Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+26°
Boom metrics
Звезды10 мая 2022 17:54

Юрий Башмет не принял участие в акции "Бессмертный полк" и "нахлестал" зрителей по щекам

Фестиваль в Ярославле завершился музыкальным спектаклем "Волоколамское шоссе" с Евгением Мироновым в главной роли
Маэстро привез на ярославскую землю "Волоколамское шоссе" - очень неожиданный и спорный музыкальный спектакль. Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Маэстро привез на ярославскую землю "Волоколамское шоссе" - очень неожиданный и спорный музыкальный спектакль. Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Обычно на День Победы Юрий Башмет шествует с "Бессмертным полком" по Ярославлю, держа в руках портрет дедушки.

Однако в этом году ярославский музыкальный фестиваль прошел в усеченном формате и завершился раньше празднований.

Так что пройти по Ярославской земле Башмет не успел. Однако день Победы все-таки отметил: маэстро привез "Волоколамское шоссе" - очень неожиданный и спорный музыкальный спектакль с Евгением Мироновым в главной роли.

Анонс спектакля одновременно вызывал и ажиотаж, и недоумение. Понятное дело, все, где принимает участие Евгений Миронов, вызывает ажиотаж. Но, с другой стороны, что за странный литературный материал?

Нет, понятно, что повесть Александра Бека "Волоколамское шоссе", написанная в 1942 году по горячим следам "Битвы за Москву", слава Богу не забыта.

Но дело в том, что автором пьесы значился немец Хайнер Мюллер, очень специфический драматург из ГДР, чье имя сегодня, мягко говоря, не на слуху, по крайней мере, в нашей стране. Еще в восьмидесятые Людмила Петрушевская называла Мюллера литературным пигмеем, а творческий метод автора вызывал массу вопросов и нареканий из серии "а что, так можно было?". Мюллер занимался тем, что брал какое-нибудь хорошо известное произведение и, ничего не добавляя от себя, переписывал произведение белым стихом.

В восьмидесятые годы прошлого века такая участь постигла "Волоколамское шоссе". Повесть перевели Мюллеру на немецкий, он переписал текст белым стихом, после чего этот стих-пьесу еще раз перевели на русский.

Эдакие пассы напоминают шутливые переводы "туда-обратно", когда русский текст "Хочу дома заночую-хочу у Егорки" превращается в трагедию "Мне дома нынче сон уже не лаком, мне нынче спать у Джорджа суждено."

Был ли вообще смысл оживлять "пыльную вчерашку"?

Критики, приехавшие на ярославский фестиваль, полезли в тексты. Нагугленное выглядело жутким советским архаизмом:

"Советский строй что будет с ним тогда /Когда исчезнет наш Союз Советский", - цитировали полные фырканья эксперты и готовились к чему-то очень несовременному.

И ошиблись. Пьеса, поставленная в мастерской Брусникина в сопровождении оркестра Башмета производит невероятно сильное впечаление.

Все, где принимает участие Евгений Миронов, вызывает ажиотаж. Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Все, где принимает участие Евгений Миронов, вызывает ажиотаж. Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Нахлестал зрителя по щекам

"Волоколамское шоссе" - это рефлексия советского командира. В годы войны он расстреливает дезертира, чтобы мобилизовать свой батальон. После убийства командир понимает, что произошедшее навсегда легло на его совесть: "Я ем и пью дышу и сплю ночами//В моем мозгу война не затихает..."

Задача, стоявшая перед Евгением Мироновым, оказалась не самой легкой. С действием в пьесе напряженка, зато есть один длинный монолог. Миронову пришлось расцвечивать его, выступая сразу в двух ипостасях: он и офицер, вспоминающий о былом, но он же - прямой участник происходящего.

Я ем и пью дышу и сплю ночами

В моем мозгу война не затихает

И залпы не перестают звучать

И грудь мою медали жгут огнем

Когда он говорит со мной безмолвно

И руку поднимает до виска

Он кто расстрелян по войны законам

Расстрелян по приказу моему

Расстрелян в сорок первом в октябре

Там где застал нас тот военный год

Две тыщи километров до Берлина

Сто двадцать километров от Москвы

Мюллер обожал работать с известными мифологическими сюжетами, поэтому в пьесе очевиден элемент античного театра. Вместе с Мироновым на сцене "хор", представляющий собой взвод совсем юных актеров.

Брусникинцы задают ритм действию: топают "строем" и нарочито вразнобой озвучивают тексты, создавая многоголосый эффект толпы. Постепенно по ходу пьесы эта толпа из разрозненной становится монолитной. Завершается спектакль перечислением имен погибших осенью 1941 года под Москвой в сопровождении "Адажио" Барбера.

Оркестр "Новая Россия". Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Оркестр "Новая Россия". Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Заключительный эпизод с перечислением имен погибших вынимает душу и вынул бы, если бы не последнее выступление "Новой России".

Не дав опомниться зрителю, оркестр Башмета шумно перелистывает ноты и вдруг совершенно неожиданно исполняет "Праздничную увертюру" Шостаковича. Радостное завершение вызывает оторопь: происходящее равносильно дискотеке на похоронах.

Постановка была впервые показана в 2015 году и тогда музыкальное сопровождение много бранили: финал выглядел совершенно случайным, надуманным, и критики откровенно называли его безвкусным.

Однако время внесло свои коррективы 7 мая 2022 года постановка вызвала совсем другое впечатление. Вопиюще неуместный финал теперь казался необыкновенно правдивым.

- Чувствую себя так, будто меня отхлестали по щекам, - поделилась потрясением музыкальный критик Елена Алексеева.

У остальных просто не было сил говорить.

Пигмей или ошибочка вышла?

Пока идет спектакль, не устаешь удивляться тексту, который, вопреки ожиданиям, совсем не кажется архаикой и проявляет новые смыслы.

Вообще, Мюллер был редкостным хитрецом, умевшим основательно запутать всех и вся. До сих пор даже его исследователям непонятно, осуждал он советский строй или хвалил. Фанаты автора говорят об осмыслении исторической вины и феномена постпамяти, которые транслируют его пьесы. Сам драматург повторял, что он пишет для XXI века и когда-нибудь будет понят.

Возможно, сейчас это произошло, однако нельзя не заметить, что и с текстом Мюллера в мастерской Брусникина поступили примерно так же, как и с Мюллер с текстом Александра Бека. Пьеса, которая по замыслу самого автора должна была закончиться "единством человека и машины", в постановке лишилась своей третьей части, а с имеющимися двумя основательно поработали, выкинув лишнее, добавив рефрены и закончив перечислением имен, которого не было в оригинале.

Актеры Мастерской Брусникина. Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Актеры Мастерской Брусникина. Фотографии предоставлены Русским концертным агентством

Как объяснили в кулуарах, часть сокращений была сделана во благо "Актера", который не любит большие тексты (видимо, под "Актером" подразумевался Евгений Миронов, отказавшийся, впрочем, от общения с журналистами).

Нельзя сказать, что литературная переработка получилась на сто процентов удачной. Куски текста с выброшенными частями смонтировали грубо: кое-где идеальный белый стих в переводе Венгеровой и Гугнина превращается непонятно во что.

Однако в целом воздействие спектакля - это, скорее, не прозорливость Мюллера, а талант Евгения Миронова, Марины Брусникиной, Юрия Башмета, Александра Бека (чье имя несправедливо заменено именем Мюллера) и плюс еще одно доказательство закона единства и тесноты стихотворного ряда, сформулированного Юрием Тыняновым. Будучи ритмизованными, слова приходят в особое взаимодействие друг с другом и дают некий третий смысл, вследствие которого начинают означать больше, чем есть на самом деле.

Остается добавить, что в отличие от других музыкально-драматических действ в исполнении "Новой России" и актеров, "Волоколамское шоссе" показывают совсем не часто. Совершенно непонятно, когда можно будет попасть на постановку еще раз. Конечно, хотелось бы раньше, чем через семь лет, однако никаких анонсов по этому поводу, к сожалению, не было.