Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Звезды10 мая 2022 22:03

Догвилль 2

Наш обозреватель Денис Горелов - о фильме «Обоюдное согласие»
Глеб Бочков, Светлана Иванова и Шамиль Хаматов (справа) в сериале «Обоюдное согласие». Фото: Кадр из фильма

Глеб Бочков, Светлана Иванова и Шамиль Хаматов (справа) в сериале «Обоюдное согласие». Фото: Кадр из фильма

В последние дни русского Фейсбука, о которых еще никто не знал, что они последние, Дмитрий Ольшанский написал текст «А юбка-то была - короткая!».

Об Одессе 2 мая.

О том, как накрыло отчаянием страну, как обугленные тела в мониторе застили свет, как взрослые мужики отворачивались в стенку и пялились, пялились в никуда, чтоб глаз никто не видел. Как весело было молодым упырям, а кто-то загундосил вечное: сами и виноваты. Зачем было злить. Зачем напрягать победивший народ. Зачем цеплять ленточку. Да и что уж такого случилось-то.

Действительно. Ну, пустили девчонку на хор - первый раз, что ли? Спровоцировала. Юбка-то - короткая была. Короткая!

Фильм «Обоюдное согласие» - весь про короткую юбку. О том, как в городе Приморск училка литературы в провоцирующем платье отправилась на яхте одноклассников помянуть подружку в ее день рождения. И как на волне переполнивших чувств ее там откаруселили по-свойски друзья: магнат, заммэра и просто плейбой-серфер. В милиции ее, как всех таких вот, сто раз назвали на ты. В школе затравили задорными вопросиками. В магазинах, регистратурах, сети облили презрением. А красивые развязные молодые люди искренне недоумевали: чё случилось-то? Ну, поддали маленько...

Сама ж поехала. И пить никто не заставлял.

Режиссер Гай Германика 15 лет снимает про рыжих сучек, с которыми стрясаются разные несчастья. Про их вызывающий характер, на который все списывается, - у нее самой такой. Про опасные приключения юных искательниц, которые заканчиваются чем всегда. Про частые в этом возрасте суициды. Хотя с чего бы. Красивые пацаны, небедные, все можно порешать.

Все это реально хорошо написано. Нелинейно, взбалмошно, со срывами и закидонами сюжета и характеров, как всегда у Германики. С хорошо стилизованной речью - публичных бюрократов, казенных медиков, солено-протокольных ментов. Одно участие Анастасии Пальчиковой, писавшей Тодоровскому «Большой», Мирзоеву «Ее звали Муму», а для себя самой «Машу», общий женский и девичий экстремал, обещало хай-левел качества. Плюс Ольга Ангелова, Виктория Островская и один только Евгений Сосницкий: такое женских рук требует.

Всем есть что играть. Жертва-охотница (Светлана Иванова). Богатенькая попивающая жена, прицепившая мужа ребенком (Анна Снаткина). Муж, городской голова, которого вдруг берут за копчик (Тарас Кузьмин). Сливщица дел, почуявшая судебную и карьерную перспективу (Мария Голубкина). Предпенсионный служака, умеющий напоследок вцепиться (Андрей Козлов).

А при чем здесь та Одесса, резонно спросят некоторые. Когда дело происходит в абстрактном Приморске.

А при том, что родилась подруга-самоубийца 2 мая. И поминали ее, стало быть, со всеми прискорбными

последствиями тоже 2 мая. Дата звучит вскользь, без акцента, но современной России режет ножом по сердцу.

И если она появилась случайно, значит, авторы, продюсеры, исполнители живут в какой-то другой стране, где день 2 мая ничего не значит в национальной памяти.

Но кажется, все-таки в нашей.

И то, что происходит нынче в сопредельном государстве, крайне походит на финальные события в Догвилле. Все помнят? «Людей убить, город сжечь».

Вот за это. За «юбочка-то - короткая». За «сама виновата». За «ничего же и не было».

И это стоит помнить всем, кто рад заполоскать и забыть мерзость.

В город Догвилль ответочка прилетает всем, оптом.

Бог есть.

«Обоюдное согласие»

2022 г. Реж. Валерия Гай Германика