Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Общество28 июня 2022 3:55

IKEA ушла: Могут ли в России делать хорошую мебель и что теперь будет с ценами

В чем секрет успеха легендарной шведской компании и не останутся ли россияне у разбитого комода
ИКЕА предлагала купить даже не мебель, а пространство для жизни.

ИКЕА предлагала купить даже не мебель, а пространство для жизни.

Фото: Shutterstock

ИХ БЫ СТАНКАМ - НАШИ МОЗГИ!

- После 24 февраля я наше оборудование от интернета отключил. Если этого не сделать, станки у меня сразу встанут. Европейские партнеры их поставят на «Стоп», да так, что потом не заведешь, - рассказывает председатель наблюдательного совета мебельного холдинга «Ангстрем» и вице-президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Сергей Радченко. - Мы же как раньше жили - были постоянно онлайн, в любой момент по звонку наладчик из Германии или Италии дистанционно подключался, смотрел наше оборудование, диагностировал, подсказывал. Сейчас - все. Поэтому нам нужен наш мозг в эти станки, понимаете? Чтобы те мозги отсоединить, а наши туда вставить!

Новенькое оборудование в цехах «Ангстрема» - в основном немецкие и итальянские машины, хотя попадаются и китайские. «Успели до санкций!», - радуются на воронежском предприятии, которое много лет продает свою корпусную мебель по всей стране – кухни, комоды, шкафы, прихожие. В цехах свежо, светло, просторно. Сразу обращаешь внимание на воздух - он здесь чистый. Никакой тебе стружки, пыли и прочих атрибутов мебельного производства - систему вентиляции тоже своевременно закупили в Европе. Вдоль окон - цветы в кадках. Рабочих, кстати, совсем мало, - тут вкалывают роботы, а не человек. В лофтовых интерьерах чувствуется влияние скандинавского стиля. Как тут не вспомнить про IKEA - давнего партнера «Ангстрема».

- Сложный партнер, но с ними интересно. И есть чему поучиться, - говорит Сергей Радченко.

По заказу IKEA здесь собирали много мебели, но доля их заказов в загрузке предприятия была все-таки небольшой. Некоторым предприятиям - а на IKEA в России работали около 20 мебельных фабрик, не считая четырех собственных заводов концерна, - повезло гораздо меньше. Ну где найти в России покупателей на миллион матрасов в год, которые производила фабрика «Аскона» под Владимиром для продаж в заграничных гипермаркетах IKEA?

Европейские станки раньше были все время подключены к интернету

Европейские станки раньше были все время подключены к интернету

Фото: Владимир МАЗЕНКО

Хотя и на складах «Ангстрема» многометровые стеллажи заставлены упаковками со сложными скандинавскими названиями. После заморозки работы IKEA в начале марта ее невывезенная мебель остались ждать своего часа.

- Думаю, в решении шведов уйти из России минусов больше для них самих, чем для российского рынка, - уверен Тимур Иртуганов, генеральный директор Ассоциации мебельщиков. - На российском рынке доля мебели IKEA составляла небольшой процент, зато много произведенной здесь продукции шло на экспорт - до 80%. Думаю, что уход IKEA из нашей страны будет менее заметен, чем, скажем, уход Coca-Cola и «Макдональдса». Без газировки и гамбургеров мы с вами не остались, как-то живем. Так будет и с мебелью. И многие российские мебельщики сейчас потирают руки.

ОТВЕРТОЧНАЯ СБОРКА

Но радоваться пока рано. Зависимость от импорта у российских производителей мебели, как ни крути, высокая. Помимо упомянутых выше станков, которые сплошь иностранные, мебельщики используют импортные материалы и фурнитуру. ДСП и МДФ – основной материал для производства мебели – делают уже и у нас, но из импортного сырья. Вся химия - тоже привозная. На «Ангстреме», например, пытались использовать в производстве отечественные лакокрасочные материалы, но, по словам Сергея Радченко, для мебели они вообще не приспособлены. Пленку тоже завозят, как и 95% фурнитуры - петли, замочки, ручки – все это в России не производят, а импортируют из Европы, Китая и других стран Азии.

- Этот список можно бесконечно продолжать, - вздыхает Сергей Радченко. - Я уже лет десять озвучиваю проблему на всех совещаниях с участием Минпромторга. И когда нам говорят: «Давайте стратегию выработаем», я отвечаю: «А давайте сначала отрасль построим!». Сегодня ведь у нас больше отверточная сборка. Мы гордо рапортуем, докладываем об успехах, но сейчас у нас по сути нет отрасли! Мы много привозим и, соответственно, очень курсозависимы: поднялся курс доллара – все полетело, курс опустился – все в другую сторону полетело. И последние события нам аукнулись. Кто-то из мебельщиков больше с Азией работает, но наше предприятие было целиком ориентировано на Европу – и по оборудованию, и по технологиям, и по материалам и комплектующим. И нам пришлось в экстренном порядке переводить все с рельсов европейских на ближневосточные, азиатские.

Так рабочие мебельной фабрики Ангстрем отдыхают в перерывах между сменами

Так рабочие мебельной фабрики Ангстрем отдыхают в перерывах между сменами

Фото: Владимир МАЗЕНКО

Но Сергей Радченко убежден, что российскому рынку мебели дефицит не грозит:

- Мебельщики жизнеспособны, умеют приспосабливаться. И мы сможем делать мебель в любом случае. Мы и сейчас могли бы полностью обойтись без импортных комплектующих, правда, это была бы другая мебель. Но поверьте, она была бы даже красивой. А не будет плит, сделаем мебель и из фанеры.

Но это, конечно, сценарий крайний. Пока же российские предприятия ищут поставщиков на замену европейским и выстраивают отношения с новыми партнерами.

СДЕЛАЙ САМ

Мебельная фурнитура - отдельная тема. И тоже больная. Металл-то в стране есть, почему же мы дверные ручки не можем сделать?

- Потому что, пока не уменьшится цена на металл для производителей внутри страны, никто не будет заниматься фурнитурой, - объясняет Сергей Радченко. - Как решил эту проблему Китай? Государство фиксирует цену на приемлемом для производителей уровне, и производители покупают огромные партии металла у государства по этой цене. А государство потом зарабатывает на глубокой переработке, на рабочих местах, налогах и т.п. И поэтому получается, что у Китая готовые изделия могут стоить дешевле, чем у нас сырье для их производства. Где тут логика? И вот когда наше государство это переосмыслит и обеспечит производителям другую цену на металл, у нас появится и своя фурнитура.

Хотя мебельщики отмечают, что в последние месяцы правительство заработало совсем по-другому.

- Я не узнаю наше правительство! - говорит Радченко. - У меня в телефоне номера двух замминистров, которых я могу набрать или написать им - об этом еще пять лет назад я даже подумать не мог! И сегодня нас слышат. Раньше я говорил - ну как же так, у нас все заводы с иностранным капиталом, но меня слушать не хотели. А сейчас мы понимаем, что так нельзя больше, и на те же грабли второй раз наступить не хотим.

Станки сегодня - это в первую очередь компьютеры

Станки сегодня - это в первую очередь компьютеры

Фото: Владимир МАЗЕНКО

В производстве мягкой мебели зависимость от импортной фурнитуры ниже. Но есть свои проблемы. Один из ключевых компонентов - наполнитель пенополиуритан - хотя и делают в России, но его производство зависит от импортируемых биохимических компонентов. Но представители отрасли смотрят в будущее с оптимизмом.

- Большая доля комплектующих идет не из Европы, а из Турции и Китая, много производится у нас в стране, - говорит основатель интернет-магазина мебели Divan.ru Антон Макаров. – Какие-то цепочки поставок пострадали, но они восстанавливаются, а в остальном я не наблюдаю проблем. Главные опасения для нас сейчас – снижение уровня благосостояния граждан и ситуация на рынке труда. Когда люди боятся потерять работу, им не до покупки новой мебели...

Придется ли нам теперь вернуться в то пространство, которое предлагалось советскому человеку? Фото: Геннадий ПОПОВ/Анатолий СЕМЕХИН/ТАСС

Придется ли нам теперь вернуться в то пространство, которое предлагалось советскому человеку? Фото: Геннадий ПОПОВ/Анатолий СЕМЕХИН/ТАСС

ВОПРОС РЕБРОМ

А что с ценой?

В начале весны мебель подорожала на 30 - 50 процентов. И хотя рубль с тех пор сильно укрепился, падать цены не спешат.

- Вы думаете, мебель - это то, где люди наживаются? Это одна из самых низкорентабельный отраслей, - уверяет Сергей Радченко. - И мы, кстати, уже пошли на снижение цен. Но давайте мы сначала продадим то, что купили по курсу 120 рублей за доллар (речь о комплектующих, которые мебельные фабрики активно закупали в начале весны, когда доллар стоил вдвое больше, чем сейчас, - Ред.) Причем мы брали трех, шестимесячный запас, чтобы производство не остановилось! И мы его еще не израсходовали. Уж поверьте, любой производитель заинтересован в загрузке предприятия, и как только появляется возможность снизить цену, он это сделает.

Антон Макаров также считает, что подскочившие цены на мягкую мебель вернутся к прежним значениям:

- Часть произведенной весной продукции осталась на рынке и продается по завышенным ценам. Но сейчас уже идет перерасчет прайсов и стоимость возвращается к уровню середины февраля.

Склады фабрики Ангстрем завалены продукцией, сделанной для IKEA

Склады фабрики Ангстрем завалены продукцией, сделанной для IKEA

Фото: Владимир МАЗЕНКО

К тому же у нас много производителей-кустарщиков, которые наладили производство в гаражах и тоже готовы продавать свою - пусть и некачественную - продукцию по бросовым ценам.

- У нас от 40 до 50 процентов - это серый рынок, - говорит Сергей Радченко.

И конечно, снижать цены мебельщиков заставит и снижение спроса на их товар - все они единодушно называют это главной проблемой для отрасли в ближайшие месяцы.

ВАЖНО

Какой поддержки ждут мебельщики

1. Создание сервисного центра по ремонту импортных станков

Мебельная отрасль - одна из лучших в России по оснащенности современным оборудованием. Но оборудование это в основном европейское. А западные страны прекратили поставки и обслуживание станков.

- Нам нужны комплектующие, нужна техподдержка, - говорит Тимур Иртуганов, генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России. - Сейчас производители переключаются на Китай, но это снова зависимость. В перспективе России, конечно, надо создавать свои станки. Без поддержки государства эту задачу не реализуешь. А отраслевой сервисный центр, который занимался бы ремонтом и поддержкой уже завезенных станков в рабочем состоянии, нужен прямо сейчас.

2. Продажа меблированных квартир

Во многих странах у застройщиков есть услуга - они продают жилье уже с мебелью. Закупают ее большими партиями у производителей, получают у них хорошую скидку за опт, в результате выигрывают все - и застройщик, и покупатель, и производитель.

- Программа «Квартира с мебелью» могла бы и отрасль поддержать, и гражданам помочь, - уверен Тимур Иртуганов. - Ведь покупая жилье в ипотеку, люди потом расплачиваются десятилетиями и долго не могут позволить себе хорошую мебель, не хотят залезать в новые кредиты. Но для этого надо вносить изменения в федеральные законы, работа в этом направлении идет.

3. Торговля без помех

Допустим, договорились российские мебельщики о поставках комплектующих из-за рубежа... А иностранной фирме-поставщику собственное правительство запретило отправлять продукцию в Россию, или товар заблокировали на границе. Чтобы такого не было, мебельщики просят российские власти договариваться с правительствами других стран о транспортных коридорах. Чтобы, покупая продукцию за рубежом, наши производители были уверены: товар доедет.

Современное мебельное производство - это чистый воздух и минимум рабочих - вкалывают роботы, а не человек

Современное мебельное производство - это чистый воздух и минимум рабочих - вкалывают роботы, а не человек

Фото: Владимир МАЗЕНКО

ПРАВДЕ В ГЛАЗА

IKEA незаменима

Магазины «Икеа» закрывались в авральном режиме 4 марта – вскоре после начала известных событий. А в июне компания объявила, что уходит из нашей страны и продает все четыре российских завода. Больше не будут ласкать русское ухо Грундталь, Мюскмальва, Тидахольм и другие милые шведские названия, которые при верном произнесении могут вызвать дьявола. Впрочем, IKEA занимала не так много – всего несколько процентов российского рынка мебели, а товары, которые мы видели в магазинах этой сети, были на 80% российскими.

IKEA принято считать мебельной компанией. Но, по Сергея Радченко, мебель в структуре продаж этой компании занимает порядка 40%. Остальное приходится на все эти милые рамочки для фото, вазы, светильники, галошницы, которые придают пространству скандинавское обаяние и особый уют.

В Минпромторге выразили уверенность, что российские поставщики IKEA начнут выпускать те же товары, которые делали для шведской сети, под собственными брендами. Однако эксперты считают, что полноценно заменить концерн на российском рынке пока некому.

- IKEA - это бизнес-процесс, который включает в себя и качество, и отношение к клиенту, и то, как совершается продажа и покупка, - говорит директор компании «Люксорта-Сервис» Константин Кукоев. - В данные момент альтернативы IKEA практически нет. 80% мебели в России, если говорить о массовом сегменте, это какое-то начало нулевых.

Сергей Радченко из Ассоциации мебельщиков согласен: быстро найти замену бизнес-модели IKEA не получится.

- Часто производителей мебели спрашивают - а вы могли бы повторить модель IKEA? Но производители мебели и IKEA - это как Марс и Венера. Секрет IKEA - в комплексном решении. В том, что вы приходили туда и говорили: «Я хочу жить в этом пространстве». И вы покупали не мебель, а это пространство; покупали аксессуары, которые за вас кто-то подобрал... Это готовое интерьерное решение, - говорит Сергей Радченко. - В России проблема в том, что мебельные компании - они маленькие. Только сейчас начинается какое-то укрупнение. У IKEA, которая на рынке с 1943 года, есть огромная группа разработчиков комплексных решений. И они наработали опыт, которым сегодня больше не обладает никто.