Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Общество15 августа 2022 3:58

Новые русские возвращенцы: Деньги кончились - встречай, Родина!

Эмигрантам из России 2022 года уже придумали новое прозвище - релоканты. Как приняла их заграница, а главное - почему многие решили вернуться?
За горами счастье есть - да кто ж его даст? Разве что в виртуальной реальности.

За горами счастье есть - да кто ж его даст? Разве что в виртуальной реальности.

Фото: Shutterstock

ОСТОРОЖНО, РЕЛОКАЦИЯ!

С конца февраля множество людей в панике, с наспех собранными чемоданами, кошками и собаками побежали из страны. Чаще всего это была молодежь, обладатели затертых от виз и штампов загранпаспортов, привыкшие к тому, что мир открыт. А тут спецоперация, санкции, Европа каждую неделю по сантиметру опускает железный занавес. Самолеты на Ереван, Стамбул, Дубай, Белград были забиты такими пассажирами под завязку. Люди то ли уезжали на время переждать неизвестность. То ли бежали навсегда…

Все-таки наш великий и могучий - очень живой язык. Моментально вбирает в себя термины, точно описывающие явление.

Релокация. Переезд, временно, пока не стихнет, на новое место. Это новое слово с той поры прочно закрепилось в лексиконе.

Я тогда еще думала: почему не эмиграция? А спустя полгода поняла. Все-таки тогда была не она. Было другое, именно релокация. Паническая. Многие испуганные вернулись обратно, так и не прижившись на новом месте. А другие, менее нервные и крикливые, подготовившись как следует, отправляются к чужим берегам лишь теперь. И вот это, похоже, уже эмиграция - с билетом в один конец.

АЙТИШНИКИ

Официальных цифр уехавших нет. Никто на границах и в аэропортах отдельно туристов и релокантов не пересчитывал. Кто-то говорит о десятках тысяч, кто-то - о сотнях. Зато социальные срезы, на основании интернет-опросов, подоспели быстро. И стало понятно, что большая часть релокантов - айтишники. До половины всего потока.

Порыв молодых парней и девушек с компьютерами был такой мощный, что их даже на границе при выезде начали отводить в сторонку и отдельно опрашивать. Соцсети тогда наполнились подобным:

- Вылетал в Ереван. Пограничник спросил: «Цель поездки?» Потом: «Чем занимаетесь?» И, услышав, что я делаю компьютерные игры, велел пройти в отдельный кабинет. Таких же, как я, у двери сидело еще 5. Внутри человек в штатском опрашивал меня минут 10, записал в блокнот телефон и адрес, давно ли поездку планировал, просил показать обратные билеты...

В чатах народ раздавал друг другу советы, что отвечать, «чтобы не спалиться». Правда, никто не понимал - с чем не спалиться-то?

- Когда меня в начале марта в аэропорту отвели в кабинет, я все рассказала честно, - вспоминает Анастасия Королькова из Новосибирска, работающая на компанию IT-услуг. - Не стала ничего врать, хотя до этого тоже сидела в чатах и читала эти советы. Сказала, что да, я айтишница, улетаю в Грузию, потому что начались сложности - блокировка сервисов, остановка продаж нужной техники. Что передо мной был выбор: ставить под риски свою работу и клиентский проект, либо срочно решаться на временную релокацию. На вопрос, надолго ли лечу и какие планы, ответила, что хотелось бы вернуться домой как можно скорее. Да, еще было много вопросов про мое личное отношение к происходящему, про мои связи с Украиной, Белоруссией, Европой. Меня держали 40 минут, в конце сильно благодарили, сказали, что я мировой человек, иначе они ничего не понимали, разворачивали людей на границе последние пару дней, потому что четко никто им такого не объяснял.

- Сейчас мы с тобой сидим в кафе в центре Москвы. Ты вернулась! Почему?

- Да, вернулась. Мы зарегистрировали предприятие в грузинской виртуальной IT-зоне. Так что с софтами и облаками проблем не должно быть. Как и с оплатой от иностранных клиентов, в валюте. Границы России не закрыли, пусть и перекладными путями, но уехать можно куда угодно. Пока я здесь, потому что дома все же лучше. У меня здесь парень и квартира в ипотеку. Платить и за арендную в Тбилиси, и за свою в Новосибе накладно. Но кто знает, что будет дальше? Часть наших ребят остались в Грузии. Часть уехали в Турцию. Кто-то вернулся в Россию на лето, не обрывая концы с новым местом релокации.

- Получается, все в подвешенном состоянии?

- Да нет. Пойми, айтишник - человек мира. Он может жить где угодно и работать на кого угодно. Так устроена эта сфера. Зарплаты хорошие. Проблем с трудоустройством нет. Это не подвешенное, а нормальное состояние.

Однако, как мне рассказали в крупной российской компании по программному обеспечению торговых сетей, своих сотрудников они все же ограничили в передвижении.

- Понимаешь, - сказал мне

топ-менеджер этой компании, - в каждой стране свои правила, а мы работаем с российскими. Да, наши программисты на дистанционке. И до начала спецоперации вопросов не было, где они физически находятся. Но теперь даже зарплату мы отправлять за границу не можем. Никто не застрахован и от отключения интернета. Мы объявили сотрудникам - живите где хотите, но только от Калининграда до Камчатки. По этим же причинам отказались от иностранных программистов. У нас были украинцы, индийцы. Но теперь - только свои.

- Есть текучка кадров? Кто-то же мог и по идейным соображениям уехать?

- Мы этого опасались. Но зарплаты у нас приличные. И потом, айтишники политикой хоть и интересуются, не так активны, как журналисты и артисты. Пока все стабильно.

Подтверждает слова коллеги президент IT-ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров. «Из сотрудников российских компаний, работающих на российском рынке, отъезд не превышает 1 - 1,5%», - говорит он.

ГРУЗИЯ, АРМЕНИЯ, ТУРЦИЯ И ВСЕ-ВСЕ

Но по специалистам, работавшим на западные компании, цифры куда печальнее. Многие просто не видели другого выхода, кроме отъезда. Вот они-то и есть основная масса релокантов.

- Я не думал о глобальном переезде, - рассказывает Стас, программист зарубежной IT-компании. - Но тут пришлось. Получать зарплату в долларах у нас теперь невозможно. Компания сама предложила мне переехать, я согласился. Сначала выбрал Стамбул. Поездил в Турции по разным городам, везде наши. В каждом городе есть местный телеграм-канал русских. Да просто пива вечером есть с кем выпить. Но мне в Турции не понравилось, хотя многие планируют там задержаться... Я решил, раз такое дело, попробую путешествовать. Вернулся в Россию, оформил бизнес-шенген. Сейчас в Португалии. Просто сюда билеты стоили более-менее. Думаю, серфингом тут подзаняться. А потом еще куда-нибудь.

- В Россию возвращаться не планируешь?

- Почему же? Вот устаканится все. У меня мама в Томске, родня. Квартира. Я с Родиной рвать связь не собираюсь.

СПРАВКА «КП»

По данным социологов большая часть новых русских эмигрантов осела в Турции (24,9%), Грузии (23,4%) и Армении (15,1%). В Израиль благодаря упрощению правил репатриации уехало 2,8%. Чуть меньше - по 2% - переехали в Узбекистан, Киргизию и Казахстан.

Из стран Европы популярны Сербия (1,9%), Черногория (1,7%), Эстония (1,6%), Германия (1,6%) и Испания (1,5%).

Правда, некоторые страны своими же усилиями начали выпадать из числа привлекательных для эмиграции. Грузия, например, куда поначалу рванул поток наших программистов. Потому что ее свободная IT-зона вдруг оказалась не такой уж и свободной от… русофобии. Мне многие жаловались, что россиянам в Грузии сложно открыть банковский счет. Я даже петицию - обращение к властям видела по этому поводу, которую подписали более 1000 человек.

- Это правда. Предприятие мы зарегистрировали за неделю, а со счетом мучились долго, - подтвердила вернувшаяся из Грузии Анастасия Королькова. - Удалось лишь через серые схемы.

Настя не рассказала, а другой человек поведал в красках. Но имя свое просил не называть.

- Я менеджер в компании, которая работает на немецкую клинику. И 24 февраля из наших 120 сотрудников (все они в Сибири живут) около 100 заявили, что хотят уехать. Руководство схватилось за голову и, чтобы не потерять штат, предложило всех их перевести в Тбилиси. Я поехал все налаживать. Открыл ООО в их виртуальной зоне. А потом два месяца каждый день, как на работу, ходил в грузинские банки. Везде отвечали - русскому бизнес-счет не откроют, от внутренних служб приходит отказ. Мне один политик грузинский взялся помочь. Свел с людьми, они вызвали на встречу. Выглядело это, как бандитские переговоры - окраина города, занюханное кафе, черный джип. Мне предложили помощь… за $10 000.

- Отказался?

- Ну, естественно! За что такие деньги? Другие протеже этого политика предложили открыть ООО на их грузинского подставного директора. Этот вариант отмели уже наши немецкие партнеры. Они никак не могли понять, почему вообще так. Грузии не нужны налоги? И почему это за нами банки не бегают с предложениями, а все наоборот? Это же официальные, белые зарплаты. И тратиться они будут в Грузии. Немцы просто мне не верили.

- Восток есть Восток, Запад есть Запад. Их никогда не поменять местами, - шучу я.

- В Турции же все налажено. Там ребята спокойно легализуются. В итоге пришлось подставного грузина вводить в штат. Но пока банки меня мурыжили, уже программисты передумали переезжать! Паника сошла, в России работа продолжилась в том же режиме. Так что всего 5 человек перебрались в Тбилиси.

- А немецкие партнеры не отказались от бизнеса с русской компанией?

- Нет! И не собирались. У них в руководстве русские немцы. Они все понимают.

- То есть вся эта история с Тбилиси была зря?

- Ну почему же зря. Теперь у нас есть запасной плацдарм...

Как уезжали, решив не возвращаться, так и едут домой со всем, нажитым непосильным трудом... Чего было на родине-то не работать? Фото: Сергей ЕРМОХИН/ТАСС

Как уезжали, решив не возвращаться, так и едут домой со всем, нажитым непосильным трудом... Чего было на родине-то не работать? Фото: Сергей ЕРМОХИН/ТАСС

ГДЕ НУЖНЫ ДЖУНЫ И МИДЛЫ?

Когда начался массовый исход программистов в феврале - марте, российские власти встрепенулись. Это явно их забеспокоило. Западные технологии вдруг стали тотально недоступны из-за санкций, и пришло понимание, что такая корова - айтишник - нужна самому.

Все разговоры про «предателей Родины» официально прикрылись. Государство оказалось практичней - президент подписал указ о поддержке программистов. Там и льготная ипотека, и отсрочка от армии. А премьер объявил, что 85% уехавших айтишников вернулись обратно. Мол, Минцифры отследило поток возвращенцев по сим-картам.

- Реально столько вернулось? Ведь эксперты говорили о сотнях тысяч уехавших, - спросила я у специалиста по рекрутингу в IT-сфере Ирины Белорецкой.

- Мне кажется, что пока и не вернулись так массово, да и не уезжало такое фатальное количество. Не все айтишники востребованы за границей. Начинающим джунам (от английского - junior, «младший») и дома сложно с трудоустройством. Мидлов (средний уровень) много во всех странах. А вот сеньоры (senior, «высший») - высокого уровня спецы, кто в этой сфере лет по 10, они ценны. Но этим людям глубоко за 30, не молодежь, которую можно легко сорвать с места. У них тут и квартиры, и дачи, и дети. Большинство из них не хотят уезжать. А если и готовы, то с подготовкой - заранее определиться с работой, оформить вид на жительство, чтобы детей в школу на новом месте устроить. Но и не надо думать, что таких мало. Тенденция есть. И если сеньоры уедут, то надолго.

- А меры господдержки удержат людей?

- В какой-то степени да, особенно бронь от армии. Но комфортные условия работы важнее.

СПРАВКА «КП»

Исследователи Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) утверждают, что более 50% ИТ-специалистов, уехавших из РФ, хотят вернуться обратно в ближайшие полгода.

ЖУРНАЛИСТЫ, АРТИСТЫ И ОФИСНЫЙ ПЛАНКТОН

Этот класс уехавших совсем из другой оперы. И чувствуют они себя в релокации не так уверенно, как айтишники. Мало у кого есть источники дохода вне России. Переводы денег - целый квест. А найти работу на новом месте, особенно в Армении или Грузии, - задачка.

- Я живу в Армении давно, картину вижу изнутри, - рассказывает известный блогер Александр Лапшин. - Поначалу здесь было мнение, что к нам из России приехали сплошь бизнесмены и айтишники, которые превратят Ереван в новый Сингапур. Но быстро стало ясно, что это не так. Да, есть крупные компании, которые перевели сюда офисы и занимаются бизнесом, технологиями. Но от числа приехавших таких 20%. Остальные - просто люди, которые хотели пересидеть спецоперацию. Те, кто сдал свои квартиры в России, имеют нестабильный доход и не представляют, что будет дальше. Есть еще отдельная категория странных личностей, которые заявляют, что их преследуют в России. Это часто придуманный образ. Одна стендаперша из Питера, никому не известная, была тут. Заявляла, что ее преследуют ФСБ и лично Путин. Но кончилось у нее пьяной дракой с русскими же... В армянских СМИ это освещается негативно.

- Цены на жилье в Ереване хоть чуть упали? Я была у вас в марте, был просто караул!

- Нет! Мы сами в шоке. Аренда хорошей квартиры в центре давно перевалила за $1000, хотя до марта была $300 - 400. Мой друг сдал студию 30-метровую за $1600. За такие деньги в Москве можно снять жилье намного лучше. И получилось, что приехавшие на месяц пересидеть уже истратили свои накопления, проели (местные армяне все удивлялись, что приехавшие сидят в дорогих ресторанах). И не понимают, как дальше жить. В Армении заработать нереально. Схожая ситуация и в Грузии.

А ТЕПЕРЬ - ЭМИГРАЦИЯ

Но теперь у нас в России зарождается «осознанная эмиграция». Уже настоящая.

- Я микробиолог. И сейчас очевидно, что санкции у нас надолго. Как работать дальше, не ясно, нет реагентов и прочего. Занялась поиском работы за границей, - рассказала моя знакомая из Москвы Наталья. - Нашла место. Обрывать концы пока в планах нет. Но уезжаем мы не на год. Ждем вид на жительство и вылетаем с мужем и двумя детьми.

- Я работаю в иностранной логистической компании, - рассказывает петербуржец Александр Копылов. - Наш бизнес в России сильно усложнился, офис постепенно закрывается. Мне наше иностранное руководство предложило релокацию в Эмираты. В сентябре уезжаем всей семьей.

Вот этот поток новых русских эмигрантов нам еще только предстоит почувствовать и изучить.

СПРАВКА «КП»

Кого сколько из уехавших:

45% - представители IT-сферы;

25% - ученые, работники культуры;

15% - офисные работники, служащие, менеджеры, бизнесмены;

8% - журналисты;

2% - другие.