Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+32°
Boom metrics
Общество25 апреля 2022 15:45

Круговое судопроизводство

Уникальное событие! В Правобережном районном суде Липецка оспаривается решение двух генеральных прокуроров РФ и коллегии Верховного суда

Конфликт между «Липецкой энергосбытовой компанией» (ЛЭСК), с одной стороны и предприятиЙ «ЛМЗ «Свободный сокол» и «ЛТК «Свободный сокол» с другой длится с конца 2018 года. Изначально суть спора касалась периода и объема оплаты электроэнергии, что стало основанием для судебного разбирательства в арбитражных судах. Но неожиданно для «Свободного сокола» спор переместился и в плоскость уголовного преследования…

ПРОИГРАЛ В АРБИТРАЖЕ? ВОЗБУЖДАЙ ДЕЛО

СМИ, которые, конечно же, не остались в стороне от этого внезапного поворота событий, связывали его с тем, что все арбитражные судебные инстанции вставали на сторону металлургов. После очередного проигрыша ЛЭСК в арбитраже, компания активировали другой ресурс влияния на ситуацию, написав заявление в правоохранительные органы. Против руководства «Свободного сокола» было возбуждено уголовное дело «по факту совершения неустановленными лицами из числа руководителей и сотрудников предприятий с мая 2013-го по апрель 2015 года в Липецке по подозрению в хищении имущества, принадлежащего ЛЭСК. Речь идет о подозрении в обмане, выразившегося в умышленной неоплате электроснабжения «ЛМЗ «Свободный сокол» и «ЛТК «Свободный сокол», повлекшего тем самым причинение ущерба «ЛЭСК» в особо крупном размере – на сумму 415 млн. 337 тыс. 563 рублей (ч.4 ст.159 УК РФ).

Казалось бы, причем обращение к УПК, если де-факто это гражданско-правовой спор? Но в следственном органе УМВД России по Липецкой области посчитали иначе.

Юристы отмечают, что привлечение правоохранительных органов в споры хозяйствующих субъектов становится распространенной практикой. И даже в рейдерских атаках. «Еще один способ надавить на компанию и ее владельцев — привлечь знакомых в полиции или прокуратуре, чтобы возбудить уголовное дело», - описывает в своем аналитическом обзоре рейдерского инструментария адвокат, партнер, руководитель уголовной практики московского адвокатского бюро «Гриц и партнеры» Петр Ковалев.

А учредитель и руководитель воронежского Центра инновационного сопровождения бизнеса «Арбитр» Елена Емельянова говорит, что не раз на практике сталкивалась с тем, как использование такого инструментария в отношении ее подзащитных ставило их на грань краха бизнеса.

Юристы сходятся во мнении: хотя такие методы психологического давления нельзя назвать честными, но с юридической точки зрения, они вполне законны.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕЗОНАНС

Однако, общественность в случае со «Свободным соколом» и ЛЭСК с этим мириться не стала. За металлургов вступились правозащитные организации, Федеральный центр общественных процедур «Бизнес против коррупции», «Опора России» и Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов. Такой общественный резонанс возымел действие. Осенью 2019 года материалы по делу были затребованы Генеральной прокуратурой. По итогам рассмотрения генпрокурор России Юрий Чайка счел преследование руководства металлургической компании незаконным. В Приказе от 30 декабря 2019 года он предупредил прокурора Липецкой области Константина Кожевникова о неполном служебном соответствии из-за «необоснованного вмешательства правоохранительных органов в хозяйственные споры между коммерческими структурами», «ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и отсутствие должного контроля за работой подчиненных». Указом Президента РФ Константин Кожевников был освобожден от должности.

Старший следователь по ОВД отдела №1 СЧ СУ УМВД России по Липецкой области майор юстиции Е.Ю. Таболин вынес постановление о прекращении уголовного дела, «в связи с отсутствием в деянии состава преступления», обвинения с руководства трубной компании были сняты.

Прокурор области старший советник юстиции Г.Г.Анисимов принес руководителям «ЛМЗ «Свободный сокол» и «ЛТК «Свободный сокол» официальное извинение от имени государства «за причиненный вред в результате уголовного преследования» и сообщил, что действующим уголовно-процессуальным законодательством «Вам предоставлено право обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда».

Следователь, возбудившая уголовное дело, понесла дисциплинарное наказание. Однако Генпрокуратура посчитала его слишком мягким. Она направила в адрес заместителя Министра ВД – начальника Следственного департамента требование «об устранении нарушений федерального законодательства», поскольку «меры дисциплинарной ответственности, принятые к должностным лицам следственного органа, нельзя признать адекватными характеру и тяжести допущенных нарушений». История «Свободного сокола» стала уникальным фактом победы небольшой компании над решением бизнес-вопросов при помощи силовых методов.

НЕ ТОЧКА, А ЗАПЯТАЯ

Параллельно разбирательство продолжалось в арбитражных судах. Во всех четырех инстанциях была признана правота «Свободного сокола», но ЛЭСК, не соглашаясь с таким решением, дошло до экономической коллегии Верховного суда, которая, в свою очередь, также встала на сторону металлургов. Обычно в таких случаях юристы резюмируют: «В деле поставлена точка».

Однако, юристы ЛЭСК, видимо, решили проявить оригинальность и создать прецедент для судебной системы РФ: оспорить решение Генеральной прокуратуры и коллегии Верховного суда. В апреле 2022 года ЛЭСК подало жалобу в Правобережный районный суд города Липецка на постановление о прекращении уголовного дела против руководства Липецкой трубной компании «Свободный сокол», ставя, тем самым, под сомнение компетенции главных органов юридической системы Российской Федерации.

Конечно, согласно ст. 125 УПК России районный суд имеет право давать оценку действиям следственных органов, но в данном случае судье и председателю суда предстоит проверить законность решений Генеральной прокуратуры – коллизия интересная в практике юриспруденции. Рассматривать ее можно с разных ракурсов. Одни эксперты видят в ней подрыв доверия ко всей судебной и правоохранительной системе. Другие акцентируют: хозяйствующим субъектам отныне невозможно будет спокойно «выдохнуть» после того, как в судебном рассмотрении поставлена точка, поскольку она, оказывается, может постоянно трансформироваться в запятую. И такое круговое судопроизводство с потерей времени и огромными нервными затратами предпринимателей-участников судебных процессов становится новой формой психологического прессинга для бизнеса, полагают эксперты.