Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+14°
Boom metrics
Политика20 марта 2022 12:25

Вячеслав Никонов: Стихи Юнны Мориц, которые я прочитал в программе «Большая игра» на Первом, впервые увидел на сайте KP.RU

Первый зампред Комитета Госдумы по международным делам - с обозревателем KP.RU Александром Гамовым
Вячеслав Никонов.

Вячеслав Никонов.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В субботу, 19 марта, в «Большой игре» (так называется программа, которая выходит на Первом канале), ее ведущий, известный политик, историк, писатель, внук Вячеслава Молотова - Вячеслав Никонов прочитал стихи Юнны Мориц.

Мы связались с ним по телефону.

- Вячеслав Алексеевич, для нас было полной неожиданностью ваше выступление в самом конце передачи «Большая игра», когда вы стали читать стихи Юнны Мориц. Это наша любимая героиня.

- С вашей подачи, собственно, из вашей публикации я узнал об этом стихотворении.

Действительно, это очень такое, ну, как бы в точку, вовремя и прочувственно написанное стихотворение человеком, который пережил Бабий Яр. (Бабий Яр – урочище в Киеве, где немецкие нацисты и украинские коллаборационисты во время Великой Отечественной войны расстреляли более 100 тысяч человек гражданского населения – евреев, цыган, советских военнопленных. Юнна Мориц – уроженка Киева, на момент начала войны ей исполнилось 4 года. – А.Г.)

- Спасибо огромное, что с подачи «Комсомолки». А почему именно это стихотворение? И почему именно Юнна Мориц?

- Ну, знаете, мы, действительно, взяли за традицию заканчивать субботний выпуск каким-то стихотворным произведением на злобу момента. Первый раз это было стихотворение «Клеветникам России» Пушкина, то, что он написал 191 год назад.

(Подробнее о «Большой игре», где ведущий В. Никонов читал Пушкина, можно узнать из публикации КП)

И сейчас мне захотелось сделать современное, что вышло в последние дни буквально. Это как раз стихотворение Юнны Мориц, на мой взгляд, замечательное, прочувственное, написанное человеком, который родился в Киеве, там долго жил и сейчас очень остро чувствующий фашистскую сущность и режима (нынешнего украинского), и той западной поддержки, которая этому режиму оказывается. Это, действительно, и гитлеризм такой в неприкрытом виде, который сейчас прорвался буквально наружу из всех западных средств массовой информации, от западных политиков и так далее. Этот западный гитлеризм - много-много лет, десятилетий сдерживаемое восхищение нацизмом. Сейчас оно стало абсолютно неприкрытым на Западе.

- А вы заметили, что был фейк украинской стороны: они опубликовали, что Юнна Мориц в Киеве, Юнна Мориц с ними. Мы после этого давали ее интервью на этот счет. (В котором она опровергает свое присутствие в Киеве. Юнна Мориц живет в Москве. – А.Г.)

- Да, я обратил на это внимание. Я об этом даже вчера сказал, что ее пытались использовать в качестве знамени украинского национализма, хотя это был очередной фейк. Но там (на Украине) сейчас все строится на фейках. Поэтому да, Юнна Мориц, безусловно, с нами, с Россией, с правдой, с антифашизмом. И с борьбой, действительно, за новую Украину, которую она тоже очень любит, как, кстати, и я.

- Да. И я тоже. Я наполовину украинец, у меня мама из-под Чернигова.

- У меня обе бабушки родились на Украине, поэтому мне тоже сложно сказать, кто я.

- Скажите, сейчас вам стихи ближе, чем, например, анекдоты?

- Понимаете, на самом деле, наверное, в любое время есть место и тому, и другому. Я просто вспоминаю историю Великой Отечественной войны. Там ведь находилось место и патетическим призывам «Вставай, страна огромная» ( Великая патриотическая песня А. Александрова на стихи В. Лебедева-Кумача – А.Г.), которая была написана в первый же день войны двумя гениальными авторами. И в то же время находилось место и для «Василия Теркина» ( Поэма А. Твардовского, наполненная искрометным юмором – А.Г.), и для «В шесть часов вечера после войны» (Художественный фильм режиссера И. Пырьева – А.Г.) и так далее, и так далее. То есть, в принципе, и юмор тоже работал. И Кукрыниксы (Творческий псевдоним коллектива художников М.Куприянова, П.Крылова и Ник.Соколова – А.Г.) работали во время войны, высмеивая фашистский режим. Поэтому юмор – это тоже хорошо. Но сейчас, по-моему, пока еще до юмора далеко. Ирония, сарказм в отношении киевских властей, в отношении Запада, я считаю, вполне сейчас уместны, но, конечно, время достаточно напряженное, драматическое, скорее, во многом трагическое. Но абсолютно судьбоносное и для России. Время, имеющее огромное значение на десятилетия, а то и столетия вперед. Поэтому анекдоты, думаю, отложим до лучших времен, а сейчас лучше обратимся к нашим классикам, которые всегда были патриотами нашей страны.

- От Пушкина к Юнне Мориц – это скачок или плавный переход у вас получился, как вы считаете?

- Я считаю, что для меня, конечно, плавный, потому что оба стихотворения написаны в одном ключе, с одним порывом сердца, с одними мыслями в душе. В следующий раз я думаю прочитать что-то из времен Великой Отечественной, когда было написано потрясающее количество потрясающих стихов.

- Которым раньше в этой программе не было места.

- Сама программа «Большая игра», она ведь всегда была чисто аналитической. Выходила раз в неделю, а сейчас выходит четыре раза в день. Фронтовая жизнь, она, действительно, вносит свои коррективы.

- Но песни пока петь не будем, да?

- Ну, я думаю, и песни тоже будем петь. Победные. Но уже, во всяком случае, был концерт в «Лужниках», он был потрясающим, классным. И там уже звучали, кстати, песни, написанные прямо сейчас, на злобу дня, поэтому, я думаю, что и такие песни будут появляться тоже. У Великой Отечественной было много песен, мы все их знаем. И в этой, я думаю, военной операции тоже будут замечательные песни, которые мы все тоже будем знать. И наши дети будут знать, и внуки, и правнуки.

- Юнне Петровне что передать?

- Ну, передайте ей, прежде всего, новых творческих достижений. И, конечно, сил на дальнейший творческий поиск. И на то, чтобы она написала новые произведения замечательные, которые я с удовольствием исполню, сознавая при этом, что я, конечно, ни в коем случае не артист и не преувеличиваю свои способности на этом поприще.