Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
В мире1 марта 2022 5:45

Как Иран стоит под адскими санкциями уже 40 лет и не скатывается к хаосу

В ряде отраслей Исламская Республика даст фору многим другим
Иран много лет живет под санкциями

Иран много лет живет под санкциями

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

ВМЕСТО НОЧНЫХ КЛУБОВ - ЧАСТНЫЕ ВЕЧЕРИНКИ

Та весна была похожа на нынешнюю — уже после Крыма, но до коронавируса и российской военной операции на Украине. В 2016 году вместе с делегацией российских предпринимателей я приехал освещать их бизнес-миссию в таинственный Иран.

В 1979-м там произошла исламская революция, власть в прежде светской прозападной стране взяли религиозные консерваторы. Они вышвырнули американцев (буквально — захватив посольство США в Тегеране), надели всем женщинам на голову платки, а для борьбы с продовольственным кризисом создали «Министерство сельскохозяйственного джихада»…

В общем, я ожидал застать гибрид Афганистана и Северной Кореи с уклоном в средневековье. Но никаких ужасов не увидел. Тегеран — современный мегаполис, хоть и с адскими пробками.

Есть там и своя ночная жизнь. Раньше по городу вообще ходили басиджи (этакие исламские комсомольцы, охранявшие «завоевания революции»). Увидев женщину с непокрытой головой или целующуюся парочку на улице, могли палками огреть — дисциплины ради. Сейчас в мегаполисах всё стало попроще. Вечером в четверг (выходной по мусульманской традиции — пятница) богатая молодёжь собирается на закрытые вечеринки, где и вино рекой, и чего покрепче. Так и живут.

Потом я стал замечать детали помельче. Пластиковые карты с логотипами неизвестных науке платёжных систем. Да, альтернативу американским платежным системам Visa и MasterCard Иран создал значительно раньше России с ее «Миром».

Да, в зарубежных интернет-магазинах наподобие Amazon жителю Ирана могут просто не продать некоторые наименования. Делов-то! Пользуешься услугой фирмы-посредника, она получает товар в «разрешённом» городе наподобие Стамбула и дальше пересылает тебе. С накруткой, конечно.

Так что многие жители Ирана сражаются с США с айфонами наперевес.

Паспортный контроль

Паспортный контроль

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

САМОЛЕТНАЯ ПРОБЛЕМА

За пределами столицы — жизнь другая. Основной транспорт на дороге — старые пикапы «Пежо». Крупнейший национальный автозавод был построен в шестидесятые, в годы дружбы последнего шаха с французами. Шаха больше нет, машинки остались. Новые, конечно, выпускают, но у селян с деньгами тяжело. А с завозом хороших иностранных «тачек» бывают трудности. Нет, купить можно почти любую, но, опять же, — через посредников, например, пригнанную из Турции. И, конечно, с накрутками.

Иран — большой, площадью с пол-Якутии. В некоторые места проще попасть на авиатранспорте. И вот тут засада. Заметная часть самолётного парка иранских авиакомпаний — летающие динозавры наподобие «Фоккеров» и «Макдонелл-Дугласов»: фирм этих уже не существует, самым новым из их птичек — больше 20 лет. Санкции!

В 2016 году тогдашний президент США Барак Обама в обмен на прекращение Ираном ядерной программы снял часть ограничений. Персы немедленно ломанулись в «Боинг» — заказывать новые самолёты, пока нынешние не стали падать от старости. Подписали с американцами контракт на поставку 80 новых лайнеров чуть ли не за миллиард долларов.

А через два года пришёл Дональд Трамп, Иран снова впал в международную немилость. Белый дом не побоялся выстрелить в крыло «Боингу», хотя Исламская Республика на тот момент стала его крупнейшим заказчиком. Но американский авиапроизводитель остался без денег, Тегеран — без самолётов.

Иран тогда вышел из положения, сыграв на противоречиях между разными блоками Запада, — всё-таки заказал «птичек» у европейского концерна Airbus. Можно, сказать, повезло. Потому что когда Вашингтону надо — тот и европейцев прекрасно встраивает в свой санкционный режим («Северный поток-2» хотя бы вспомните).

Вид на Тегеран

Вид на Тегеран

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

НЕФТЬ ПО ЦЕНЕ ВОДЫ

И еще одно воспоминание. Жили мы в роскошном отеле при аэропорте. С эмблемой известной мировой сети на фасаде. Но то было до ужесточения санкций. А недавно я стал планировать новую поездку в Тегеран, нашёл в Сети тот же отель — и поразился потоку негативных отзывов. Чуть ли не клопы в матрасах. Почему? Потому что с новыми санкциями ушёл западный менеджмент, качество управления упало.

При этом нефть в Иране (как и бензин) — доступней воды. Почти всё чёрное золото остаётся на внутреннем рынке, вот цены и низкие. Но если экспортировать нефть на Запад нельзя, её можно переработать на родине. Например, в пластиковые изделия. Комплекс заводов по их производству как раз недавно построили — целый нацпроект был. И вот, оказывается, пластмассовую тару (наподобие контейнера для мусора) в Иране можно купить дешевле, чем в России. Наши бизнесмены берут на карандаш… Ах да, как платить? Лучше всего — мешком денег.

МНЕНИЕ ВОСТОКОВЕДА

Леонид Цуканов, политконсультант, эксперт Российского совета по международным делам:

На улицах Тегерана

На улицах Тегерана

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Для обхода ограничений Запада есть тайные тропы

- Антииранские санкции Запада — гораздо более жёсткие и комплексные, нежели те, что введены на данный момент против России. И бьют они, в первую очередь, по финансам и промышленности, нефтегазовому и нефтехимическому сектору. Экономика Исламской Республики ожидаемо стагнирует, например, ВВП на душу населения за последние 10 лет почти не увеличился.

Тем не менее, Исламская Республика ведёт активную внешнюю экспансию и отстаивает свои интересы по всему Ближнему Востоку с помощью как «жёсткой», так и «мягкой» силы. Проиранские отряды воюют в Сирии, действуют в Ираке и Ливане — эксперты даже говорят о «шиитской дуге от Средиземного моря до Персидского залива» — этаком неформальном «блоке друзей Тегерана», объединённых религиозной близостью (шиизм — течение в исламе, чьим базовым регионом является Иран — ред.).

Кроме того, страна создала широкую сеть обходных путей, позволяющих ослаблять давление на «запрещённые» отрасли. Прежде всего — финансы. Ведь в 2018 году Иран отключили от SWIFT — международной системы межбанковских платежей.

Что же, теперь Исламская Республика просто использует для внешней торговли счета в зарубежных банках, не присоединившихся к санкционному режиму. Таковых, впрочем, не так много. С некоторыми странами Иран перешёл на расчёт в национальных валютах (РФ, Турция, Ирак, Венесуэла и др.). Такие операции часто ведутся на архаичном уровне. Например, известна древняя система расчётов «Хавала», работающая в мусульманских регионах: ты даешь некую сумму наличности меняле на базаре в Бухаре, и тот сообщает код, по которому твой деловой партнёр может получить ту же сумму (за вычетом процентов за услугу) у такого же менялы на базаре в Тавризе.

Вечерняя столица

Вечерняя столица

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Есть, разумеется, и более современные способы, такие как межбанковский платёж через СПФС («Систему передачи финансовых сообщений» — российский аналог SWIFT). Пока ещё Тегеран к нему не подключен, однако работа в этом направлении ведётся.

Думаю, в какой-то степени именно иранский опыт обусловил и столь осторожную политику стран ЕС по отношению к России. «Наказанная» страна как стояла, так и стоит, зато отключение второго крупного игрока от SWIFT дестабилизирует всю глобальную финансовую систему и лишит Запад контроля над значительный частью мировых денежных потоков — ведь эти «изгои», вероятно, поневоле создадут ей собственную альтернативу.