Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 августа 2022 18:00

Снимите санкции - включим трубу: В чем суть «турбинового спора», из-за которого Европа сидит без газа

Эксперт Хуршудов: "Газпром" хочет гарантий, что турбина для "Северного потока" не попадает под антироссийские санкции
Турбина для Северного потока 2 не должна попасть под западные санкции

Турбина для Северного потока 2 не должна попасть под западные санкции

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ПОДДАЙТЕ ГАЗКУ

Казалось бы, как на уровне гигантских корпораций могут быть какие-то недопонимания. Даже замена простого винтика в сложнейшем механизме описывается сотнями страниц договоров, где детально разложены права и обязанности сторон. Что уж говорить про турбину для газопровода.

Оказалось, нет.

С турбиной Siemens для газопровода «Северный поток» происходят загадочные вещи. Она уже стояла на нашей станции «Портовая», исправно работала на радость немцам, а потом поехала на плановый ремонт в Канаду. Тут-то и началась катавасия.

Сначала она застряла там из-за санкций, введенных против России. Тогда Газпром вынужден был сократить поставки газа. В ответ из Европы посыпались угрозы и обвинения, что Россия использует газ, как оружие давления. Но немцы как-то договорились с канадцами и те все-таки привезли турбину… В Германию, где ее даже осмотрел канцлер Олаф Шольц и выдал экспертное заключение: турбина готова к использованию, можно ставить и качать. Мол, санкции сняты, Канада, Германия, Европейский союз и чуть ли не сам Папа Римский разрешают…

Только Газпром не торопится ее забирать.

За всеми этими спорами Европа недополучает газ. Вместо 167 миллионов кубометров в сутки, немецкая сторона видит на своих датчиках жалкие 33 миллиона кубов. То есть сейчас газопровод работает лишь на 20% своей мощности.

ДЕЛО ТЕХНИКИ

Так в чем же причина? Российский концерн давит на букву контракта (читай - закона), который канадцы вместе с немцами уже нарушили. И как теперь выходить из этой ситуации не совсем понимают.

Свои действия он объясняет так: «В отсутствие официальных разъяснений ЕС и Великобритании по вопросам применения санкций нет ясности, что ремонт и транспортировка газотурбинных двигателей для КС «Портовая» не подпадет под экспортные ограничения», — говорится в сообщении компании.

За изысканным языком пресс-релизов и официальных писем все-таки остается непонятным, почему эту турбину до сих пор не погрузят в самолет, чтобы привезти в Россию и уже наконец-таки включить трубу на полную мощность. За разъяснениями KP.RU обратилась к эксперту агентства нефтегазовой информации, кандидату технических наук Александру Хуршудову:

- Если говорить совсем просто, то Газпром хочет гарантий, документального подтверждения, что турбина не попадает под антироссийские санкции.

- Технически ее можно отключить удаленно из Германии?

- Да, это возможно, но последствия трудно предсказуемы. Если в управляющую автоматику заложить такую возможность, то потеря репутации для Сименса будет огромной. Так что главная проблема в другом.

- В чем же?

- По договору с Siemens Россия отправила эту турбину сразу в Канаду, в их дочернее предприятие. Вместе с ней была и дефектная ведомость из 15 позиций. В Канаде ее должны были отремонтировать и вызвать российских специалистов, чтобы они работы приняли. Наши должны были там все проверить и вместе с канадцами отгрузить турбину уже в Россию.

Но никаких исключений из санкций канадские власти не сделали. И канадская дочка Сименса прописанный в договоре порядок действий соблюсти не могла. Вот тогда она и отправила турбину в Германию - это же санкциями не запрещено. Что делать нашим? Принимать в Германии – это не по договору. Там же четко прописано: «Где ремонтировали, там и принимайте». Какой будет толк от того, что наши поедут в Германию? Немецкий Siemens на наши вопросы ничего не ответит - делали-то не они, а дочерняя компания.

Теперь Германия хочет турбину сбыть с рук. Ну, допустим, приедет она в Россию, ее установят, а она не работает. Что делать? Претензии предъявлять некому. Потому что нарушен порядок приемки, прописанный в договоре.

И с технической, и с юридической точки зрения наши делают очень правильно, что без приемки не дают согласия на ее отгрузку в Россию.

ЕВРОПА СПОРИТ

Газпром хочет гарантий, объясняет ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве России Станислав Митрохович.

- Чего добивается запад?

- Спор вокруг турбины Газпрома, это один из винтиков в большой игре против России. Западный мир глобально пытается победить Россию в экономической войне и этого никто не скрывает. А что касается непосредственно ситуации с турбиной, вообще в Европе есть раскол. Германия говорит, что нужно сейчас России эту турбину принять, запустить Северный поток на бОльшую мощность, чем работает в настоящее время. Но при этом внутри Европы есть голоса из Польши, из Прибалтики, которые предлагают запретить покупать российский газ и включить его в новый санкционный пакет. Так что в Европе разноголосица.

- Как же собираются жить те, кто хочет полностью отказаться от российского газа?

- Надеются, что можно будет купить у соседей, надеются, что к ним придет какое-то СПГ (сжиженный природный газ - ред.), надеются на помощь Европейской комиссии… На все подряд надеются.

- Может это просто красивые слова?

- В этом тоже есть резон. Заявить, что они не хотят покупать российский газ – не то же самое, что на самом деле полностью от него отказаться. Но звучит хорошо. В любом случае они останутся на нашем газе. Та же Польша, все равно будет брать его у Германии или в других соседних странах. Но мы-то со своей стороны слышим публично: «Ваш газ скоро запретят». Ну, хорошо, ваше желание реализуется.

ГАРАНТИИ НА СТОЛ

- Чего добивается Газпром?

- Чтобы нам дали четкие гарантии, что в дальнейшем не будет никаких новых санкций ни со стороны ни Америки, ни со стороны кого-то еще. «Дайте нам гарантии, что он будет работать в течение долгого времени без санкций!» - можно так сформулировать их позицию.

- Но такие гарантии никто давать не хочет.

- Не хочет. Поэтому мы со своей стороны тоже не торопимся идти навстречу Европе и помогать им готовиться к зиме.

- Сейчас распространен тезис, что Россия, Газпром и лично Путин используют газ, как оружие.

- Главное, что его озвучивают люди, которые украли 300 миллиардов долларов золотовалютных резервов, ввели жесточайшие экономические санкции, запретили торговлю, закрыли небо, ввели запрет на импорт российского угля (он вступает в силу 10 августа - ред.), ввели запрет на импорт российской нефти морским путем (вступает в силу 5 декабря 2022 года, - ред.). И эти люди нам рассказывают, что нельзя использовать ограничения в торговле как политический инструмент? И было бы очень наивно рассчитывать, что Россия не будет пытаться использовать свои возможности в торговле как инструмент.

«СЕВЕРНЫЙ ПОТОК-2» МАХОМ НЕ ЗАПУСТИШЬ

- Из ситуации с турбиной есть одномоментный выход. Запуск «Северного потока-2». Это возможно?

- С точки зрения техники никаких проблем с запуском «Северного потока-2» нет. Об этом даже сказал Владимир Путин прилетавшему в Москву Герхарду Шредеру. Другими словами, включить его мы можем хоть сейчас.

- Но политического согласия нет.

- «Северный поток-2» - очень сложный вопрос с политической точки зрения. Так что я пока не вижу, чтобы Европа на него согласилась. Посмотрите, чтобы решить проблему с обычной турбиной для первого «Северного потока» сколько им понадобилось времени: уговорить Канаду, там должны были принять решение, проголосовать и все такое. На это ушло несколько недель. А это, можно сказать, копеечный вопрос на фоне «Северного потока-2».

ШРЁДЕР ПРИМИРЕНИЯ

- Зачем в Россию прилетал Герхард Шредер?

- Официально его супруга сказала, что он обсуждал вопросы энергетики, энергетической политики.

- В качестве переговорщика?

- Надо понимать, что он мог об этом говорить исключительно, как частное лицо. Вряд ли он был эмиссаром господина Шольца. Даже несмотря на то, что Шредер сделал очень много для отношений России и Европы (газопровод «Северный поток» это в том числе его детище), к нему отношение на родине крайне негативное. В немецкой прессе его полощут и смешивают с грязью.

- Так он может о чем-то договориться?

- Не думаю. Больше того, будет удивительно, если его не объявят каким-нибудь агентом Путина на юридическом уровне. Пропаганда давно его так называет.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ КАПУТ

- Чем все это закончится?

- Я думаю, что, чем больше в Европе будут звучать тезисы «нам российский газ не нужен», «мы Россию победим и уничтожим», «скоро откажется от российского газа» (это не я придумал, они на самом деле это проговаривают на всех уровнях власти примерно с марта), тем больше точка зрения, что надо прекратить поставки в Европу, будет укореняться и в России. В таком случае Европу ждет полное сокращение поставок, и это будет для них очень стрессовая ситуация.

- А если мы не закрутим вентиль до конца?

- Даже если полного прекращения поставок не будет и сохранится нынешняя ситуация (когда мы поставляем газ в разы меньше, чем в прошлом году), это будет очень сложно для Европы с точки зрения сохранения своей промышленности. Ей придется закрываться все больше и больше из-за дорогих энергоресурсов.

- Европу ждет тяжелая зима.

- Да не в зиме дело. Зима - это пик сложности. Но и дальше им нужно будет что-то делать.

Я думаю, Европа будет проходить этот кризис за счет деиндустриализации и снижения экономик из-за потери части промышленности, за счет потери конкурентоспособности по сравнению с другими странами мира. Та же Турция, например, будет перенимать на себя часть промышленного потенциала Европы.

- А на России как это скажется?

- Нам в первую очередь, надо думать, как заменить европейский рынок, когда мы будем заключать контракты с китайцами на новые трубы, когда, наконец, займемся проектами новой индустриализации, и так далее.