Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
13 мая 2022 5:28

Путешествие из Изюма в Луганск

Спецкор «КП» Александр Коц проехал по дороге, которая соединила Харьковскую область и ЛНР
Военкор "КП" Александр Коц поделился впечатлениями от поездки из Изюма в Луганск.

Военкор "КП" Александр Коц поделился впечатлениями от поездки из Изюма в Луганск.

Фото: Александр КОЦ

«Подвеска машины должна работать», - любимая присказка коллеги, когда мы выезжаем на полевую дорогу, соединяющую Изюм и Купянск. Можно пытаться объезжать ямы и колдобины, которые делятся здесь почкованием после прохождения колонн с техникой. Но в какой-то момент просто съезжаешь в поле и начинаешь пробивать новый «дублер».

В последние дни командование ВСУ, объявив о контрнаступлении в Харьковской области, бравирует тем, что вот-вот возьмет в кольцо российскую Изюмскую группировку, отрезав эту дорогу снабжения. Но она по-прежнему стабильно работает. Более того, с недавних пор из Изюма можно относительно безопасно доехать прямо до Луганска. Эту дорогу жизни мы и решили испытать на себе, выехав из полуразрушенного города, в котором стараниями украинской артиллерии нет ни света, ни воды, ни газа, ни связи.

Первый островок цивилизации – город Купянск. К дороге выбегают пацаны с коробками из-под сухпайков и старательно демонстрируют, что очень хотят есть. Тормозим, выдаем из своих запасов немного тушенки, хлеба и шпрот. Только заворачиваем за угол – новая «порция» хитрых мальцов с такими же коробками. Расставшись еще с несколькими банками консервов через 300 метров встречаем очередную группу сорванцов.

- Это они не от голода, - поясняет прохожий. – Это у них как спортивная игра. Или как рыбалка – кто больше наловит. Стоят вдоль дорог, где военные колонны проходят, и совмещают приятное с полезным. И «порыбачил», и домой добытчиком вернулся.

Из Купянска единственный не взорванный мост ведет на восток, в сторону Луганской области. В какой-то момент понимаю, что машина ведет себя как-то странно. Ничего не скрипит, не дребезжит, руль не пляшет в руках. Мы мчим по ровненькому автобану, проложенному посреди живописных полей. Не пейзаж, а открытка. Ни тебе сгоревшей техники по обочинам, ни искалеченных снарядами деревьев, ни осколков, которые рвут резину… Пастораль!

Указатель на украинском о въезде в Луганскую область.

Указатель на украинском о въезде в Луганскую область.

Фото: Александр КОЦ

«Добро пожаловать в Луганскую область», - встречает нас дорожный плакат. Только теперь это уже освобожденная территория Луганской народной республики. Сватово, Старобельск, Новоайдар, Счастье… Все это еще три месяца назад находилось под властью Киева. Вспоминаю, как из грузинских анклавов в Южной Осетии Михаил Саакашвили делал витрину из стекла и бетона. Смотрите, дескать, как выгодно быть частью Грузии. Вот вам и современные школы, и бассейны с фитнес-центрами, и супермаркеты с умопомрачительным ассортиментом. В Тбилиси так не живут!

Здесь – ничего подобного. Если между городами трасса, хоть и похуже, чем в Харьковской области, но вполне сносная, то в населенных пунктах дороги, словно после бомбежки. Хотя ее тут как раз практически и не было.

В первые недели специальной операции российской армии и луганскому корпусу Народной милиции удавалось выбивать ВСУ из городов без обильного применения тяжелых вооружений. Это к вопросу о том, что Россия за собой оставляет одни руины. Ничего подобного я на освобожденных территориях не увидел.

Как не увидел и сытой и комфортной жизни, которую луганчанам обещал Киев. За 8 лет он не смог построить здесь привлекательную витрину, которая бы заставила восставшую республику усомниться в верности своего выбора. Да, по ту стороны линии разграничения жизнь тоже все эти 8 лет была не сладкая. Но там, как минимум, людям не грозила дерусификация. Здесь же за три часа я не увидел почти ни одной вывески на русском языке. Они будут постепенно появляться, как появились флаги ЛНР на административных зданиях, республиканские номера на машинах, которые уже выдаются на освобожденных территориях, местные, а затем и российские паспорта… Но уже после того, как Донбасс покинет последний солдат украинской армии.

Переезжаем по мосту через Северский Донец – бывшая линия разграничения. Почти три месяца назад в ночь перед операцией я стал свидетелем попытки прорыва крупных сил ВСУ на этом участке. Они форсировали реку, заняли две высоты на луганском берегу и попытались закрепиться.

Мост через Северский Донец - до недавнего времени, здесь проходила линия разграничения.

Мост через Северский Донец - до недавнего времени, здесь проходила линия разграничения.

Фото: Александр КОЦ

Возможно, это была провокация или разведка боем. А может и начало украинской операции по зачистке Донбасса. Две ротно-тактические украинские группы тогда выбивали отсюда танками всю ночь. А на утро была объявлена специальная военная операция, полетели первые «Калибры». От моста хорошо видны побитые высотки Луганска – украинская артиллерия била по городу с того берега Северского Донца, от Счастья. С этой стороны в Луганск я заезжаю впервые.

В отличие от Донецка, он уже почти не слышит звуков артиллерии, линия фронта отодвинута далеко от столицы республики. Основные бои в ЛНР сейчас разворачиваются за Рубежным, где под угрозой окружения оказалась четырехтысячная группировка ВСУ в Северодонецке.

Да, на отдельных участках фронта продвижение идет не так быстро, как многим хотелось бы. Приходится буквально взламывать оборону противника, который к этим боям готовился. И готовился хорошо. Но стоило проехать от Изюма до Луганска, чтобы осознать, какие масштабные территории мы уже освободили. И какие масштабные боевые действия нас еще ждут впереди.