Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru
2 августа 2022 12:39

Подозрительное совпадение: Выяснилось, почему у многих лидеров Европы нет детей

Психолог Невеев считает, что европейские женщины-политики не заводят детей из-за мужской профессии
Ангела Меркель

Ангела Меркель

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ СОВПАДЕНИЯ

— Фрау Меркель, как у вас с «женским делом»?

Вопрос канцлера ФРГ Гельмута Коля ошарашил 37-летнюю на тот момент Ангелу: она тогда была незамужней и бездетной (и, забегая вперед, — так и не завела детей по сию пору). Молодая партийная активистка умела играть в аппаратные игры, но сейчас не знала, что ответить. Коль, впрочем, быстро дал понять, что не спрашивает ничего личного.

— Нам нужен человек, способный возглавить Федеральное министерство по делам женщин и молодёжи.

Тот разговор происходил вскоре после объединения Германии, в 1991 году. На самом деле многоопытный Коль дал Ангеле министерский пост сугубо по квоте: чтобы «соблюсти политес», в кабинет нужен был кто-то женского пола и из бывшей ГДР. Но в итоге Меркель «попала в обойму» и через 15 лет уже сама стала канцлером…

Примерно так же взошли наверх и её коллеги из других европейских стран. Все они сильно отличаются от прежних вожаков Старого света наподобие Шарля де Голля, Жака Ширака или того же Гельмута Коля. Личной харизмы — ноль, деловые качества — средние, из ярких заявлений — разве что выпады против России.

На первый взгляд, эти политики новой волны во всём различны: из разных стран, из разных партий, с совершенно разной биографией… Но со странными совпадениями. Например, президент Франции Эммануэль Макрон и лидер Молдавии Майя Санду. Оба — яростные «атлантисты», оба в молодости работали в международных банковских структурах, оба до прихода в «профессиональную политику» не занимали ни одной выборной должности. Но как будто «кастинг прошли» — и все двери открылись…

Или Даля Грибаускайте и Тереза Мэй. Что общего между бывшим президентом Литвы и экс-премьером Великобритании, кроме года рождения — 1956-го? Ан есть: обе, как Макрон и Санду, тоже на определённых этапах жизни были финансистками, работали с международными банковскими структурами.

Или Марк Рютте — премьер Нидерландов. До прихода в политику работал на топовой позиции в местном филиале транснациональной корпорации. Или недавний «глава Евросоюза» Жан-Клод Юнкер. То же самое: финансист, представлял родной Люксембург в совете директоров Всемирного банка.

И самое главное. Все вышеперечисленны люди — бездетные. А некоторые и вовсе никогда не вступали в брак.

МИСТИЧЕСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ… И СТАТИСТИКА

Истолкования у этого феномена разные. Например, часто говорят, что помимо явных этажей власти, на Западе есть и тайные — всевозможные закрытые клубы и секретные общества, где и собираются непубличные люди, принимающие ключевые решения. Которые потом спускаются для озвучивания говорящим головам — «демократически избранным» президентам или премьерам.

Так, уроженец Молдавии, известный русский писатель Владимир Лорченков, прямо утверждает:

— Кто такая Майя Санду? Это человек без национальности, пола и религии. Такие люди определяются просто: весь трудовой стаж — всевозможные «неправительственные структуры» либерального толка, отсутствие детей, «гибкая» сексуальная ориентация.

С одной стороны, отдаёт конспирологией. С другой стороны, вот вам вполне реальная организация под названием «Молодые глобальные лидеры» (YGL). Этот закрытый клуб создан известным глобалистом, директором Всемирного экономического форума — Клаусом Швабом в 2004 году. В числе известных участников — тот же Макрон и Йенс Шпан, министр здравоохранения при Меркель. Живет с «мужем» в гей-браке, своих детей нет, конечно. Как будто бездетность — и есть пропуск в тот самый элитный клуб властителей мира…

Есть и другое объяснение — статистика. Как пишет научный журнал Nature, сейчас не менее 20% населения западных стран — «Чайлдфри» (осознанные бездетные). Причина банальна — сексуальная революция и либерализация общества, начавшаяся на Западе в 1960-70-е. С простым посылом: «Жизнь одна, живи для себя». Вот они и живут.

Майя Санду

Майя Санду

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА: ЭТО ОСОЗНАННАЯ МОДЕЛЬ ПОВЕДЕНИЯ

А что скажут учёные? Звоним Александру Невееву — кандидату психологических наук и борцу с сектантскими культами:

— Как известно, для рождения ребенка нужны мужчина и женщина, — говорит эксперт. — При этом, вопреки новомодным «гендерным теориям», мужчина должен быть мужчиной, а женщина — женщиной: беременность, роды, кормление ребенка, забота о нем — все это сугубо женские задачи, предполагающие именно женскую модель поведения. Однако политическое лидерство, наоборот, связано с сугубо мужским поведением, а оно трудно совместимо с процессом вынашивания ребенка, родами, кормлением… Исключения, разумеется есть — в 2010 году депутат Европарламента Лисия Ронзулли пришла на заседание с месячным младенцем и стала кормить его, привлекая внимание к проблемам работающих матерей. Но это так и осталось экстравагантной выходкой, почему мы о ней до сих пор и помним.

К тому же, по словам эксперта, западные политические лидеры воспитывались в атмосфере так называемой «новой этики». Это всевозможные нетрадиционные ценности, также включающие идеологию «чайлдфри»: детей рожать не нужно, ибо это якобы «сильно ограничивает свободу» человека-родителя.

— Возможно, здесь нет никаких тайн, и эти политики просто сделали осознанный выбор в пользу карьеры: у них настолько много работы, что на детей просто не остается времени, — подводит итог Невеев. — Сегодня среди европейских женщин такой выбор широко распространен, что является одним из факторов уменьшения численности коренных европейцев. В результате в Старой Европе доля «лиц с миграционными корнями» будет увеличиваться ещё быстрее: они не просто массово переезжают в богатые и толерантные страны наподобие ФРГ или Швеции, но и сохраняют традиционное распределение мужских и женских ролей. То есть на новом месте жительства точно родят больше детей, чем «аборигены».

ЗВОНОК В ЕВРОПУ

Для кого им строить счастливое будущее?

Ольга Петерзен, депутат Гамбургского городского парламента (партия «Альтернатива для Германии»), мать четырех детей:

— Только став матерью, я поняла: моя жизнь не закончится с моей смертью, она продолжится и после, в детях и внуках. Поэтому я решила пойти в политику и помочь построить для них лучшее будущее. Так что я не понимаю мотивацию бездетных руководительниц наподобие Меркель или Мэй. Они вроде бы хотели «улучшать наше благополучие», но задаюсь вопросом: для кого? Зато это вполне объясняет многие странные поступки таких политиков. Потому что не им и не их потомкам доведётся жить с катастрофическими последствиями их решений — наподобие энергокризиса после отказа от нефти и газа из России.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

А в Словакии — перекос в другую сторону

Борис Коллар — спикер парламента этой восточноевропейской страны и лидер партии «Мы — семья». Похоже, данное название он понимает буквально. В июле у 56-летнего политика появился уже 12-й (!) по счёту ребёнок. Это второй плод совместной жизни с нынешней гражданской женой. А десять предыдущих детей Коллара рождены от десяти разных женщин…

Вроде бы неплохо — «плодитесь и размножайтесь». Но, в общем-то, подобная модель поведения по деструктивности не отличается от бездетности. Промискуитет (беспорядочные половые связи) в исполнении публичного лица — такой же удар по традиционным ценностям, как и идеология «чайлдфри».