Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Политика1 марта 2022 22:02

Сергей Степашин: Когда Ельцин заменил меня на Путина, я сказал министрам: «Мой товарищ, служили вместе, прошу поддержать»

2 марта исполняется 70 лет одному из самых уникальных политиков России, который в честь юбилея выдал нашему политическому обозревателю Александру Гамову «неправильное интервью» и... сразу несколько «кремлевских секретов»
Сергей Степашин с родителями. Отец, Вадим Дмитриевич, был советским военно-морским офицером, он ушел из жизни шесть лет назад, в 88 лет. Мама, Людмила Сергеевна, всегда ждет сына Сережу дома - в городе на Неве. Фото: Личный архив

Сергей Степашин с родителями. Отец, Вадим Дмитриевич, был советским военно-морским офицером, он ушел из жизни шесть лет назад, в 88 лет. Мама, Людмила Сергеевна, всегда ждет сына Сережу дома - в городе на Неве. Фото: Личный архив

«КОГДА СПУСКАЛИ ФЛАГ СССР, МЕНЯ РЕЗАНУЛО»

- ...Сергей Вадимович, я же могу под юбилей и не очень приятные вопросы задать?

- Можно, но это неправильно.

- Вот, к примеру... Видите, с августа 1991-го сколько воды утекло.

- Много.

- Народ-то гэкачепистов уже оправдал. Ведь они пытались сохранить Советский Союз. А вы против ГКЧП были.

- Первое - да, много граждан сегодня с ностальгией вспоминает СССР, забыв конец 80-х, пустые прилавки и горячие точки. Тогда трещало все по швам. Забыли... Жаль стало той большой страны. Мне тоже искренне жаль. Жаль 25 миллионов русских, которые оказались брошенными. Сейчас то, что творится на Украине, это все после развала Союза. Но те, кто пытался его спасти... Это же были руководители страны! Эти люди и довели до 1991 года. Председатель КГБ Крючков (член ГКЧП. - А. Г.). Он что, не знал, что творится в стране? Чего он врал? Спасители...

Второе. Владимир Путин сейчас в своем обращении перед спецоперацией вспоминал Украину и товарища Ленина. А я и этих товарищей хочу вспомнить. Если бы не ГКЧП, Союз мы бы сохранили! По-другому только, может, назывался бы.

- И не пришлось бы снова Украину от бандеровцев освобождать?

- Мы бы сохранили единую армию, единую валюту. Все это было в соглашении в Ново-Огарево, которое готовы были подписать Россия, Украина, Казахстан и другие республики. Не за Союз гэкачеписты боролись. Они прослушивали переговоры Ельцина, Горбачева и Назарбаева, где было ясно сказано, что в новом Союзе ни Крючкова, ни Павлова (был премьером СССР. - А. Г.) на их постах не будет. Переживали за свои кресла, пригрелись на них. Я знаю, изучал документы, в том числе секретные. (После провала путча августа 1991-го Степашин возглавлял комиссию по расследованию деятельности членов ГКЧП. - А. Г.)

- Ага, Степашин не жалеет...

- Гэкачепистов? Нет. Мне жалко маршала Язова (член ГКЧП, министр обороны СССР. - А. Г.). Он же приказов никаких не отдавал войскам, они в Москву вошли и вышли. Сейчас все забыли. А он сказал: «Что ж я, старый м...к, наделал, впутался с этими идиотами». Дословно цитирую. А Пуго вообще застрелился. Вот кого мне жалко искренне, так Пуго. Это был мой министр внутренних дел, очень честный человек. И стреляться ему, тем более убивать жену, не было смысла никакого. А сам ты как считаешь?

- Я - как советский народ, я помню, как у меня все это перед глазами проходило...

- Насчет народа. Давай вспомним декабрь 1991-го. Я возглавлял управление КГБ (потом назвали АФБ) по Ленинграду. Мне звонит Виктор Иваненко, он тогда руководил КГБ России: Сергей, подписаны Беловежские соглашения, отслеживайте, чтобы не было взрыва возмущения. Я ответил: «Слушай, людям есть нечего, тяжелейшая ситуация». Никто не вышел, никаких демонстраций! Народ даже не понял, что произошло. Единственное, меня резануло - когда спускали флаг СССР.

- А вы это видели?

- По телевизору. Никогда не забуду эту картинку.

«НЕ УДАЛОСЬ УГОВОРИТЬ БОРИСА НИКОЛАЕВИЧА»

Самой главной своей наградой генерал Степашин считает боевой орден Мужества, который Президент России Борис Ельцин вручил ему 22 февраля 1999-го. Фото: Александр СЕНЦОВ, Александр ЧУМИЧЕВ/ТАСС

Самой главной своей наградой генерал Степашин считает боевой орден Мужества, который Президент России Борис Ельцин вручил ему 22 февраля 1999-го. Фото: Александр СЕНЦОВ, Александр ЧУМИЧЕВ/ТАСС

- А потом был 1993-й, расстрел «Белого дома». Степашин первый замдиректора Лубянки. И вас отправляли в «Белый дом» уговаривать Баранникова?

- Я несколько раз ходил, с Руцким (вице-президент России. - А. Г.) встречался. И зашел к Баранникову, который возглавил Министерство безопасности в «Белом доме». Говорю: «Виктор, чего дурью-то маешься? Собирайся». «Куда?» - «На Старую площадь». Поехали к премьеру Черномырдину. Он его послал матюгами, как положено. А премьерский кабинет был там, где Брежнев раньше сидел. Баранников говорит: «Можно Ельцину позвоню?» Черномырдин говорит: «Да звони». Там прямая связь. Он Ельцину сказал: «Простите, бес попутал, все, заканчиваю». И мне: «Дай съезжу в «Белый дом», заберу Дунаева оттуда». (Был главой МВД у Руцкого.- А. Г.) Я говорю: «Не надо никуда ездить». Ну вернулся туда Баранников, и они его обломали, в общем, остался он там. И через два дня генерала армии, отставного ельцинского министра безопасности, вывели под ручки из «Белого дома» и увезли в Лефортово.

- А ваша задача была вразумить бунтовщиков?

- Ну да. Но Хасбулатов (глава Верховного Совета России.- А. Г.) тогда и ряд других начальников сказали: нет, мы победим. Руцкой заявил: армия за ним. И закончилось все это грязно. Расстрелом «Белого дома». Я и сейчас убежден, что пулять необходимости уже не было. Было понятно, что уже все. Я тогда и звонил Ельцину и Гайдару (занимал должность первого вице-премьера.- А. Г.) Говорю: «Необходимости нет».

- Вы пытались уговорить Ельцина не стрелять?

- Ну да. Я говорю: «Все, мы переломили». Но я тогда был первым замом, не я принимал решения...Вы знаете, и Грачев (министр обороны. - А. Г.) был против, просил письменного распоряжения, что и было дано Ельциным. Стреляли, конечно, не боевыми (не было бы «Белого дома»), а болванками. Но картинка-то была ужасающая. Когда CNN в прямом эфире расстрел показывал... Нехорошая картинка, кровавая.

- Ничего, что мы это к юбилею?

- Ну а что? Это жизнь.

«ШТУРМОВАТЬ ГРОЗНЫЙ НА ТАНКАХ? БЕЗУМИЕ!»

- Тоже неприятная страница - теракт в Буденновске. Вообще война в Чечне, взятие Грозного.

- А приятных страниц у тебя нет? Ну по Чечне одно хочу сказать. Можно было обойтись без огромных потерь. Заходить надо было, наводить порядок надо было, это была бандитская неуправляемая территория. Все забыли, сколько было захватов у нас самолетов, автобусов, убийств, фальшивые авизо... А вот насчет штурма Грозного я до последнего убежден, что этого делать было не надо.

- А как?

- 90% территории Чечни уже было под контролем, вся плоскостная Чечня лояльна нам, потерь не было. Три человека всего погибли до Нового года. И штурмовать Грозный на танках - это было безумие! Когда Ельцин нас собрал в ЦКБ (приболел он тогда) перед Новым годом, я ему сказал, что давайте остановимся и будем работать по Грозному «персонально»...

Чечня... Это архивное фронтовое фото - с базы российских войск в Ханкале. Во время боевых действий Степашин много раз приезжал сюда - как шеф Лубянки. Теперь Сергей Вадимович часто бывает в республике.

Чечня... Это архивное фронтовое фото - с базы российских войск в Ханкале. Во время боевых действий Степашин много раз приезжал сюда - как шеф Лубянки. Теперь Сергей Вадимович часто бывает в республике.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- Вы тогда какую должность занимали?

- Директор Федеральной службы контрразведки (ФСБ, по-нашему. - А. Г.). Но решение приняли военные... С моей точки зрения, непродуманное. Танками города не берут.

- А Буденновск?

- Я был уже директором ФСБ. К сожалению, потери были большие, почти 190 человек убитых и раненых. Ну и бандиты с улюлюканьем, флагами, с депутатами и журналистами укатили в Чечню. Их приняли там как героев. Это был позор.

Хотя тогда ФСБ была без рук, без ног и без топорища, как говорится.

- Вы потому и ушли, что позор?

- Позор, конечно... И я ушел, и Ерин (министр внутренних дел РФ. - А. Г.). За позор надо отвечать. Хотя когда я выступал на Совбезе с докладом (перед отставкой), я Ельцину прямо высказал в жесткой форме. Он так удивленно на меня еще посмотрел.

- А что вы Ельцину высказали?

- Что все эти реформы спецслужб... У нас же тогда не было ни силовых подразделений, ничего не было, бла-бла. Я говорю: вот результат. Кстати, после этого ФСБ уже никто не трогал, и сегодня это одна из сильнейших спецслужб. Но если бы я сам тогда не ушел, думаю, ФСБ разогнали бы в седьмой раз, ничего бы не осталось.

- Ну, кто такие вопросы вам еще задаст перед юбилеем?

- Кроме Гамова, никто. Давай хорошие вопросы.

«Я ЗНАЛ - ЕЛЬЦИН УЙДЕТ ДОСРОЧНО»

- Как вы узнали, что премьером станет Путин вместо Степашина?

- Ну было очевидно, кто станет премьером до конца 1999-го, тот и будет президентом. Ельцин уже не собирался держаться, здоровье не позволяло. Я знал, что он уйдет досрочно, у меня информация была от Юмашева.

- Вы знали, что он уйдет?

- Конечно. И я уже знал в конце июля, что меня готовятся подвигать, меня информировали об этом премьер Израиля и замгоссекретаря США. Я говорю: «Ну готовятся и готовятся, это не ваш вопрос». Как меня неожиданно назначили, так неожиданно и сняли. Было любопытно, что Ельцин сказал: правительство Степашина работало хорошо. А дальше: я его отправляю в отставку. Замечательно!

- И?

- Ельцин попросил меня поддержать Путина, что я и сделал. Он тогда приехал в «Белый дом», я собрал правительство, тех, кто не убежал с перепугу. Представил Путина: «Мой товарищ, служили вместе. Прошу поддержать».

- Служили два товарища.

- Да, в одном полкЕ.

- Я знаю, вы в узком кругу с президентом бываете. Путин любит собраться небольшой компанией, где, может, полтора десятка соратников, питерцев...

- Ну из-за пандемии мы давно не собираемся.

- Но тем не менее. Вы там выпиваете, говорите о чем-то?

- Это товарищеские встречи. Зачем выносить их...

- Я у Путина как-то спросил: «Как вы относитесь к Степашину?»

- Да это даже есть в его книге. В первой, по-моему, когда он стал президентом.

- Он мне сказал: «Сергей очень надежный».

- Там, по-моему, было слово «порядочный».

* * *

- Спасибо за откровенный разговор. С юбилеем, Сергей Вадимович!

- Только больно уж интервью у тебя, Саш, неюбилейное. А я тебя товарищем считал (смеется).

Слово генерала

«Я скажу: служу России!»

- Товарищ генерал-полковник! Я видел указ о награждении вас орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени.

- Там в указе написано - «Председатель наблюдательного совета Фонда ЖКХ». И я горжусь тем, что сейчас этим занимаюсь. Вот так неожиданно силовик оказался строителем. (В разные годы Степашин руководил Лубянкой, был главой МВД. - А. Г.) Кстати, с 2008-го наш Фонд ЖКХ переселил из аварийного жилья 1,5 миллиона человек.

- Что вы скажете при награждении?

- Служу России! Как и положено генералу. Я, кстати, написал президенту телеграмму, поблагодарил за награду. И добавил, что поддерживаю решение по Донбассу. Это искренне. Я слушал выступления всех членов Совбеза. Мишустин правильно сказал, что мы готовились к санкциям. Так вот, главное, что должно сделать наше правительство (я ему желаю удачи), страна должна быть конкурентной. Не только в вооружении, но и в промышленном производстве. Мы сегодня очень сильно зависим, особенно по высоким технологиям, от Запада. Ну хорошо, есть китайцы, у них кое-что можем приобретать. Но России пора уже заявлять о себе как об индустриальной державе. Не только газ, нефть и сельское хозяйство.