Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+27°
Boom metrics
Общество15 июня 2022 4:00

Второй настоящий конник после Буденного: Автора «Тачанки» Грекова в школе дразнили мартышкой

140 лет назад (15 июня 1882 года) родился первый советский художник-баталист
«Тачанка»

«Тачанка»

Если бы по его биографии сняли сериал, то недостатка в сюжетных поворотах не было бы. Если же вы прочтете о нем что-нибудь в энциклопедиях или в википедии, то очень быстро почувствуете, как на вас надвигается крепкий здоровый сон. Одни слова «Митрофан Греков – певец Первой Конной» уже веют советским официозом, да и в автобиографии Греков очень сильно давил на простоту своего происхождения: станица Шарпаевка, бедность, крестьянские заботы, «тихий Дон» и степи. Впрочем, это действительно была станица Шарпаевка, но с кипением страстей.

МЫЛЬНАЯ ОПЕРА

Жила-была молоденькая и хорошенькая девушка Ирина, которую папа очень хотел выдать замуж. Вернее, побыстрее «сбыть с рук». Выдали ее за лавочника Мартыщенко, поскольку у папы были долги, и замужество дочери решало большинство проблем. Но лавочник пил, бил, и избитая Ирина регулярно пряталась у соседей по станице, где Мартыщенко не менее регулярно жену находил. Станицу эту основал сын генерала, Борис Греков, казачий дворянин, вышедший в отставку. И вот однажды выходит Греков во двор своей усадьбы в студеную зимнюю пору, а там кто-то прячется.

Замерзшая прекрасная Ирина попросила защиты, и когда появился пьяный Мартыщенко с требованием отдать супругу, того отправили протрезветь. А Ирина осталась. Сперва няней при двух детях вдовца Грекова, а потом и женой.

ИСТОРИЯ «ПСЕВДОНИМА»

Многие искусствоведы, писавшие про соцреализм, настаивали на том, что Греков – псевдоним художника. Фамилия у него оказалась, мол, неблагозвучная – Мартыщенко. Но проблема была в другом: все родственники ополчились на отца Грекова и не дали ему позволения ввести незаконнорожденных детей (четверых) в семью.

В станице косились на Ирину, родня первой жены жестко требовала прекратить «преступную связь» и шантажировала детьми от законного брака. Родня Мартыщенко травила «изменщицу», как могла. В конце концов, Иван Греков продал Шарпаевку и уехал в Ивановку, но жениться на Ирине смог только в 1911 году. После 35 лет совместной жизни. И Митрофан обрел, наконец, отцовскую фамилию, а не псевдоним, стараясь забыть те времена, когда его дразнили мартышкой в школе и гимназии.

140 лет назад (15 июня 1882 года) родился первый советский художник-баталист

140 лет назад (15 июня 1882 года) родился первый советский художник-баталист

ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Начальные уроки рисования давал Митрофану Грекову дьяк Аксигрит, в школе. Потом он как-то в «Автобиографии» художника испарился, и Митрофан Иванович вспоминал все больше своего дядю, брата матери, который вырезал фигурки из дерева. Там, в «Автобиографии», все аккуратно: никаких предков-генералов и дьяков, родовых имений и казачьего дворянства. И даже никаких картин не видел Митрофан до 17 лет, если не считать репродукций в журнале «Нива». Однако мальчик поступил в Одесское училище, потом получил рекомендацию в Академию Художеств, что означало одно: принят без экзаменов. Там, в Санкт-Петербурге, он полтора года учится у Ильи Репина (пока Репин не уходит из Академии), получает стипендии, выигрывает призы, в выставках участвует. Одна из них была в Мюнхене. Какую-то картину приобретают для Лондонского музея. С девушкой знакомится, Антониной Малеевой (она станет его женой). Девушка говорит на иностранных языках и чудесно играет на фортепиано, вместе с ним занимается в батальной студии при Академии Художеств. Но Грекова призывают в армию, а потом начнется Первая мировая война.

«Замерзшие казаки генерала Павлова»

«Замерзшие казаки генерала Павлова»

НАБРОСКИ ИЗ ГУЩИ СРАЖЕНИЯ

Действующая армия, фронт, Брусиловский прорыв в 1916 году. Что делает в этом замесе Митрофан Греков? Да, рисует. С двуколки, документируя происходящее на бумаге в свободное от отстреливания время. Наверное, это смотрелось дико: Брусиловский прорыв – крупнейшее сражение Первой Мировой по суммарным потерям. Почти одновременно проходит знаменитая битва на Сомме. Только Греков и потом был верен своей позиции: зафиксировать время, пока оно не извращено позднейшими толкователями.

НОВОЧЕРКАССКАЯ СЕРИЯ «МЫЛЬНОЙ ОПЕРЫ»

Октябрьскую революцию он встретил в Новочеркасске, после комиссования из-за контузии. Петроградская квартира была разграблена еще в феврале. С женой Антониной они жили, тихо учительствуя и снимая квартиру у рабочего. Рабочий был усат, и его позже Митрофан Греков сделал моделью для портрета Буденного.

А жена у Грекова оказалась хозяйственная. Несмотря на образование, знание языков и «золотую медаль» при окончании женского училища. Музыкальные пальцы Антонины оказались прекрасны и при дойке коз: она завела себе двух, организовала целое сообщество по интересам, как теперь говорят. В новочеркасском стаде коз было уже двести. Антонина их пасла и рисовала. Иногда с мужем. Еще она боролась с голодом так: прикармливала галок, отстреливала их из ружья, варила супы. Так что, если вы увидите на картине художника галку – не факт, что потом он эту галку не съел.

ТРЕВОГА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Про братьев Грекова в его «Автобиографии» - ноль. Ну, почти. Хотя краеведы не дремлют, конечно, и исследуют каждую кочку даже на дальних хуторах. Старший брат, унаследовавший всю недвижимость после отца, был расстрелян на пороге дома большевиками. Подтверждения слабые документально, но об этом как-то говорят потомки потомков соседей. Младший эмигрировал в Канаду через Турцию. Его сын, Александр Александрович Греков, племянник художника, приезжал в Ивановку в 2001 году, разводил руками и говорил, что все так, все так. Как папа рассказывал. Речка, степь, красиво.

У Митрофана тоже была возможность уехать. Он выполнил множество заказов в Новочеркасске на картины, а когда пришел за платой, ему было сказано: эй, денег нет, поехали с нами. За кордоном все продадим. Он отказался, картины уехали, всплывая потом в частных коллекциях. И тут на пороге у Грекова появился Клим Ворошилов.

«Трубачи Первой конной армии»

«Трубачи Первой конной армии»

Из «Автобиографии»: «В 1920 году я встречаю вождей Первой конной армии, К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного. Подаю записку с предложением оказать мне содействие в моем намерении писать на темы гражданской войны. Я присутствую на совещании о моем предложении. Помню дословно такой разговор: один из командиров говорит, что у нас армия без штанов, а мы будем картины писать, на это Климентий Ефимович ответил командиру: «Ты рассуждаешь неправильно, у нас должны быть и армия и искусство», и сам обещает привести мне краски из Москвы».

ГДЕ РЕЛЬСЫ, БРАТ?

У него будут краски из Москвы. У страны будет искусство. Будет картина «Тачанка», написанная в 1925 году и ставшая иллюстрацией ко всем советским учебникам. Будут «диорамы» (это когда на первом плане – шалаш рукотворный, а сзади – пейзаж, и ты не понимаешь, как одно переходит в другое). Греков так умел. Руководство, принимая заказ на первую советскую диораму «Взятие Ростова», даже не могло понять, где заканчиваются настоящие рельсы, а где начинаются нарисованные. Но что-то сгорело, погибло под бомбежками уже Второй мировой войны. Что-то не было закончено. А в 1934 году Греков просто умер. Вышел посидеть на скамейке, и все. 52 года только лишь, и отказало сердце. В ту пору он как раз занимался диорамой. Приехал в Севастополь, посмотреть на юность – панораму учителя Рубо, к которой и сам Греков в Академии Художеств Санкт-Петербурга кисть свою приложил. С Грековым были золотые часы с гравировкой – подарок от Первой конной. Они показали два часа дня, а врачи сказали, что стенокардия это.

Митрофан Борисович Греков за работой над картиной «Оседланные»

Митрофан Борисович Греков за работой над картиной «Оседланные»

Фото: wikimedia.org

ВОРОШИЛОВСКИЕ КОННИКИ

Интересно, что до этого все складывалось изумительно. Ну, просто, как перед Первой мировой. И вернисаж, и Ворошилов с речью, которая разрушила все поползновения критиков Грекова. А речь была такая: «На своем пути я встретил только двух настоящих конников: Семена Буденного, лучше всех понимавшего и любившего коня, и Митрофана Грекова, вернее которого никто не изображал лошадей!». Тут все уже поняли: даже если Митрофан пишет несколько неправильно, то пора заткнуться. А Митрофан Греков писал неправильно. Достаточно посмотреть на картину «Замерзшие казаки генерала Павлова». Ни мазка глумления над пораженными – только общий ужас. Сам генерал Павлов был белым, воевал против Буденного. Казакам Павлова не удалась атака на станицу. Минус 25. Ночевка. Есть воспоминания, что всадники замерзали в седлах. Будённый, отбивший атаку, потом говорил, что все вспоминал в страшных снах: «Насмерть замёрзшие кони со всадниками. Стояли в степи заледенелые трупы». У Грекова на холсте – ни тени злорадства: так вам, мол, и надо. Хранится холст в Центральном музее вооруженных сил, в Москве. Одна из лучших картин о том, к чему ведет война.