат запрещенный компонент. Доля нарушений не превышает 1%.

Такой низкий процент брака достигается высоким уровнем системы внутреннего контроля на рынке пищевых добавок.

- Можно уверенно сказать, что в этом сегменте он самый высокий — выше чем в других сегментах продовольственного рынка, - говорит Павлов. - Сами компании проводят мониторинг, и общественным контролирующим организациям все меньше и меньше удается найти на их сайтах продукты, содержащие неразрешенные компоненты. А то, что выявили, на маркетплейсах убирается в течение нескольких часов, в крайнем случае в течение одних суток, не более.

И что еще важно, отмечает эксперт, производители и маркет-плейсы нацелены на сотрудничество с государственными и общественными контролирующими организациями. Нужно его просто отладить.

- Регулятору нужен инструмент эффективного взаимодействия с компаниями, - говорит Павлов. - Появился препарат с запрещенными компонентами или неразрешенной в стране дозировкой — Роспотребнадзор должен иметь возможность оперативно снять его с реализации. Для этого нет необходимости прибегать к блокировке страницы на сайте, тем более, что не всегда есть техническая возможность заблокировать отдельный препарат или даже страницу, придется блокировать весь ресурс. Нужно просто наладить взаимодействие с компаниями-поставщиками.

В этом может помочь недавно принятый закон о приземлении: каждая зарубежная компания должна иметь в России свое постпредство и реагировать на требования госорганов.

- Если Роспотребнадзор на каком-то сайте обнаруживает запрещенный товар, то у контролирующей организации должна быть возможность, обратившись в такое представительство, снять продукт с реализации, - развивает мысль Павлов. - По сути, делать то, что сейчас делаем мы - такой инструмент должен быть у государственного органа. А «высшую меру» в виде блокировки нужно применять для тех компаний, которые скрывают свои реквизиты, собирают деньги с потребителя и не поставляют продукцию, торгуют в серой зоне, их можно блокировать хоть целиком.

ПОЛОЖЕНИЕ СПАСЕТ МАРКИРОВКА

Еще одна альтернатива блокировке — более широкое использование маркировки. В сегменте пищевой продукции, реализуемой через Интернет, некоторые поставщики в порядке эксперимента ставят ее на свою продукцию добровольно. Результат — выше всех ожиданий.

- Как показывает опыт внедрения маркировки в других продуктах и товарах, она позволяет эффективно выявлять нелегальную продукцию, - говорит Павлов. - Там, где она вводится, будь это хоть продукты питания, хоть автомобильная резина, на порядок упрощается выявление контрафакта. Так что практически на сто процентов работает принцип: если есть маркировка - значит с товаром все хорошо, любой потребитель может в специальном приложении проследить его происхождение. А если нет — значит, товар попал на рынок нелегально.

По словам Павлова, маркировка позволит исключить появление на рынке не только продукции с непонятным происхождением, но и той, что содержит запрещенные в России компоненты.

- Проблема возникает из-за того, что некоторые компоненты за рубежом разрешены, а в России — нет, - пояснил эксперт. - Отслеживать их в ручном режиме сложно, каждый имеет иногда более десятка разных вариантов написания, на разных языках. Надо всякий раз вбивать в поиск все возможные варианты написания, можно что-то и упустить. Но если эти варианты названий однажды ввести в компьютерную систему, то она не пропустит запрещенный товар.

Конечно, тут многое основано на добросовестности поставщиков. Система распознает нарушение только в том случае, если он честно напишет название компонента. А если не напишет — то система и не среагирует. Как, например, производители молочной и кондитерской продукции, которые далеко не всегда указывают наличие пальмового масла.

- На рынке пищевых добавок по-другому, - говорит Павлов. - Утаивать нет смысла, производителю не нужны скандалы, который возникнут, если запрещенный товар будет обнаружен уже в продаже. Ему гораздо выгоднее работать честно. Не буду называть зарубежные компании, но некоторые из них готовы ставить маркировку даже на ту продукцию, которую российский потребитель приобретает на популярных международных маркетплейсах — там, как известно, нет необходимости ставить маркировку или государственный регистрационный знак, это приравнивается к покупке, сделанной за рубежом и ввезенной в Россию для частного пользования. Тем не менее производители и маркетплейсы готовы пойти на это, чтобы показать свою лояльность и желание вести открытый бизнес.

Маркировка дает простые и понятные ориентиры, что товар легально произведен и ввезен, налоги заплачены, она на техническом уровне позволит исключить возможность присвоения кода продуктам, содержащим запрещенные компоненты. А в дальнейшем если будут выявлены какие-либо нарушения, например, превышение дозировки, то моментально можно будет выявить всю партию и заблокировать к реализации.

- Вот это действительно правильный подход, и все шаги, которые государство делает в этом направлении, находят поддержку у всех участников рынка, - говорит Павлов.

ИЗЛИШНЕ ЗАРЕГУЛИРОВАННЫЙ РЫНОК ВЫДАВИТ ПОТРЕБИТЕЛЯ НА МОШЕННИЧЕСКИЕ САЙТЫ

То, что маркировка может стать хорошей альтернативой блокировке, отмечали и участники «круглого стола» в Общественной палате. Саму же внесудебную блокировку они признали избыточной.

Дополнительными рычагами сдерживания могли бы стать оборотные штрафы (штрафы, размер которых устанавливается в зависимости от оборота компании), административное приостановление деятельности.

- Мы согласны, что регулятору нужны инструменты для воздействия на игроков, но они должны касаться не исключительно пищевой продукции, а всего рынка товаров и услуг, - говорит Павлов. - У нас по-прежнему присутствуют поддельные авиабилеты, поддельные путевки, поддельные бренды, и если мы говорим о каком-то инструменте для надзорного органа, он должен быть общим, универсальным. Неправильно, на наш взгляд, выделять только одну эту категорию.

Очевидно, что законопроект нуждается в доработке, а экспертное сообщество должно ответить на важные вопросы. Например, является ли имеющееся сейчас количество контрафакта в онлайн торговле социально-опасным явлением? Что, денежные потоки идут мимо государства, а население, которое использует пищевую продукцию, купленную в Интернете, поголовно страдает от отравлений? А если нет, то может, и не стоит пороть горячку, а спокойно все взвесить? И еще вопрос: зачем вводить дополнительные меры наказания, такие как внесудебная блокировка? Ведь никем еще не доказано, что применяемые меры по борьбе с контрафактной продукцией неэффективны.

На сегодня достоверной оценки доли контрафакта нет. В отрасли считают, что не более 1%. Но даже по оценке Роспотребнадзора претензии предъявлены только к 5% продукции — это значительно меньше, чем к другим пищевым продуктам.

В чем суть этих претензий?

- Жалоб на качество пищевых добавок нет, - отметил глава «Общественной потребительской инициативы» Олег Павлов. - Претензии в основном, связаны с тем, что потребитель покупал одно, а привозят ему другое. Или взяли деньги и вообще ничего не привезли. Но все это касается не солидных маркет-плейсов, а покупки в соцсетях, многие приобретают товары именно там, а соцсети - это благодатная почва для мошенников. На маркет-плейсах такого не происходит. Не доставил по какой-то причине товар - деньги возвращаются потребителю.

По мнению Павлова, если рубить с плеча и под угрозой блокировки выдавить крупные компании с маркет-плейсов, они просто перестанут работать в стране — тогда потребитель вынужден будет уйти в серую зону, где орудуют мошенники.

Так что закрывать вопрос еще рано.

«Рассматриваемые законопроекты требуют существенной доработки при участии представителей участников рынка электронной торговли, отраслевых ассоциаций, обществ по защите прав потребителей, других некоммерческих организаций, экспертного и научного сообществ», отмечается в резолюции «круглого стола» в Общественной палате.