Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Общество15 июля 2022 18:10

Свет и тени Кунцевской крепости вождя: Опубликованы редкие фото Сталина

Уникальные фотостраницы из книги «Повседневная жизнь Сталина. Ближняя дача: опыт исторического путеводителя» - историков Сергея Девятова, Юрия Сигачева и Александра Шефова
Сталин на Ближней даче в Кунцеве. 1936 г

Сталин на Ближней даче в Кунцеве. 1936 г

Кажется, что о личной жизни советского лидера Иосифа Сталина известно все: где жил, как жил, с кем жил. Написаны горы бумаги о женах, детях, внуках и правнуках. Кажется, что в этой теме нет белых пятен.

Однако авторы исследования «Повседневная жизнь Сталина. Ближняя дача: опыт исторического путеводителя», опубликованного в нынешнем году в журнале «Историк», историки Девятов С.В., Сигачев Ю.В., Шефов А.Н. нашли массу деталей жизни Иосифа Виссарионовича, малоизвестных или неизвестных широкому кругу интересующихся личностью вождя.

Маршалы Александр Егоров и Климент Ворошилов, Иосиф Сталин, маршал Михаил Тухачевский. Сочи, 1935 год

Маршалы Александр Егоров и Климент Ворошилов, Иосиф Сталин, маршал Михаил Тухачевский. Сочи, 1935 год

Причем, в месте, многократно описанном и запечатленном в фотографиях – на Ближней даче в Кунцеве.

Кстати, Ближняя дача – один из музеев, в котором обстановка полностью сохранена в том виде, в каком была при жизни Сталина. Он здесь жил и работал на протяжении 20 лет. Здесь решались важнейшие государственные вопросы, вершились судьбы огромного количества людей и целой обширной и великой страны. Но здесь же текла и обычная человеческая жизнь во всех ее мелких бытовых проявлениях.

Иосиф Сталин с дочерью Светланой. Ближняя дача в Кунцеве, 1936 год

Иосиф Сталин с дочерью Светланой. Ближняя дача в Кунцеве, 1936 год

Вообще Иосиф Виссарионович провел на Ближней даче времени больше, чем в кремлевских кабинетах и в жилых комнатах кремлевской квартиры. Здесь «отец народов» и скончался в марте 1953 года.

И с тех пор на даче практически ничего не трогали и не меняли.

Ну, и, конечно, сохранности объекта очень содействует его закрытость: экскурсантов приводят сюда крайне редко.

И вот, передвигаясь по комнатам, авторы скрупулезно фиксируют и описывают каждый предмет интерьера, каждую мелочь содержимого шкафов и ящиков, каждого явного и потайного уголка помещения – от домашних тапочек до зубной щетки, от заточенных карандашей на рабочем столе до важнейших документов в его ящиках, таким образом как бы создавая объемную, осязаемую модель жизни и быта вождя. Здесь нет ничего ненужного и неважного.

Удостоверение Иосифа Сталина, подписанное им самим: «Предъявитель сего… является членом ЦК Коммунистической Партии (большевиков)»

Удостоверение Иосифа Сталина, подписанное им самим: «Предъявитель сего… является членом ЦК Коммунистической Партии (большевиков)»

Уже сам перечень глав книги говорит о том, что тайных уголков для авторов исследования нет: авторы начинают «обход» с дороги на дачу, обойдут парк и хоздвор, войдут в дом через прихожую, проследуют по рабочим и гостевым помещениям, спальням, столовым, кухням, ванным, терассам. Тщательно обследуют бильярдную, библиотеку и даже бомбоубежище.

Вместе с тем авторы не уподобляются завхозу, методично ставящему инвентарный номер на каждый предмет. Используя официальные архивные документы – различные указы, директивы, постановления, приказы, а также свидетельства, воспоминания участников тех или иных событий, связанных с вождем, они воссоздают и атмосферу эпохи, времени, реалий того времени.

Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Климент Ворошилов в узбекских национальных костюмах на ХVII партсъезде. 1934 год

Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Климент Ворошилов в узбекских национальных костюмах на ХVII партсъезде. 1934 год

Объемная такая картина получается, живая.

Умные люди утверждают, что вещи могут очень многое, если не все, рассказать о своем хозяине. О его предпочтениях, вкусах, привычках, стиле жизни и даже особенностях мышления, психологии!

Нам, журналистам, однажды повезло побывать на Ближней даче вместе с одним из авторов книги Сергеем Девятовым –доктором исторических наук, профессором, завкафедрой истории России ХХ-ХХI вв. исторического факультета МГУ. Мы снимали там видеофильм о жизни вождя. Потрогали знаменитый стол в рабочем кабинете, послушали радиоприемник, потанцевали под пластинки вождя.

Иосиф Сталин в своём рабочем кабинете в Кремле. 1936 год

Иосиф Сталин в своём рабочем кабинете в Кремле. 1936 год

И даже в меру своих способностей попробовали применить дедуктивный метод Шерлока Холмса для создания штриха к психологическому портрету вождя народов.

Внимание наше зацепил уголок для личных бесед в большой комнате у стены: два кресла подле маленького столика с черным телефонным аппаратом на нем. Вроде ничего особенного: одно кресло для хозяина, другое – для гостя. Но вот детали…

Иосиф Сталин и Никита Хрущев. 1930-е годы

Иосиф Сталин и Никита Хрущев. 1930-е годы

Во-первых, сиденье кресла хозяина сантиметров этак на 10 выше сиденья гостевого кресла, причем, это не сразу и заметишь – все искусно скрыто отделкой. Такая конструкция позволяла невысокому Сталину смотреть на сидящего напротив если не свысока, то, по крайней мере, не снизу наверх.

Во-вторых, само расположение кресел относительно друг другу. Кресло вождя стоит строго напротив кресла гостя. А вот кресло гостя повернуто на 180 градусов по отношению к положению хозяина.

Сталин, президент США Трумэн и премьер Великобритании Черчилль на Потсдамской конференции. 1945 год

Сталин, президент США Трумэн и премьер Великобритании Черчилль на Потсдамской конференции. 1945 год

То есть, вождь сидит непринужденно, прямо, не поворачивая головы, глядя на посетителя. А вот тому приходится не сладко. Если сесть так, как стоит кресло, окажешься в профиль к хозяину. А так ведь разговаривать невозможно! Надо повернуться лицом. А для этого – развернуть кресло. А попробуй нарушить порядок, установленный вождем! Значит, чтобы смотреть прямо в лицо могущественному вождю, приходится буквально прицепиться на краешек кресла, зафиксировать себя в полувисячем положении. Н-да, уверенности и ощущению достоинства такое положение не добавляет. Блестящий психологических ход!

Мао Цзэдун, председатель КНР, в Москве. Крайний справа - Вячеслав Молотов. 1949 год

Мао Цзэдун, председатель КНР, в Москве. Крайний справа - Вячеслав Молотов. 1949 год

Забавно, что стена, у которой стоит кресло Сталина, украшена лепным бордюрчиком. И кто бы ни сел в это кресло, его тень на стене невероятно похожа на усатый профиль хозяина…

Но в любой живой экскурсии, какой бы длительной и подробной она ни была, невозможно рассмотреть все детали. Ты выхватываешь и фиксируешь что-то для тебя важное.

А вот неспешный «осмотр» по страницам книги позволяет таких «выделенных» деталей находить намного больше!

А воспоминания современников, начиная от видных партийных деятелей – Микояна, Молотова, Кагановича, главных военоначальников Жукова, Конева, – до рядовых охранников помогают найти ускользающие от внимания важные штрихи. Ну и, конечно, документы и воспоминания близких людей, прежде всего дочери Светланы Аллилуевой.

Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Мао Цзэдун (на фото слева направо) во время подписания советско-китайских документов. Москва, Кремль, 1950 год

Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Мао Цзэдун (на фото слева направо) во время подписания советско-китайских документов. Москва, Кремль, 1950 год

Интересно, что эта дотошная фиксация материальной жизни вождя помогает даже в переоценке некоторых мифов о личности Сталина.

Ну, например, так любимый народом миф о беспримерной скромности вождя.

С одной стороны – да, Ближняя дача - не Екатерининский дворец и даже не Юсуповский. По сравнению с царскими хоромами обстановка сталинской дачи выглядит прямо-таки спартанской. С другой стороны, если учесть страшную разруху в стране после гражданской войны – очень даже комфортные условия жизни были у вождя. Начиная от симменсовских электроплит на кухне и заканчивая батистовым нижним бельем.

Иосиф Сталин с моряками крейсера «Молотов», Крым, 1947 год

Иосиф Сталин с моряками крейсера «Молотов», Крым, 1947 год

Да, он обходился без услуг официантов и горничных. Но зато охрана была весьма структурированной и жесткой.

В общем, и нескромность, и скромность можно оценить как вполне себе умеренные, без мифологических крайностей.

Вообще, внимание авторов к «мелочам» - не случайно. Прежде всего потому, что сам Сталин очень придирчиво относился ко всем тем предметам и деталям, которые многие относят именно к мелочам. При этом, в быту самого Сталина никогда не было ненужных, случайных, захламляющих быт вещей. Чистота, строгий порядок, абсолютная рациональность среды.

И все это проиллюстрировано огромным количеством фотографий, часть из которых – уникальные, нигде ранее не публиковавшиеся.

Сталин и Черчилль на Тегеранской конференции. 1945 год

Сталин и Черчилль на Тегеранской конференции. 1945 год

Словом, те, кто хотел бы оценить личность Сталина не только с точки зрения его политической деятельности, кто желал бы увидеть объемный образ человека, а не мифа, не схемы, не картинки, книга дает весьма полезный и обширный материал.

* * *

А ещё эта уникальная книга интересна тем, что практически все фото здесь только недавно рассекречены и публикуются впервые. И автор части из них - начальник охраны Сталина Николай Власик.

(В том числе, и этого необычного снимка, где Вождь показывает… «Козу»!)