Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+30°
Boom metrics
Экономика14 июня 2022 10:25

Мы все получили стимул развивать несырьевое производство

Успех новой индустриализации - в изменении экономической политики
Константин Бабкин, президент Российской ассоциации производителей, лидер ПАРТИИ ДЕЛА: У государства есть возможность снизить налоги, сделать кредиты дешевле

Константин Бабкин, президент Российской ассоциации производителей, лидер ПАРТИИ ДЕЛА: У государства есть возможность снизить налоги, сделать кредиты дешевле

Лидер ПАРТИИ ДЕЛА, президент Российской ассоциации производителей специализированной техники и оборудования «Росспецмаш», председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Константин Бабкин рассказал о ситуации в промышленном секторе экономики и его перспективах.

– На ваш взгляд, насколько сильно санкции ударят по промышленным предприятиям?

– Конечно, момент в экономике непростой, эмоционально напряженный. С одной стороны, российские предприятия испытывают серьезные трудности с комплектующими, доставкой, доступом на рынки. Но, с другой стороны, всем нам ситуация дает идеологический и экономический стимулы – мы все получили очень мощный и позитивный импульс для развития своего производства.

Когда-то наша страна была одним из технологических лидеров: первой полетела в космос, первой создала промышленную атомную станцию. Серьезные достижения были и в металлургии, авиастроении, производстве локомотивов и сельхозтехники. Можно сказать, мы тракторами снабжали половину мира.

А 30 лет назад страна начала встраиваться в общемировые производственные цепочки, культурное и экономическое пространство. И из-за этого встраивания государство перестало заниматься развитием многих отраслей. То же тракторостроение сократилось в сто раз. Деиндустриализация произошла не от того, что мы не умеем строить трактора, а из-за проводившейся в стране экономической политики. Повторю: сейчас мы получили стимул заниматься развитием своего несырьевого производства. Я общаюсь с производителями компонентов – гидравлики, подшипников, электроники – и вижу, что многие стремятся использовать ситуацию и нарастить производство. Это небольшие заводы, на которые в последние десятилетия никто не обращал внимания. А сейчас они получили огромное количество заказов, объем которых нередко превышает их возможности в несколько раз.

Машиностроение не станет сдерживающим фактором развития сельского хозяйства.

Машиностроение не станет сдерживающим фактором развития сельского хозяйства.

– Но аграрии, по прогнозам, рискуют недополучить в этом году 40 – 50% сельхозтехники из-за нехватки комплектующих…

– Наверное, 50% – это перебор. Скорее всего, сокращение составит 25 – 30%. Я думаю, что осенью предприятия, производящие машины для сельского хозяйства, уже выйдут на режим работы, который не будет зависеть от поставок комплектующих из западных стран. Объемы производства будут достаточными для того, чтобы бесперебойно обеспечивать аграриев техникой. Поэтому машиностроение не станет сдерживающим фактором развития сельского хозяйства.

Нехватка комплектующих сейчас восполняется продукцией российских производителей и производителей из дружественных стран.

– Способны ли наши заводы составить им конкуренцию?

– Это острый вопрос, и очевидного ответа на него нет. Я много езжу, посещаю относительно небольшие предприятия. И мне говорят: вы нам привезли в четыре раза больше заказов, чем год назад! А для этого нам нужны дополнительные оборудование и кадры, а своих денег нет. Отрасль-то не самая рентабельная, поэтому идти в банк и под 25% покупать оборудование – просто нереально.

Поэтому самый важный вопрос этого года: куда уйдет спрос? В Китай, Индию, Турцию, Юго-Восточную Азию или в Шахты, Сальск, Елец, Екатеринбург и Пермь? К сожалению, я не вижу активности со стороны правительства. И поэтому есть серьезные опасения, что мы из одной зависимости можем попасть в другую, а наши предприятия, испытав ложный оптимизм, столкнутся с трудностями, связанными со сбытом продукции и возвратом кредитов.

Ведь деиндустриализация, о которой я сказал, во многом произошла потому, что в России более высокие налоги, чем во многих странах, более дорогие металл и электроэнергия, запредельно высокие ставки по кредитам, отсутствует системная защита отечественного производителя по многим позициям. Из-за этого мы потеряли многие отрасли и попали в зависимость от поставок из стран, оказавшихся недружественными.

Чтобы наши предприятия снова не оказались на вторых ролях, надо радикально изменить подходы к экономической политике. В первую очередь снизить налоги и ставки по кредитам.

– Не окажут ли такие решения негативного влияния на бюджет, а значит, на социальные обязательства государства перед гражданами? Своевременно ли принимать такие решения в нынешней ситуации?

– Государство многие годы жило с огромным профицитом бюджета. Только за первый квартал этого года он составил 1 трлн рублей. Накоплено примерно 650 млрд долларов золотовалютных резервов, 19 трлн рублей Резервного фонда правительства. Эти средства государство держало в кубышке, как говорится, на черный день. Этот день настал, но только деньги не идут в экономику.

На самом деле у государства денег гораздо больше, чем оно «переваривает». А значит, есть возможность снизить налоги, сделать кредиты дешевле. Но, к сожалению, нас, отечественных производителей, не слышат.

Производство сельхозмашин будет увеличиваться.

Производство сельхозмашин будет увеличиваться.

– Есть ли у предприятий сельскохозяйственного машиностроения возможности для развития или они сейчас нацелены прежде всего на сохранение объемов производства?

– Спрос на продовольствие в мире не снизится, значит, сельское хозяйство будет развиваться. Россия может в два или даже в три раза увеличить производство продовольствия. А для этого нужна техника. Поэтому мы будем увеличивать выпуск машин и расширять модельный ряд.

«Ростсельмаш» (входит в состав Ассоциации «Росспецмаш». – Ред.) продолжает строить в Ростове-на-Дону тракторный завод, который через год должен быть запущен. Правда, появились проблемы с поставками оборудования, но, я уверен, мы их решим. Еще мы строим завод по производству компонентов, в частности, трансмиссий.

В конце 2021 года приобрели площади бывшего Таганрогского автомобильного завода, где развиваем производство навесных, прицепных и самоходных агрегатов.

Как видите, у нас три направления развития: увеличение количества выпускаемой продукции, расширение модельного ряда и углубление локализации. Так что оптимизм у нас есть.

Конечно, мы справимся с трудностями. Но повторю: при сохранении нынешней экономической политики это произойдет не так быстро, как могло бы произойти.