Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
Общество12 апреля 2022 4:00

Почему Юрий Гагарин для полета в космос выбрал позывной «Кедр»

На это первого космонавта Земли вдохновила серия материалов в «Комсомольской правде»
Юрий Гагарин.

Юрий Гагарин.

12 апреля 1961 года в эфире зазвучали слова: «Кедр. Кедр. Я - Заря один». Это «генеральный конструктор Сергей Королев вызывал на радиосвязь с околоземной орбиты первого космонавта планеты Юрия Гагарина. Так уникальное сибирское дерево самым неожиданным образом вошло в историю человечества и космонавтики.

Надо сказать, что позывной «Кедр» был абсолютно несвойственным для этой отрасли. «Восход», «Восток», «Союз», «Прогресс», «Буран» - так называли космические корабли. «Орел», «Сокол», «Беркут», «Ястреб», «Чайка» - позывные следующих после Гагарина космонавтов. Потом в ход пошли драгоценные камни, затем - «Амур» с «Байкалом» и «Кавказ» с «Тереком».

Свой позывной, как говорят, Юрий Гагарин выбрал себе сам. Тоже уникальный случай. Но почему «Кедр»? Откуда у парня со Смоленщины такой интерес к таежному исполину? Он был пробужден, между тем, нашей газетой, «Комсомольской правдой». Потому что именно она с конца 50-х начала будоражить читателя удивительным проектом создания на Алтае «Кедрограда», комплексного хозяйства нового типа.

Кедровник

Кедровник

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Его придумали студенты Ленинградской лесотехнической академии. Вот как они его видели: «Это - производственное таежное предприятие с постоянным штатом и круглогодичной работой. Оно должно быть комплексным, то есть брать от кедровой тайги все: орех, древесину, пушнину, живицу, дичь, мед, деготь, смолу, лекарства, ягоды, панты. И не только брать, но и охранять, восстанавливать и регулировать все это».

О проекте узнал и написал о нем в газете молодой литсотрудник отдела рабочей молодежи Володя Чивилихин. Он и придумал это слово «Кедроград», облетевшее затем весь мир, как и слово «Спутник».

1957 год. Журналист «Комсомольской правды» Владимир Чивилихин у типографского талера с верстальщицей газеты визирует выход в свет свою первую публикацию о Кедрограде. Фото из архива В.А.Чивилихина в музее-заповеднике «Мариинск мсторический»

1957 год. Журналист «Комсомольской правды» Владимир Чивилихин у типографского талера с верстальщицей газеты визирует выход в свет свою первую публикацию о Кедрограде. Фото из архива В.А.Чивилихина в музее-заповеднике «Мариинск мсторический»

Время тогда было романтичным, его называли по слову писателя Андрея Платонова о «прекрасным и яростным миром».1957 год, самое начало «оттепели», азарт прорыва в неизведанное, в победительно-мощное. Послевоенная молодежь в поиске новых идей и дел. Подъем целины, строительство ангарского каскада ГЭС, физики-ядерщики, первые олимпийские победы... И тут Чивилихин легким пером воздвигает на страницах самой популярной газеты мечту об освоении таежной целины, о жизни в единении человека и природы, о рачительном использовании всех лесных богатств. Идея пала на благодатную почву. В стране начались дискуссии, обсуждения, запись в добровольцы. Дерево кедр становится еще одним символом эпохи. Нет сомнения, что и Юрий Гагарин, активный комсомолец, курсант летного училища, затем начинающий летчик-истребитель и, наконец, кандидат в космонавты, был увлечен мечтой о Кедрограде.

В 1959 году проект поддержан правительством РСФСР. В феврале 1960-го «Комсомолка» публикует из номера в номер уже из реального Кедрограда у Телецкого озера в Горном Алтае документальную повесть Владимира Чивилихина «Шуми, тайга, шуми!».

Успех повести и проекта был ошеломительным. Мечта, похоже, органично легла на наше традиционное национальное самосознание. Недаром, когда в 1982 году наш другой легендарный природоохранный журналист Василий Песков нашел в саянской тайге естественно сложившийся «таежный тупик» староверов Лыковых, страна выстроилась в очереди за его повестью. А с 1957-го еще десять лет жила чивилихинской мечтой о Кедре, как образе настоящей России - «есть в нем какое-то нездешнее величие, спокойствие и простота» (цитата из очерка Чивилихина «Слово о кедре»).

Обложка книги Валерия Хайрюзова. Фото: Людмила Семина

Обложка книги Валерия Хайрюзова. Фото: Людмила Семина

Вчера я позвонила в Алтайский биосферный природный заповедник, в состав которого вошло и Телецкое озеро, и пространство того кедровника, на базе которого началась было реализация проекта о Кедрограде. Увы, проект существовал недолго. Молодые энтузиасты из 60-х столкнулись с таким отпором централизованной плановой экономики и межведоственных барьеров, что постепенно сдались. Владимир Алексеевич Чивилихин стал крупным русским писателем, «крестным отцом» и учителем Валентина Распутина. В своем «Слове о кедре», прощальном панегирике проекту и мечте, он скрупулезно перечисляет все встреченные им по жизни - не в тайге, а в городах и поселках - кедровые деревья. Любуется ими и страстно за них агитирует. Пишет, что Кедроградом могла бы по-хорошему стать вся Россия, что она заслуживает не только шума берез, но и крепкого ствола сибирского кедра.

А накануне Дня космонавтики на VI съезде сибирских землячеств мне подарили новую книгу о Гагарине иркутского писателя и летчика Валерия Хайрюзова. Открыла и прочитала: «Заря один, я Кедр». Как будто Юрий Гагарин послал привет нашей газете, ее журналисту Владимиру Чивилихину и проекту «Кедроград», подарившему ему позывной для полета в космос.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Юрий Гагарин. Как это было. Первый человек в космосе

Сколько у Гагарина было скафандров, кто написал буквы СССР на шлеме и какие подарки получил первый в мире космонавт после возвращения на Землю? (подробнее)