Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Звезды8 сентября 2022 3:59

Евгений Кулаков уже 15 лет снимается в «Следе», зарабатывая на лечение сына с ДЦП

Артист обожает свою семью и готов ради нее на все
Женя и его жена Ольга воспитывают двоих детей: сына Илью и дочь Нику. Фото: Личный архив

Женя и его жена Ольга воспитывают двоих детей: сына Илью и дочь Нику. Фото: Личный архив

Евгения Кулакова хорошо знают по сериалам «След» и «Физрук». 42-летний артист счастлив в браке и воспитывает двоих детей, один из которых, сын Илья, родился с диагнозами ДЦП и аутизм. «Комсомолка» выяснила, как семья актера справляется с воспитанием особенного ребенка и сколько стоит его лечение.

Ошибочный диагноз

На счету Кулакова - под 70 проектов. Актеры такого типа чрезвычайно востребованы. Артисту блестяще удаются роли ботаников, ученых, романтиков в очках, учителей или, наоборот, маньяков - по принципу «в тихом омуте черти водятся». Зрители прекрасно помнят Евгения по роли в сериале «Студенты» - актер сыграл наивного гуманитария Женю Королева. Другая заметная - химик Лев Плюхин из «Физрука». Ну, а самая долгоиграющая - сверходаренный айтишник Ваня Тихонов из детектива «След», идущего в эфире уже 15 лет.

Актер хватается за любую работу, чтобы оплатить лечение своего первенца. У его 18-летнего сына Ильи - ДЦП. И поначалу врачи обещали легкую форму заболевания: «Не будет играть в футбол».

- Невозможно выявить детский церебральный паралич даже на стадии беременности на УЗИ, - объясняет Кулаков. - Поэтому когда мы с Олей (Бужор, однокурсница артиста по Щукинскому театральному училищу, ставшая впоследствии и женой. - Авт.) узнали, что у нас будет ребенок, ничего нельзя было предположить.

Позже к сложному диагнозу добавился другой - аутизм. Подтвердить который в России врачи теперь могут как минимум к четырем годам. В нулевых таких возможностей не было, поэтому новость, разумеется, стала для родителей шоком. До восьми лет они попросту не понимали, что происходит с ребенком.

- Когда Илюша родился в 2004 году, ничего в России для детей с таким диагнозом не было! - сокрушается артист. - Никаких специальных программ, фондов, школ. Мы не могли ходить в садик, потому что к этому не была готова система образования. Не могли пойти в первый класс. Поначалу мы пробовали ходить с Илюшей в коррекционную школу, как было предписано программами. Ничего из этого не вышло.

С рождения Илья обожал книги, тараторил без остановки, рисовал и пересказывал сказки. Но ошибочно назначенные психотерапевтом нейролептики затруднили раннее развитие Ильи - в пять лет ему поставили неверный диагноз «психоз». От таблеток общительный мальчик почти перестал разговаривать. Родители в частном садике подошли к жене Кулакова с ультиматумом: или в группу ходит ваш сын, или наши дети.

Это теперь Кулаков вышел на фонд «Выход». В обычной общеобразовательной школе Центр проблем аутизма открыл инклюзивный класс для детей с аутизмом. В итоге в 2019 году в 15 лет Илья пошел в школу. Там особенных ребят готовили к выходу к обычным первоклашкам. И когда они становились готовы, их потихонечку начинали «внедрять» в обычный класс. Но когда началась пандемия, родители получили письмо: благотворительный фонд больше не может оплачивать работу специалиста в связи с экономической ситуацией в стране. Класс закрыли. И это только полбеды.

Сначала у Ильи выявили ДЦП. Потом к нему добавился еще один диагноз - аутизм. Фото: Личный архив

Сначала у Ильи выявили ДЦП. Потом к нему добавился еще один диагноз - аутизм. Фото: Личный архив

«Учитесь жить в кресле»

Долгое время Илья ходил сам, папа с мамой делали с ним зарядку, растяжку. Но вдруг ребенок начал терять походку. Шел - и валился с подгибающимися ногами. Для начала понадобилась коляска, и тут повезло. Кулакова с сыном пригласили в шоу, посвященное особенным детям, где подарили инвалидную коляску стоимостью несколько сотен тысяч рублей. Затем семья начала искать специалистов, которые могли бы помочь ребенку с возвращением мобильности. Им рекомендовали операцию в Израиле. Пять израильских хирургов-ортопедов отказались брать мальчика с аутизмом на реабилитацию: «Учитесь жить в кресле, что в этом такого?»

- Мы вернулись в Москву и продолжили борьбу, - вспоминает Кулаков. - Встретились с доктором из клиники Илизарова в Кургане (там же ставят на ноги и победителя шоу «Голос. Дети» Данила Плужникова. - Авт.), который объяснил, в чем проблема: сын вырос, а мышцы не успели. Операцию назначили на 17 апреля 2020 года, это как раз был день рождения Илюши. Но коронавирус не дал нам возможности прооперироваться. Я обзвонил 15 фондов, где мне отвечали: «У нас очередь с 2015 года. Извините».

Пришлось обращаться к добрым людям. Сначала в результате клича в интернете для Ильи Кулакова удалось собрать 340 тысяч рублей на вертикализатор («выпрямляющее» приспособление для реабилитации инвалидов), затем - еще 400 тысяч рублей для велоколяски, потому что из старого инвалидного кресла парень вырос.

В конце 2020 года в Кургане Илью все же прооперировали - скорректировали за один раз суставы обеих ног. Теперь он может перемещаться самостоятельно. Сам ходит в туалет, на кухню, режет салат, может попросить развернуть шоколадку и учится читать.

Фото: кадр из сериала "След"

Фото: кадр из сериала "След"

«Принимал роды. Это волшебство!»

Второй ребенок родился у Кулаковых в 2017 году - к счастью, Ника абсолютна здорова.

- Ольга была абсолютно уверена в этом животике (с дочкой. - Авт.), - поясняет Кулаков. - И даже заранее угадала, какой у Ники будет характер. Я принимал роды. Это супер! Незабываемо. Все мужики, которые боятся, идиоты. Просто волшебство. Брат с сестрой прекрасно коммуницируют друг с другом. Это выглядит потрясающе. Дочь садится к нему на колени и едет на коляске вместе. Все оборачиваются.

Относительно стабильный доход Кулакову приносят только съемки в проекте «След» и родной театр «Эрмитаж», где актер служит более 20 лет. Кроме лечения сына, много денег съедает ипотека. После рождения Ники артист взял кредит на 25 лет и купил для семьи трехкомнатную квартиру. Во время пандемии, когда работы не было, семья едва сводила концы с концами. Кулаков нигде не снимался, жили на актерскую ставку в театре и пенсию Ольги и сына-инвалида (это порядка 40 тысяч рублей в месяц). Но артист не отчаивается. И каждый день занимается с сыном.

- Это очень кропотливый труд, - говорит Евгений. - У нас нет причин отчаиваться, потому что есть результат.

Евгений Кулаков в сериале "След"

Евгений Кулаков в сериале "След"

А ЧТО ПОТОМ?

«Интернат страшнее концлагеря»

- Ребенка можно научить, что опасно, а что наоборот. Он знает, например, что шампунь пробовать на вкус нельзя, это вредно, - рассказывает Евгений. - Грубо говоря, это технология. И давал ее специалист, который был у нас в школе. А потом на него кончились деньги. А государство вводит инклюзивное образование в России только с 1 сентября 2022 года. Что будет после того, как Илья окончит школу? Ведь по закону он может продолжать обучение до 21 года, но учиться в старших классах не имеет права. Вариантов немного: или мы продолжаем жить все вместе и поскорее выдаем Нику замуж (смеется), потому что нам больше негде жить. Или ищем Илье «сопровождаемое проживание» - квартиру, где за ним будут ухаживать и следить волонтеры и сменяемые тьюторы. А родители могут приходить, общаться и гулять с ребенком.

В 2023 году Илья Кулаков вместе с режиссером Яной Туминой хочет выпустить спектакль, посвященный принятию обществом особенного ребенка по рассказу Рэя Брэдбери «И все-таки наш...» - про семью, в которой родился первенец из другого измерения.

- Больше собственной смерти я не хочу той судьбы, которая ждет моего сына после того, как у него не станет родителей, - признается актер. - Его могут отправить в психоневрологический интернат, а это страшнее концлагеря. Поэтому я должен жить. И работать. Чтобы научить его коммуникации и самостоятельности.