Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
Boom metrics
Звезды9 июля 2022 15:35

«Сатирикон» слезами и овациями навсегда простился с «Отелло» Юрия Бутусова

Показ спектакля прошел в последний раз
Фото: Егор АРЕФЬЕВ

Фото: Егор АРЕФЬЕВ

Он был славным.

Мы были знакомы лет восемь или девять, не помню.

Фото: Егор АРЕФЬЕВ

Фото: Егор АРЕФЬЕВ

Тогда еще про BLM (и Юру Борисова в образе Людовико) никто толком не знал.

Фото: СОЦСЕТИ

Первый раз встретились, когда у меня только родился второй сын.

Идти на «Отелло» было страшновато, если честно. Там же Шекспир вообще-то ставит под вопрос институт семьи. Мало ли...

Но он не подвел.

Оказался совсем нестрашным, не претенциозным, не агрессивным, а наоборот — балагурским таким, разбитным, бодрым.

Гостеприимным. И не назидательным.

Умел показать, что бывает, если женщин в жизни мужчины слишком много.

Фото: «Сатирикон»

Фото: «Сатирикон»

Легко закружить в танце и вскружить мысли метаморфозами: Полину Райкину переодел в дурачка Родриго, да еще подчеркнул ту дурковатость гримом неказистого Чарли Чаплина.

Умел физиологически и до запахов передать, как «самый честный» Яго (Тимофей Трибунцев), мелкий бес и тролль, распаляет внутри Отелло (Денис Суханов) жар ревности, натурально поджаривая яичницу в тот момент. Медленно, «как сера под землей».

Фото: Елена Кондратова

Фото: Елена Кондратова

Умел представить Отелло радостным и не испорченным морячком. А что, брал же Кипр, побеждал турецкий флот бурей! Чем не ВМФ?

фото Елена Кондратова

фото Елена Кондратова

А Дездемону (Марьяна Спивак) — куклой, послушной, несчастной и бестолковой, почти безмолвной Барби, за которую все давно решено властными отцом и мужем.

Фото: Алена Маряшина

Фото: Алена Маряшина

Про изуродованного предательством, обнуленного Кассио (Антон Кузнецов) мог говорить с такой любовью, что щемило в груди.

Фото: Алена Маряшина

Фото: Алена Маряшина

Да, и, конечно, он был до мозга костей русским.

Даже несмотря на то, что сочно пел Rammstein, Beatles, Криса Ри, Гари Мура или Джо Кокера. Все это было эстетически аннексировано.

Он божественно читал Эминема* — единственного белого черного — и Пушкина («Руслан и Людмила») — единственного черного русского. А еще задолго до BLM подчеркивал, что Отелло необязательно быть черным с лица, ведь чернеет он постепенно и все больше изнутри. Чем дальше, тем больше эта краска проявляется.

Фото: "Сатирикон"

Фото: "Сатирикон"

Никто не умел так рассказывать страшного «Отелло», да.

У него получалось. Без натуги и экспериментальной ослизлости современного искусства — когда остроты и «находки» идут по разнарядке и расписанию. Все было на своих местах. Выверено, как в байке пожилого артиста, отточенной на коллегах и журналистах годами.

Но выпендриваться ему было незачем. Он и так всем нравился: и девушкам, и парням. И бабушкам, и дедушкам. Поэтому, когда с ним попрощались, все выходили из зала с заплаканными глазами.

Ни худрук — его начальник, окруженный в последнее время шекспировскими страстями — ни режиссер (хоть и обнял всех) почему-то не сказали ни слова.

Как будто, так и надо.

Обидно и необычно.

Зато друзья на церемонию прощания принесли много цветов и плакат «Больше, чем любовь».

И правда, больше.

* саундтреки к спектаклям Бутусова — отдельный вид искусства; душераздирающий боевик Kim выбран режиссером далеко не случайно: согласно тексту, один из самых популярных и успешных рэперов мира Эминем страшно ругается с Ким (как бы тогдашней женой Ким Мэтерс, с которой были очень больные импульсивные отношения — пара дважды женилась и дважды разводилась), дико ревнует, после чего увозит на машине в лес и жестоко расправляется, не в силах не делать этого и делить любимую с кем бы то ни было — фактически, это переложение «Отелло» в формате хип-хоп 2000 года выпуска

P.S. Возможно, горевать сильно не стоит. Иногда они возвращаются. Как было с монументальной постановкой Льва Додина романа Федора Абрамова «Братья и сестры» на сцене ленинградского МДТ. Спектакль 1985 года, получивший госпремию, теперь снова можно посмотреть в театре. В восстановленной версии 2015 года он идет семь с половиной часов с тремя антрактами (об этом "КП" тоже напишет!).