Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Звезды4 июля 2022 16:15

Наш друг Питер Брук

2 июля на 98-м жизни скончался один из самых знаменитых театральных режиссеров ХХ века
Британский режиссер Питер Брук. Фото: CLAUDIO ONORATI / EPA / ТАСС

Британский режиссер Питер Брук. Фото: CLAUDIO ONORATI / EPA / ТАСС

В конце 80-х - начале 90-х, в разгар перестройки, Питер Брук почти ежегодно приезжал в СССР. Как и многие иностранцы тогда он был в восторге от перемен, которые происходили у нас в стране. Ему было с чем сравнить: он бывал у нас и раньше, в 60-ые. О том времени у него остались не лучшие воспоминания: «В СССР из года в год ничего не менялось. И приезжать сюда еще раз просто не было смысла», - говорил он.

Но перестройка – совсем другое дело. В очередной раз он прилетел в Москву, чтобы представить свой новый фильм, который он снял по своему же спектаклю «Махабхарата».

Я была студенткой журфака МГУ, проходила практику в «Комсомольской правде». И меня отправили с редакционным заданием в аэропорт Шереметьево подготовить репортаж для рубрики «Интервью у трапа». У трапа предстояло встретить мировую знаменитость английского режиссера Питера Брука. Сказать, что я сильно разбиралась в европейском театре, было бы сильным преувеличением. Но у меня было четкое представление, как должна выглядеть мировая знаменитость такого высокого полета. Обязательно свита, куча помощников, возможно, красная дорожка, букеты и каравай с солью от принимающей стороны. Всё в традициях.

1988 год. Английский режиссер Питер Брук, ставший первым лауреатом премии Союза театральных деятелей СССР и председатель СТД Кирилл Лавров. Фото Виктора Великжанина/ТАСС.

1988 год. Английский режиссер Питер Брук, ставший первым лауреатом премии Союза театральных деятелей СССР и председатель СТД Кирилл Лавров. Фото Виктора Великжанина/ТАСС.

И вдруг в зал прилета (даже не vip-зал) выходит невысокий, лысоватый, щупленький, но бодрый дедушка (он уже тогда был в возрасте), который тащит за собой чемодан на колесиках. Это был Питер Брук. Без свиты и телохранителей. Естественно, никаких договоренностей об интервью не было. Но я нему подскочила резвой ланью, сказала, что я студентка и мне очень нужно выполнить редакционное задание, и только он может мне помочь. «Пожалуйста, задавайте ваши вопросы», - сказал Брук без всяких церемоний. И присел на чемодан.

Вот тогда-то он мне и рассказал о своих впечатлениях о России двадцатилетней давности и переменах сейчас. Рассказал, что год назад посетил Тбилиси. И выпил там невероятное количество прекрасного грузинского вина. И после этого с ним происходило много веселого и неожиданного, такого, что уже невозможно было отличить смешное от серьезного. «Хотя в любом явлении можно найти и ту, и другую сторону, смотря как на это посмотреть», - философски закруглил Питер Брук и рассказал про свой новый фильм.

– Махабхарата – это самое длинное эпическое повествование в мире. Оно в 15 раз длиннее Библии. Не исключено, что этот эпос – самое великое произведение человечества, которым индусы зачитываются уже три тысячи лет. Мой спектакль длится десять часов. С двум небольшими антрактами. Но публика не устает, - убеждал меня Брук, а я только глазами хлопала, с трудом представляя, как можно высидеть в зале 10 часов. Но Брук утешил. – Кино – вещь гораздо более импульсивная и быстрая. Поэтому я сделал трехчасовую киноверсию Махабхараты.

Мы говорили по-английски. Хотя родители Питера Брука - выходцы из Двинска. Тогда это была Витебская губерния, потом – латышский Даугавпилс. Они прекрасно говорили по-русски. Он тоже знал несколько фраз, и даже немного понимал. На этом основании по детской наивности я написала тогда в заметке, что Питер Брук – почти наш земляк. А его предки точно "наши". Его отец был участником Первой мировой войны. После революции его родители эмигрировали в Европу. Но в России остались родственники. Двоюродным братом Питера Брука был главный режиссер Театра сатиры Валентин Плучек. И об этом знала вся театральная Москва.

- Моя мать и отец занимались наукой. Мама - химик по профессии, - рассказывал мне Питер Брук. – Если бы я пошел по стопам родителей, это означало бы плыть по течению. Я не захотел. Решил искать свое призвание, попробовать что-то совсем другое, получить новый заряд энергии.

И он попробовал: во время учёбы в Оксфордском университете снял малобюджетный фильм «Сентиментальное путешествие» и поставил «Доктора Фаустуса». Театральным событием стал его первый полноценный спектакль «Ромео и Джульетта» (Питеру Бруку тогда было всего 25 лет), вызвавший оживлённые споры. В нём он впервые опробовал свой прием «пустого пространства», убрав со сцены почти все декорации да еще за полчаса до премьеры. Это был шок для артистов. Но справились. Был фурор.

В 1968-м в Париже он основал Международный центр театральных исследований, созданный под эгидой ЮНЕСКО, с интернациональной труппой, с которой он гастролировал по всему миру.

Брук ставил классику, оперу, современную драматургию. Но его коньком всегда оставался Шекспир. Пьесы Шекспира он мог препарировать и в стиле «эпического театра» Брехта, и в стиле «театра жестокости». В его постановках играли лучшие британские и европейские актёры, мировые звезды: Дональд Плезенс, Алек Гиннесс, Пол Скофилд, Джон Гилгуд, Лоренс Оливье, Жанна Моро, Гленда Джексон…

Он однажды сказал: «Пьесы Шекспира - это не „шекспировское видение мира“, а скорее, „шекспировский мир“, сродни реальному». Другим его любимым драматургом был Антон Павлович Чехов.

В конце нашего интервью, я спросила его, какие советы он дает своим ученикам, начинающим актерам?

- Никогда не следуйте советам, которые вам дают. Так как сейчас я даю вам совет, вы тоже не принимайте его на веру. Но всегда внимательно слушайте, что вам говорят. И после того, как всё выслушаете, - идите своей дорогой, - сказал Питер Брук. Попрощался со мной и покатил свой чемоданчик к выходу…