Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
13 августа 2022 14:26

Пески – наши! Армия ДНР освободила ключевой населенный пункт под Донецком

Спецкор KP.RU Александр Коц - о том, как союзные силы полностью взяли под контроль Пески и начали наступление на вражеские укрепрайоны в селе Первомайское
Армия ДНР взяла населенный пункт Пески, который был плацдармом ВСУ.

Армия ДНР взяла населенный пункт Пески, который был плацдармом ВСУ.

Фото: Александр КОЦ

Если бы восьмилетняя осада Донецка была пастью какого-то зверя, то Пески были самым крупным его клыком, впившимся рядом с сердцем Донбасса. Некогда престижный дачный район областного центра превратился в синоним смертельной угрозы, которая все эти восемь лет собирала свою жатву – жизнями мирных жителей Донбасса. Отсюда, практически из пригорода, велись постоянные артиллерийские обстрелы столицы ДНР. Этот же населенный пункт рассматривался командованием ВСУ и как плацдарм для штурма самого Донецка. При серьезном натиске от аэропорта и до центра города на танке – 15 минут езды.

11 полк ДНР и танковый батальон «Сомали» улица за улицей выгрызали поселок у противника.

11 полк ДНР и танковый батальон «Сомали» улица за улицей выгрызали поселок у противника.

Фото: Александр КОЦ

Попробуйте представить это незримое ощущение постоянной опасности, в котором выросли и пошли в школы дети, звуки разрывов, ставших привычным фоном, ежедневные траурные новости… Сегодня эти люди вздохнули с облегчением. Одной угрозы стало меньше. И от того, что это случилось как-то буднично, небольшой строкой во фронтовой сводке от Минобороны, все еще не верится.

Взятие Песок дает, естественно, не только психологический терапевтический эффект. Отсюда можно развивать наступление, как в сторону Карловки, прирастая квадратными километрами по направлению к западной границе ДНР, так и на север – к Водяному, которое являются одним из ключей на подступах к Авдеевке. Занятие этого села серьезно осложнит противнику логистику.

Танк играет роль артиллерии, только остается неуязвимым для систем контр-батарейной борьбы, которыми Украину вдоволь снабдили ее западные партнеры.

Танк играет роль артиллерии, только остается неуязвимым для систем контр-батарейной борьбы, которыми Украину вдоволь снабдили ее западные партнеры.

Фото: Александр КОЦ

Последние дни я работал в районе Песок, наблюдая, как 11 полк ДНР и танковый батальон «Сомали» улица за улицей выгрызали поселок у противника. Штурмовики в плотном городском бою зачищали дом за домом, артиллерия посыпала позиции ВСУ в десятках метрах от наших войск. Танки лупили и прямой наводкой и по навесной. В последнем случае танк играет роль артиллерии, только остается неуязвимым для систем контр-батарейной борьбы, которыми Украину вдоволь снабдили ее западные партнеры.

Вот многотонная махина выезжает из укрытия и по проложенному маршруту выезжает на позиции перед Песками. Три выстрела, отход назад, в лесополосу, где «зеленка» пока скрывает технику.

Командир танковой роты 11 полка «Сухой».

Командир танковой роты 11 полка «Сухой».

Фото: Александр КОЦ

- По каким целям сейчас работали? – спрашиваю командира танковой роты 11 полка «Сухого».

- Работаем по плановым целям, откуда ведет корректировку противник. Это для нас сейчас в первую очередь. Ведет корректировку по нашей пехоте, по нашим огневым точкам. Уничтожаем доты.

- Дистанция довольно большая до противника. Как получается доставать?

- Опыт уже, научены, умеем навесом бить. Сейчас уже цели не в Песках, а в Первомайском – следующем селе.

- Давно воюешь?

- С 2015 года.

- А до войны кем был?

- Учился.

- Для противника танки – серьезная угроза?

- Недавно видел видео, спрашивали укропов: какое самое страшное оружие для тебя? Он говорит: нет, самое страшное, когда работает танк. Потому что он тебя видит. Танк работает в большинстве случаев прямой наводкой. Сначала было очень сложно. Мы учились, учились уже в боях. До этого готовились к одному, а на самом деле пошло совсем другое. И в итоге уже дальнейших действий мы плавно шли вперед. Продвигались и все больше и больше учились. Когда первые линии обороны начали, первый раз, второй, сейчас вот третий, четвертый, уже намного легче и больше понимаешь противника: как он будет действовать, что он будет делать. Он может затянуть, может, наоборот, сразу тебя подавить.

- Твои ребята-танкисты все местные?

- Нет, не все. Кто с Донбасса, кто с Украины.

- А кто с Украины?

- Я, например, из Житомира.

- Как здесь оказался?

- В 2014 году родители у меня сюда приехали воевать. Я был там, мне было 17 лет, безбашенный малолетка, все прыгают да и я прыгаю. Попрыгал, попрыгал, и потом уже с родителями общаюсь, они мне рассказывают: вот здесь так, здесь так. А на самом деле по телевизору рассказывают совсем другое. Они последнюю собаку доедают, они сами себя мочат, и так далее.

И вот я думал, думал, думал, бросил этих своих замечательных друзей, которые сейчас в «Правом секторе», в «Азове»*, раньше ультрасами были, сейчас они все блатные воины. Звонят мне, желают «счастья, здоровья».

- Привет им передать не хочешь?

- Товарищи, скоро встретимся. Я надеюсь, мы уже увиделись. Скоро встретимся.

- В каком году ты из Житомира сюда приехал?

- В 2015-м. Сразу пошел в танковые войска. Был наводчиком-оператором в 9-м полку еще на тот момент. Это было направление Мариуполя.

- А почему именно танковые? Гражданская специализация?

- Нет, вообще не связано. Понравилось, решил попробовать. Сел за наводчика. Попробовал. Сейчас я уже мощный, а был маленький, худенький. Форму выдали, «Флору». Большая она на мне, в танке едешь, тангента в шею бьет. Нервничаешь, психуешь страшно. Только первый выстрел – и тогда я уже понял: все, я буду здесь. Ни пехота, ни артиллерия уже не интересна.

Танк поперхнулся клубами дизельного дыма и умчал на огневую позицию – разбирать укрепрайон в Первомайском, обеспечивая продвижение наших войск.

*"Азов" признан террористической организаций и запрещен в РФ