Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Звезды23 июня 2022 20:25

По усам текло, а в рот не попало

В театре "Мастерская Петра Фоменко" вышел спектакль режиссера Егора Перегудова «Опасные связи»
Перед спектаклем.

Перед спектаклем.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Инсценировку романа Шодерло де Лакло выпустили в Зелёном зале Старой сцены. И было ради чего. Эта сцена не так стара, сколь мала. Всего-то на 70 мест. Истина: большое видится на расстоянии, здесь не работает. Наоборот: все, что происходит, лежит/стоит на сцене требует внимательного рассмотрения с близкого расстояние и даже через зеркало. Посмотреть и вправду есть на что.

Перед спектаклем зрителей «морозили» в душном фойе минут двадцать (но опаздывать все равно не рекомендую: если вдруг начнут показ вовремя, опоздавших в зал не пустят). Когда же наконец публику запустили, по залу прокатилось дружное «ах». И это еще до начала спектакля.

Как и в большинстве спектаклей Егора Перегудова в глаза бросается прежде всего сценография, она всегда приготовлена с большой фантазией. Достаточно вспомнить его «Месяц в деревне» (МХТ им.Чехова) с дождями, холодным туманом и настоящим сеном на сцене (запах усиливается во время дождя).

В "Опасных связях" во всю длину сцены накрыт стол. И этот стол ломится от невероятно изысканных яств, как на голландских натюрмортах. Или в фильме Гринуэйя «Повар, вор, его жена и её любовник». Все тут имеется: лобстеры, окорок «со слезой», морские ежи и устрицы, кисти винограда, затейливо оплетающие тучные дыни… Красота завораживающая. Запусти народ попроще или по одиночке и не уследишь: кто-то да отщипнет кусочек или ягодку.

Видеть лобстеров и устрицы в течение трех с лишним часов, сглатывая слюну, даже если догадываешься, что это муляж, изощренное удовольствие.

Все-таки Перегудов – мастер эффектных, аппетитных постановок. Другие бытовые подробности – ковер, оттоманка, мандолина и даже изысканный ночной горшок создают атмосферу галантного XVIII века. "Дегустация с антрактом" - так определил жанр спектакля Егор Перегудов. Шеф-повар – он сам. За фуд-арт и дресс-код (иначе говоря, сценографию и костюмы) отвечает Владимир Арефьев. Световой сомелье — Дамир Исмагилов.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

В качестве основного блюда в меню представлены: Полина Кутепова (маркиза де Мертей), Томас Моцкус (виконт де Вальмон), Серафима Огарева (президентша Турвель). Есть еще аппетайзеры и десерт: Дарья Коныжева, Рифат Аляутдинов, Стефани Бурмакова.

Как известно, роман Шодерло де Лакло повествует о вольных нравах французской аристократии XVIII века, интригах, скандалах, расследованиях… Большую часть своего времени виконты, маркизы, графини и прочие принцессы посвящали адюльтеру и интригам. Действующие лица - циники, манипуляторы, соблазнители, а также - их жертвы. Главная интриганка маркиза де Мертей (Полина Кутепова), желая отомстить бывшему молодому любовнику Дансени (Рифат Аляутдинов), ведет с его невестой Сесиль (Дарья Коныжева) фривольные беседы, развращает ее и отдает в руки коварному виконту де Вальмону (Томас Моцкус). А тот возжелал не только малышку Сесиль, но и набожную, добродетельную мадам де Турвель (Серафима Огарева).

В Эдемском саду хватило одного древа с единственным плодом. К чему это привело, мы хорошо знаем. В спектакле Перегудова не то, что один плод, а целый стол с соблазнительными яствами. С этого стола Полина Кутепова эротично вкушает помидор, а Серафима Огарева сексуально похрустывает сельдереем и выдавливает сок из фаллического вида огурца.

И все у нее как у перволюдей - от неведения. Вообще-то она чиста и в мыслях и в поступках, ведет здоровый образ жизни и делает дыхательную гимнастику. Но перед такими собразнами разве устоишь?

Не без сладостных мук надкусывает лимон малышка Сесиль. И каждая после «дегустации» обнажает перед зеркалом то плечико, то ножку, а то и зазывно раскидывает волосы по плечам. И всё подолгу, и не раз, да еще под барочную музыку Монтеверди, Перголези и Пёрселла. Но местами бывает смешно. «Я такая женщина! – рекомендует себя Кутепова-де Мертей. – Нет, я не такая женщина. Нет, все-таки я такая женщина!»…Короче, такая она разэдакая.

Хорошо, что в изображении плотских чувств мужчины, занятые в спектакле, более сдержанны. Итог: в результате интриг даже истовая набожность может договориться с собственной совестью. А жажда развлечения – превратиться во вседозволенность.

- Но мы старались уходить от морализаторства, - поясняет Егор Перегудов.

Похоже, увлекшись «составлением меню» и придумыванием эффектной сценографии, режиссер немного позабыл поработать с актерами. Им пришлось кроить характеры по собственным лекалам. Серафима смастерила де Турвель по образу и подобию Гермии и Елены ( «Сон в летнюю ночь»).

В тубусе для выкроек Полины Кутевой гораздо больше лекал – есть от чего наполниться.

И еще мысль, рожденная во время просмотра. Если бы зрители могли разделить пиршество с действующими лицами, ну хотя бы частично (никакой эротики, я только о еде), тем более цены на билеты, как в хорошем ресторане: 2000 до 15000 рублей с носа, почти нет сомнений: спектакль «Опасные связи» у «фоменок» стал бы самым хитовым спектаклем сезона.

Ближайший показ 2 июля.