Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Экономика10 мая 2022 22:07

Прощаются, но не уходят: Почему иностранные компании, объявившие об уходе из России, все равно продолжают работать в нашей стране

Западный бизнес поторопился объявить о «приостановке деятельности»
- Если уходить из России все-таки придется, то McDonald's переименуют в закусочную «Дядя Ваня»? А меня, клоуна Рональда, - в скомороха Федю! Фото: Антон НОВОДЕРЕЖКИН/ТАСС

- Если уходить из России все-таки придется, то McDonald's переименуют в закусочную «Дядя Ваня»? А меня, клоуна Рональда, - в скомороха Федю! Фото: Антон НОВОДЕРЕЖКИН/ТАСС

Англичанин уходит и не прощается. А McDonald’s прощается, но не уходит! Примерно так, если перефразировать старый одесский анекдот, выглядит ситуация с «приостановкой работы» некоторых иностранных компаний в нашей стране.

«Великий исход» западных брендов из России выглядит очень по-разному. Одни полностью свернули бизнес, у других на двери по-прежнему висит замок, который то ли снимут, то ли нет. Но есть и такие компании, которые объявили об уходе или приостановке работы, но сделать этого не смогли (или не захотели). Что заставило их пойти на такой шаг?

СПОТКНУЛИСЬ О ФРАНШИЗУ

Франшиза - это когда одна компания покупает у другой право пользоваться ее брендом и моделью ведения бизнеса. Владелец товарного знака не имеет права вмешиваться в работу «покупателя» или закрывать его точки. Именно по франшизе в России работают многие иностранные бренды.

Яркий пример - McDonald’s. Как известно, еще в марте компания объявила, что приостанавливает работу в нашей стране. Однако из 760 российских ресторанов 100 работали по франшизе (остальные были дочерними компаниями американской корпорации). И эти сто «макдаков» открыты до сих пор. В основном они находятся на юге России, на Урале и в Сибири. Что касается Москвы и Питера, то там «маки» открыты в основном в аэропортах.

Но свято место если и бывает пусто, то недолго. Пока McDonald’s стоически терпит убытки от приостановки работы в России, нишу завоевывают конкуренты. И это вовсе не «Теремки» с «Крошками-картошками». Это другие иностранные компании, которые в России остаются, причем тоже не всегда по своей воле.

Взять KFC - у детища полковника Сандерса из Кентукки очень похожая история. 70 ресторанов с жареной курицей, которыми напрямую владеет американская компания Yum! Brands, после начала спецоперации закрылись. Остальные 680 точек, которые были открыты по франшизе, продолжают работу.

Той же компании Yum! Brands принадлежат еще два известных торговых знака. Во-первых, это сеть пончиковых Dunkin’, которая тоже не может закрыть 20 заведений, принадлежащих российским владельцам. Во-вторых, это Pizza Hut. И эта сеть пиццерий не только не закрылась, но даже создала специальный сайт по торговле франшизами: хотите стать владельцем ресторана Pizza Hut - платите денежки и открывайте. «Мы работаем в прежнем режиме!» - сообщает Pizza Hut в соцсетях.

Да и как тут не работать? Ведь если зазеваешься, рынок мгновенно захватит Burger King, который тоже не планирует закрываться. Хотя иностранные владельцы Burger King очень хотели бы уйти из нашей страны. Президенту международного концерна Дэвиду Ширу даже пришлось объясняться. В открытом письме коллективу он посетовал: дескать, Burger King и рад бы закрыться в России, да не может. В российском бизнесе доля владельцев бренда всего 15%, в договорах франшизы нет пункта об одностороннем изменении или разрыве отношений, поэтому об остановке работы они могли только попросить. Российские бизнесмены ответили отказом. Сейчас в стране работает более 750 ресторанов и продолжают открываться новые.

ТЫ НАМ НЕ «ПАПА»

Но есть у франшизы одна неприятная особенность: хозяин бренда может отказать партнеру в поддержке. Например, запретит пользоваться товарным знаком, перестанет вкладывать деньги в рекламу, прекратит поставлять комплектующие или оборудование. Так и случилось с сетью пиццерий Papa John's - иностранный владелец бренда объявил о «временном прекращении» сотрудничества с российскими партнерами.

В ответ российский владелец 188 пиццерий Papa John's уже зарегистрировал домены «Наш папа», «Суперпапа», «Папина пицца». Но название не сменил. И если американцы решат подать на него в суд и потребуют переименоваться, то он сделает это очень быстро.

- Российские компании (если владельцы бренда решат отозвать франшизу. - Ред.) могут найти новых поставщиков, назвать себя как-то по-другому и продолжить деятельность, - подтверждает Игорь Скрипка, председатель московской коллегии адвокатов «Скрипка, Леонов и партнеры». - Или они могут надеяться выиграть в суде. Но, скорее всего, до суда доводить не будут. Ведь если в будущем головная компания захочет вернуться на российский рынок, ей нужно учитывать репутационные издержки.

О, эти репутационные издержки - страшная штука в мире людей, имеющих память. Ну подал ты в суд. Ну пустил по миру бывших российских партнеров (которые вообще-то не сделали тебе ничего плохого) и запретил им пользоваться своим драгоценным товарным знаком. И ушел с гордо поднятой головой из страны, где отныне тебя будут поминать исключительно словом из пяти букв во всех его многоэтажных вариациях. Так вот учти, что и тебе самому, и твоим преемникам, и преемникам твоих преемников отныне путь на российский рынок заказан. Смысл кулаками махать? К тому же...

- К тому же, если суд будет проходить в нашей стране, то он скорее будет на стороне российских бизнесменов, чем иностранных компаний, которые хотят уйти, - добавляет юрист.

ОК, ПРОДАЕМ OBI

Если западные владельцы больше не хотят работать в России, то есть еще один способ избежать громадных убытков - продать компанию. Известный пример - немецкая сеть супермаркетов строительных товаров OBI. Все 27 магазинов OBI, открытых в России, принадлежат германской компании - никакой франшизы.

В середине марта головной офис OBI заявил о завершении работы в России. Магазины закрылись. Казалось, из приличных строймагов с мировым именем у россиян остался только французский Leroy Merlin.

Но выяснилось, что дарить львиную долю рынка французам никто не собирается. В конце апреля открылся московский магазин OBI на Ходынском поле, а затем в компании объявили, что до 11 мая возобновят работу все 27 супермаркетов российской сети.

А тем временем немцы не спеша подыскали покупателя на всю сеть супермаркетов. По информации СМИ, им стала российская инвестиционно-строительная группа MAX. Скорее всего, после завершения сделки магазины продолжат работать и тысячи сотрудников останутся при деле. Что касается названия OBI, то новым владельцам, видимо, придется его сменить.

И чем дольше идут санкции, чем больше убытков несут западные владельцы от простоя или «сокращения ассортимента», тем чаще мы слышим истории о продажах.

Конечно, никто к подобным событиям не готовился. Решения о приостановке деятельности на первом этапе, скорее всего, являлись демонстративными. Но, поскольку попытки воздействовать на аудиторию и призвать к миру не возымели действия, многие компании начали оформлять свой уход уже официально.

Вот несколько самых свежих случаев продажи.

Valio, Финляндия. Этот концерн продал все, что ему принадлежало в России, компании «Велком» (известна своими мясными изделиями). Теперь именно она будет выпускать сыр «Виола», который раньше производили под началом финнов.

Paulig Group, Финляндия. Компания продала свой российский бизнес, включая завод по обжарке кофе в Твери, индийскому бизнесмену Викасу Сои. Компания уже сменила название на ООО «Милфудс», и через несколько месяцев кофейный бренд Paulig тоже уйдет из России.

Anheuser-Busch InBev, Бельгия. Компания производит пиво «Клинское», «Сибирская корона», Hoegaarden. Продает свой российский бизнес турецкой компании Anadolu Efes.

PepsiCo из России не уходит, но прекращает продажу глобальных брендов напитков, таких как Pepsi, Miranda, 7Up и Mountain Dew. Продавать принадлежавшей этой компании «Вимм-Билль-Данн», вопреки слухам, PepsiCo не планирует.

ТОП-10 крупнейших иностранных компаний в России.

ТОП-10 крупнейших иностранных компаний в России.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ТЕБЯ ПОСАДЯТ - А ТЫ НЕ ЗАКРЫВАЙСЯ

И есть еще одна причина, которая вынуждает западных производителей не уходить из России, - уголовное преследование. Пример подкинула «шинная» отрасль. В России работало четыре иностранных производителя покрышек: Bridgestone, Michelin, Yokohama и Continental. После начала спецоперации все они остановились. Первые трое «стоят» до сих пор, а калужский завод Continental в конце апреля снова запустил конвейер.

- Наши сотрудники и менеджеры в России столкнутся с серьезными уголовными последствиями, если мы воздержимся от обслуживания местного спроса. Поэтому мы временно возобновляем производство легковых шин для местного рынка на нашем шинном заводе в Калуге, - сообщают в компании.

С одной стороны, повод для опасений у немецкого производителя действительно есть.

- Учитывая, что экономических причин приостанавливать деятельность не было, то здесь может грозить статья 196 УК РФ «преднамеренное банкротство». А это, извините, срок до шести лет для руководства компании, - говорит генеральный директор информационно-аналитического агентства Infoline Иван Федяков.

Но, с другой стороны, после 24 февраля уже почти тысяча иностранных компаний прекратила или поставила на паузу работу в России. А «серьезных уголовных последствий» испугалась только Continental. Поэтому эксперты считают, что причина возобновления работы может быть не только в этом, но и в нежелании нести убытки.

А убытков становится все больше. На дворе конец весны, западные компании начали публиковать финансовую отчетность за первый квартал 2022 года. И цифры в этих отчетах совсем не радуют. McDonald’s от приостановки работы в нашей стране потерял уже $127 млн. Нефтяная компания Shell оценила квартальные убытки от ухода из России в $4 млрд. Контейнерный перевозчик Maersk - в $720 млн.

И чем дальше, тем больше западных бизнесменов понимают: надежды на быстрое завершение спецоперации не оправдались. А закрытые заводы, магазины, рестораны простаивают и все больнее бьют по корпоративному бюджету. Пора принимать какое-то решение: либо уходить окончательно, либо продавать свой российский бизнес...

Либо открыться снова. Кто еще может вернуться? Точного ответа на этот вопрос сейчас нет: пока спецоперация продолжается, западные владельцы бизнеса опасаются говорить о возобновлении работы в России. Однако кое-какие сведения в СМИ все же просачиваются. Например, на днях руководство испанской компании Inditex (бренды Zara, Stradivarius, Bershka, Massimo Dutti, Pull & Bear, Oysho) заявило, что планирует возобновить работу в России, «когда это будет возможно». Сроки, конечно, не озвучены.

Скорее всего, не против вернуться в Россию и компания Uniqlo. Которая до последнего не хотела закрывать свои магазины, но ей пришлось это сделать из-за травли в соцсетях. Да и многие другие компании не стремятся отдавать конкурентам свою часть российского рынка, которую завоевывали годами потом, кровью и миллиардами долларов. Бизнес еле оправился от пандемии, на носу новый финансовый кризис и чуть ли не голод - не время разбрасываться миллионами.

В любом случае окончательный выбор они должны будут сделать уже очень скоро.

ЕЩЕ ОДИН КИРПИЧ

Pink Floyd и протест Роджера Уотерса

Культовая британская рок-группа Pink Floyd удалила свои записи, выпущенные после 1987 года, со всех российских стриминговых сервисов (то есть с сайтов и приложений, где музыку можно слушать в режиме реального времени). Однако самые известные свои записи с конца 1960-х, включая легендарную «Стену», они запретить не могут. Потому что на это нужно согласие бывшего вокалиста и басиста Роджера Уотерса, который покинул группу как раз в середине 80-х. И Уотерс такого разрешения не дает.

Несколько лет назад он обвинил США в госперевороте 2014 года на Украине. Теперь же в открыто опубликованной переписке с украинкой Алиной Митрофановой сожалеет о том, что «западные правительства разжигают огонь, который уничтожит вашу прекрасную страну, заливая Украину оружием, вместо того чтобы заниматься дипломатией».

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Ликвидация займет не меньше года

Игорь СКРИПКА, юрист в сфере предпринимательства, председатель московской коллегии адвокатов «Скрипка, Леонов и партнеры»:

- Трудовое законодательство России очень ревностно защищает права работников, в том числе и иностранных организаций. Просто так уволить людей, потому что компании расхотелось работать, нельзя. Это же не форс-мажорные обстоятельства, а исключительно решение руководства. Но если в организации будет принято решение о ликвидации компании, магазина или точки продаж, то это можно сделать при условии, что будут погашены все кредиты, обязательства перед поставщиками и т. д. А работникам будет предложен расчет с компенсацией за вынужденное увольнение. Только в таком случае компания может закрыться и больше не возобновлять работу. Но ликвидация - достаточно долгая процедура, минимум это занимает год.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Погуляли и вернулись

История российского рынка, хоть и насчитывает всего три десятка лет, уже знает немало случаев возвращения ушедших брендов.

Например, в 2014 году из страны ушла японская Toshiba - компания не выдержала конкуренции с LG и Samsung и перестала поставлять телевизоры и ноутбуки. Но через два года вернулась. Правда, уже в новом качестве: Toshiba начала сотрудничать с Почтой России, помогая госкомпании автоматизировать работу.

В 2015-м финская сеть магазинов одежды Stockmann закрыла половину своих точек в Москве. Спустя три года Stockmann открылся в Краснодаре и вернул два магазина в столицу.

В 2014-м засобиралась на выход американская сеть быстрого питания Carl’s Jr. и закрыла свои рестораны в Санкт-Петербурге. Но уже с 2015-го заведения вновь стали открываться в России: в Чите, Норильске, Новосибирске, Москве, Подмосковье и том же Питере.

Уходили, чтобы опять вернуться, автопроизводители Alfa Romeo, Opel и Daewoo. И таких примеров масса.