Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 апреля 2022 18:54

На взяточников натравят искусственный интеллект: Как будет работать антикоррупционная система "Посейдон"

Председатель антикоррупционного комитета рассказал о системе "Посейдон", созданной по указу Путина
Владимир Путин подписал указ о создании в России антикоррупционной системы «Посейдон».

Владимир Путин подписал указ о создании в России антикоррупционной системы «Посейдон».

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Вечером в понедельник власти опубликовали указ Владимира Путина о создании антикоррупционной системы «Посейдон». Звучит, честно говоря, громко. Координатором всего (считай, высшим руководством) будет Администрация президента. Оператором – Федеральная служба охраны. Правительству поручено всячески помогать – оно в этой истории не главное.

Так что же такое «Посейдон»? На пальцах Комсомолке объяснил председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов:

- Если коротко, то российская власть получила суперсистему, способную вычислять взяточников. У Посейдона будет практически неограниченный доступ к самой разной информации: официальным базам, социальным сетям, внутренним документам. Искусственный интеллект должен искать все пересечения и совпадения.

- А конкретнее?

- Ну есть какой-то чиновник. Он каждый год подает декларацию о доходах. Официально у него почти ничего нет. Неофициально - дома, машины, бизнес записаны на друзей, жену, подставных лиц. Посейдон, анализируя сведения из реестров собственности, изучая фотографии в соцсетях, родственные связи, ищет совпадения. Компьютер смотрит, где и сколько денег потратил наш чиновник. Так можно выявить нестыковки в доходах и расходах. Конечно, машина не готова заменить полноценную розыскную работу, но она упрощает задачу, прочесывая доступные ей ресурсы.

Глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

- Ого. И против кого это работает?

- В первую очередь, против топовых чиновников. Государство интересуют крупные коррупционеры.

- И все это будет попадать в ФСО?

- Сначала к ним, а потом в Управление президента по вопросам противодействия коррупции. Администрация Путина не зря указана координатором проекта.

- А есть уже какие-то аналоги?

- Похожая программа уже работает в Росатоме. Говорят, у нее очень хорошие результаты. Если брать глобально, то в США аналог нашего Посейдона действует много лет. Даже больше – у них есть несколько подобных систем. В Америке вообще очень хорошо развит сбор информации о своих госслужащих.

- Только все равно остается человеческий фактор. Система может найти и коррупционера, но делу не дадут ход, потому что человек окажется нужен кому-нибудь из властной номенклатуры.

- Мне кажется, если Посейдон на кого-то реально накопает серьезные доказательства, то спустить все на тормозах будет не просто.

ЧУЖОЙ ОПЫТ

Как еще борются со мздоимцами

С коррупцией воюют во всех странах. В одних успешно, в других не очень.

Но некоторые сумели если не полностью искоренить взяточничество, то серьезно его подкосить.

Сингапур

Эту страну считают образцом правильной антикоррупционной политики. Вот главные вещи, которые помогли сингапурцам победить взяточничество.

1 Для госслужащих ввели презумпцию виновности. Если живешь не по средствам, не следствие должно доказывать твою вину, а ты сам - свою безгрешность.

2 Чиновникам повысили зарплаты, а также привязали их к доходам работников негосударственных компаний сопоставимого ранга и к налогам «подшефного» частного сектора. Если компании той отрасли, за которую ты отвечаешь, богатеют и платят больше налогов, то и зарплата твоя повышается.

3 Бизнесу дали гораздо больше свободы: всевозможные «потребнадзоры», «технадзоры» и прочие контрольные ведомства либо разогнали, либо сильно урезали их полномочия.

Швеция

Тут на коррупцию действуют «мягкой силой». Она стоит на двух китах.

1 Просвещение. Еще сто лет назад в королевстве появился антикоррупционный институт, который плотно работает с бизнесом и чиновниками. Сотрудники института неустанно ведут «разъяснительную работу» о том, как плохо брать взятки и как надолго можно за это сесть.

2 Открытость. Позвонив по специальному телефону, каждый швед может узнать все об имуществе и доходах любого чиновника.

Нидерланды

В этой стране платят премии и повышают зарплаты госслужащим, которые помогают раскрывать коррупционные преступления коллег. Да, это форма стукачества. Но из двух зол выбирают меньшее.

Так что у каждой страны свои методы борьбы с коррупцией. Но есть и общие черты. Во-первых, это ужесточение ответственности за взятки. Во-вторых, никаких неприкасаемых. В-третьих, личное общение государства (чиновников, гаишников, надзорных органов и т. д.) с бизнесом должно быть сведено к минимуму.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Дина Крылова, заведующая Лабораторией антикоррупционной политики Высшей школы экономики:

«Искусственный интеллект подскажет, где высоки риски коррупции»

Коррупция в разных сферах разная. Бывает эпизодическая. Вдруг завелся недобросовестный человек и пытается что-то из кого-то вымогать. Строить разные схемы. А бывает системная коррупция. Она обычно возникает там, где у чиновника идет личное взаимодействие с получателями его услуг. Например, предпринимателю нужно получить разрешение, лицензию или к нему приходят с проверкой. Там, где есть прямая зависимость, самые высокие риски системной коррупции: госзакупки, распоряжение доступа к любым ресурсам - арендным площадям, месторождениям, распределением квартир и т.д.. В этих сферах велика вероятность, что чиновник будет злоупотреблять своим положением.

Как с этим бороться? Мы считаем, что с помощью технологий искусственного интеллекта. Это не означает, что он будет выносить какие-то решения. Он просто обратит внимание на повышенный риск коррупции в действиях конкретных чиновников. Примерно так, как это было сделано в налоговой сфере в отношении налогоплательщиков. Там изучили характерные признаки ухода от налогов и на их основе сделали эффективный мониторинг. Потому что проверять каждую компанию слишком затратно. Логичнее реагировать на наиболее вероятные признаки недобросовестности. Искусственный интеллект дает наводку. И только после этого в конкретном деле будут подробно разбираться живые специалисты.

Решение, которое мы предлагаем, следующее - экспертно в каждой коррупционно-опасной сфере установить характерные проявления коррупции. Определить критерии и индикаторы этих рисков. И уже на их основе проводить мониторинг, как чиновники выполняют свои функции. В этом случае они будут знать, что их деятельность проверяется беспристрастным искусственным интеллектом, с которым нельзя договориться. И если таких чиновников будут выявлять с у грозить неминуемой серьезной ответственности, это поможет очистить органы власти от коррупционеров.

К примеру, одна из самых коррупционных сфер - неправомерное уголовное преследование бизнеса. Очень часто это связано с тем, что существует некий корпоративный конфликт хозяйствующих субъектов. Но вместо решения в арбитражном споре одна из сторон инициирует уголовное дело против другой стороны. Характерные черты, которые могут указывать на заказной характер дела – это, например, когда уголовное дело заводится очень быстро, иногда нет потерпевших, стремительная доследственная проверка, сразу предлагается мера пресечения в виде содержания под стражей, фальсификация или сокрытие доказательств и т.д .

Использование искусственного интеллекта для борьбы с коррупцией будет эффективно при сочетании двух составляющих. Во-первых, при системной коррупции – для машинного обучения нужен большой объем данных. Тогда результаты будут корректными. Во-вторых, должна быть очень серьезная экспертная и ведомственная проработка существенных индикаторов. Если это будет сделано недобросовестно, например, теми людьми, которые получают выгоды от нынешнего положения вещей, то смысла в такой системе не будет. Эти «эксперты» заложат в алгоритм такие индикаторы, которые никогда не выявят реальных коррупционеров.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Коррупция на Руси - традиция, идущая с давних времен. Некоторые историки говорят, что эта мода пришла к нам из Византии - чуть ли не в IX веке. Именно там была практика, что глава государства отправлял своих представителей в провинции. Но жалование им не выделял, предполагая, что они должны «кормиться» с подшефной им территории. В итоге возникла взаимовыгодная ситуация. С одной стороны, местное население щедро одаривало тех, от кого зависела его судьба. С другой, содержание госаппарата на местах не требовало денежных вливаний со стороны столицы. В итоге порочная связь закрепилась. В дальнейшие столетия коррупционный налог только нарастал. Верховная власть стала страдать от мздоимства чиновников на местах. Иван Грозный даже ввел смертную казнь. Но даже это взяточников не останавливало.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Путин подписал указ об антикоррупционной инфосистеме «Посейдон»

Государственная информационная система в области противодействия коррупции «Посейдон» начинает работу в России. Положение об этой системе утвердил соответствующим указом президент Российской Федерации Владимир Путин. Документ опубликован на Государственном портале правовой информации (подробности)