Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+28°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 июля 2022 3:58

Иностранные компании уходят из России, потому что наш народ беднеет

Чего больше в этом уходе — политики или экономики? Помогут ли новые правила импорта заполнить полки магазинов? И так ли плох нынешний курс рубля?
Как в 90-е, деловые россияне готовы везти в страну любые товары любыми путями. Главное, чтобы им не вставляли палки в колеса.

Как в 90-е, деловые россияне готовы везти в страну любые товары любыми путями. Главное, чтобы им не вставляли палки в колеса.

Фото: Олег РУКАВИЦЫН

Об этом в эфире Радио «КП» (97,2 FM) мы поговорили с Олегом Комоловым, кандидатом экономических наук, доцентом Финансового университета при Правительстве России.

НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ РЫНОК

- Вокруг ухода западных компаний складывается странная ситуация. Вот пример. Недавно финская компания - производитель красок Tikkurila объявила, что уходит из России из-за событий на Украине. Это знаковое событие. Да, ИКЕА, McDonald’s и многие другие здесь тоже давно и успешно занимались бизнесом. Но Tikkurila, судя по всему, намеревается совершить самоубийство. В нашей стране компания получает 30% своей общей выручки! У них в России три завода и тысячи торговых точек.

Также из России уходит компания - производитель шин Nokian Tyres. Для нее Россия тоже была ключевым рынком: 80% шин Nokian Tyres выпускались именно здесь. Тем не менее западный бизнес на это идет. Вы можете объяснить логику компаний, которые работали здесь десятилетиями?

- Логика есть. Да, все это подается под политическим соусом - дескать, финская компания пытается нанести ущерб России, покидая рынок. Но причины здесь именно экономические.

Все эти иностранные компании - это особенно видно по автомобилестроению - являются, по сути, отверточной сборкой. И они не могут существовать без постоянных поставок узлов, деталей из-за границы. Поскольку международные цепочки поставок нарушены, нормальный процесс производства становится невозможным.

Плюс мы видим падение реальных располагаемых доходов населения (так называются доходы за вычетом налогов и обязательных платежей вроде ипотеки и «коммуналки». - Ред.). В этом году, по прогнозам Минфина, они упадут почти на 7%.

- Но ведь и до этого они постоянно снижались: с 2015 по 2021 год реальные доходы россиян упали на 6,1%.

- То есть за несколько лет мы обеднели на 13%. Все это подрывает спрос. И делает российский рынок непривлекательным. Полагаю, все эти маневры иностранных компаний носят временный характер. И большинство из них вернутся, когда нормальный бизнес в стране сможет опять существовать, когда цепочки поставок будут восстановлены. И самое главное - когда стабилизируется валютный курс. Потому что при таких скачкообразных движениях от 70 к 120, потом к 55 (рублям за доллар. - Ред.) нормальный процесс производства невозможен.

Олег Комолов.

Олег Комолов.

ИМПОРТЕРАМ ВСЕ ПАРАЛЛЕЛЬНО

- После ухода всех этих компаний из России власти возлагают надежды на параллельный импорт. Это когда товар можно ввозить в страну без разрешения производителя. Раньше это было запрещено, но недавно правительство легализовало такой вид импорта. Разъясните, что теперь изменится?

- Вспомним 90-е. Тогда работал какой-нибудь официальный магазин компании Parker на Тверской. И маленькая лавчонка, которая торгует такими же ручками Parker в Мытищах. И лавчонка торгует не подделками, а товаром, купленным за рубежом и ввезенным в Россию, - просто без разрешения производителя. И в этом случае официальный магазин страдает, теряет прибыль.

Поэтому в свое время Российское государство ввело запрет на параллельный импорт, чтобы привлечь иностранных инвесторов. Если помните, у нас долгие годы перед ними испытывали пиетет. Считалось, что непременно нужно иностранные инвестиции привлекать, мы-то сами ни на что не способны, не можем организовать производство.

А теперь, когда компании ушли сами, ничто не мешает отменить эту меру. Поскольку параллельный импорт позволит насытить наш рынок той продукцией, которая может оказаться в дефиците.

Правда, стоит заметить, что легализация параллельного импорта наносит нам некоторый удар в отношениях с Китаем.

С одной стороны, параллельный импорт был разрешен только для недружественных стран, а для Китая нет: для него действуют те же самые меры (то есть ввозить товары Made in China можно только с разрешения производителя. - Ред.).

С другой стороны, китайская компания Huawei не стремится легально поставлять продукцию на нашу территорию. И, по сути, присоединилась к западным санкциям, поскольку вместе с Ericsson и Nokia перестала поставлять российским компаниям телекоммуникационное оборудование (необходимое для мобильной связи и интернета. - Ред.).

И сейчас у российского правительства дилемма: ввести параллельный импорт и для Китая тоже? Или искать иные способы?

- Почему это может рассматриваться как недружественная мера по отношению к Китаю? Ведь в самом Китае параллельный импорт разрешен!

- У той же компании Huawei в России есть официальные магазины, все они работают. И есть официальные каналы поставок. Если же продукция будет поставляться вне официальных каналов, то эти российские подразделения просто обанкротятся.

СДЕЛАТЬ РУБЛЬ СИЛЬНЫМ СНОВА

- Получается, параллельный импорт - это классно. Это позволит нам полегче дышать. А теперь перейдем от импортеров к экспортерам. Они сейчас жалуются на чрезмерно укрепившийся рубль. Правительство тоже считает, что установившийся курс в 55 рублей за доллар - это плохо. А почему?

- Стремление вернуться к слабому рублю говорит о том, что ни государство, ни собственники крупнейших предприятий не собираются фундаментально ничего менять в нашей социально-экономической модели. Они рассчитывают сохранить роль России как керосиновой лавки в мировой экономике. И просто продавать нефть не Германии и Франции, а Китаю. Любопытно, что вся бюрократия сошлась в едином порыве - и глава Сбербанка Герман Греф, и первый вице-премьер Андрей Белоусов призывают к доллару за 70 - 80 рублей.

- Система дешевого рубля означала буквально следующее. Берем, допустим, «Северсталь» товарища Мордашова. При дешевом рубле рабочие этого прекрасного советского комбината получали жалкие 500 - 800 евро. А Мордашов продавал стальной прокат по мировой цене. И получал при очень низких издержках суперприбыль.

- При конвертации этих долларов в рубли.

Только цифры.

Только цифры.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

- Естественно. Поэтому ему хватало и на яхту, и на вторую яхту. И никого не интересовало, что его сотрудники за ту же самую работу получают в три раза меньше, чем их коллеги на бельгийском заводе ArcelorMittal. А при нынешнем курсе (50 - 60 рублей за доллар) в пересчете на валюту придется платить не в три раза меньше, чем бельгийцу, а в два. И нам это подается как катастрофа.

- Совершенно верно. Разница курсов не делает страну богаче или беднее. Это инструмент перераспределения. Если кому-то выгоден дешевый рубль, значит, кто-то, наоборот, от него страдает. Очевидно, что страдаем мы с вами, покупая импортные товары втридорога. Также страдают обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство. Ведь, чтобы купить канадский трактор, приходится в рублях платить за него больше.

Я в 2018 году считал: российские сырьевые компании получили выгоду от тогдашнего курса рубля в объеме 11 трлн рублей. А заплатили налогов на 10 трлн рублей. То есть остались еще и в плюсе. И возникает вопрос: действительно ли нефть-матушка кормит Россию? Большие сомнения у меня возникают в этом. На самом деле это деньги россиян, которые через механизм валютных курсов перекладываются в карманы сырьевых экспортеров, а они потом ими платят налоги. По сути, это наши деньги, просто изъятые изящным способом.